ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда трапеза закончилась, Танский монах поблагодарил за угощение и спросил:

– Уважаемый правитель области, светлейший господин хоу! Давно ли стоит засуха в ваших краях?

Правитель округа отвечал ему так:

Страны Небесного бамбука
Здесь преддверье.
Наш край зовут Фыньсянь,
А я его глава.
От страшной засухи
Страдают люди, звери.
Три года сушь и зной.
И вся земля мертва.
Невмоготу прожить
Большим и малым людям.
Рыдают жители.
Печальны стоны их.
Две трети умерло, –
О них молиться будем.
Как на ветру свеча,
Дыханье остальных.
Покорный твой слуга,
Я отдал повеленье,
Чтоб мудрецов ко мне
И магов привели.
Пришли мне доложить
Про ваше появленье.
Святые странники!
Вы вовремя пришли.
Я щедро награжу
За вашу добродетель.
Хотя б на цунь один
Дождь вымолите нам,
И я за труд святой, –
Вот солнце мне свидетель! –
Сто слитков серебра
Не медля передам.

У Сунь У-куна, внимательно слушавшего правителя округа, лицо озарилось радостной улыбкой.

– Не говори! Не говори! – перебил он правителя. – Если ты будешь сулить нам даже тысячи серебряных слитков, то не получишь ни капли дождя. А вот если поведешь речь о том, что зачтется мне как подвиг и насколько приумножится счет моим добрым деяниям, то я, старый Сунь У-кун, пошлю тебе в дар обильный благодатный дождь.

Следует заметить, что правитель округа отличался безупречной честностью и благоразумием, любил народ и очень участливо относился к нему. Поэтому он сразу же предложил Сунь У-куну занять почетное место, склонил перед ним колени, совершил поклон и заявил:

– Если ты, почтенный наставник, в самом деле не поскупишься проявить милосердие, то я, твой покорный слуга, не посмею больше говорить о вознаграждении…

– Не будем пока болтать зря, – вновь перебил его Сунь У-кун, – встань, пожалуйста! Прошу тебя только поухаживать за моим наставником, пока я буду занят делом!

– Брат, а как ты будешь действовать? – спросил Ша-сэн.

– Ну-ка, подойдите ко мне! – скомандовал Сунь У-кун. – Один пусть станет справа, другой – слева, будете помогать мне. Все сделаем здесь, в этом зале. Сейчас я вызову дракона и велю ему послать дождь.

Чжу Ба-цзе и Ша-сэн беспрекословно подчинились Сунь У-куну и приготовились выполнять его распоряжения. Все трое находились в нижней части зала. Правитель округа воскурил фимиам и стал совершать обряд поклонения духам, а Танский монах сел и принялся читать сутры.

Сунь У-кун произнес заклинание. Сразу же на востоке появилась черная туча, которая стала постепенно приближаться и опустилась над залом. То был старый царь драконов Восточного моря Ао-гуан. Выйдя из облака, Ао-гуан принял человеческий облик, подошел поближе и, низко поклонившись Сунь У-куну, спросил его:

– Для чего ты звал меня, Великий Мудрец?

– Встань! – сказал Сунь У-кун. – Прости, что заставил тебя явиться издалека по пустячному делу! Этот округ называется округом Бессмертного феникса. Вот уже несколько лет подряд здесь стоит сильная засуха. Я вызвал тебя лишь для того, чтобы спросить, почему ты не посылаешь сюда дождь?

– Да будет тебе известно, – отвечал дракон, – что я нахожусь в подчинении у Владыки неба. И без его повеления не смею появляться здесь.

– Видишь ли, в чем дело, – сказал Сунь У-кун, – проходя через эту местность, я, видя, как страдает народ от засухи, вызвал тебя для того, чтобы ты послал дождь и спас людей от бедствия. Почему ты все сваливаешь на Владыку неба?

– Да что ты? Разве осмелюсь я обвинять Владыку неба? – отвечал царь драконов. – Я не дерзнул ослушаться и прибыл по твоему зову, как только ты прочел заклинание. Но я не могу сейчас ниспослать дождя: во-первых, не имею на то повеления Владыки неба, а во-вторых, я не взял с собой духов-полководцев, которые ведают дождем. Поскольку у тебя, Великий Мудрец, возникло желание спасти здешний народ от бедствия, дозволь мне вернуться к себе в море-океан и собрать там свое воинство, а ты тем временем слетай в небесные чертоги и попроси высочайшего указа о ниспослании дождя, да скажи еще, чтобы служители вод выпустили драконов. Вот тогда, сколько будет назначено в указе, столько я и пошлю дождя.

Сунь У-кун, выслушав дракона, решил, что он прав, и отпустил его обратно в море, а сам подбежал к Танскому монаху и передал ему все, что сказал дракон.

– В таком случае отправляйся и действуй, только смотри, ни с кем не затевай ссоры! – напутствовал Сунь У-куна Танский монах.

– Охраняйте наставника, – приказал Сунь У-кун Чжу Ба-цзе и Ша-сэну, – а я отправлюсь в небесные чертоги.

Едва проговорив последние слова, он тотчас же исчез из виду.

Правитель округа в страхе и ужасе спросил:

– Куда же девался почтенный Сунь У-кун?

– Он сел на облако и помчался на небо, – смеясь, ответил Чжу Ба-цзе.

Проникшись чувством уважения и почтения, правитель округа немедленно оповестил о случившемся всех жителей и велел, чтобы во всем городе, на каждой улице, во всех переулках, в каждом доме, установили таблички в честь царя драконов и чтобы все жители, будь то знатные чины или простолюдины, военные или штатские, приносили бы ему жертвы, а перед воротами домов выставили чаны с чистой водой и пучками ивовых прутьев, а так-же возжигали бы фимиам и воскуривали ладан. Но об этом мы рассказывать здесь не будем.

Обратимся к Сунь У-куну, который на своем волшебном облаке помчался к Западным воротам неба. Он еще издали увидел небесного князя Ху-го, который с двумя другими небесными князьями вышел ему навстречу.

– Великий Мудрец! – воскликнул он. – Выполнил ли ты свой долг и получил ли священные книги?

– Пока еще нет, но уже недалеко до завершения! – отвечал Сунь У-кун. – Мы следуем сейчас по стране Зарослей небесного бамбука и оказались в одном из окраинных округов, который называется округом Бессмертного феникса. Три года народ там страдает от засухи. Я хотел вымолить дождь и спасти людей от гибели. По, когда вызвал к себе царя драконов, он сказал мне, что без высочайшего повеления не осмелится послать дождь, вот я и явился сюда, чтобы повидаться с Нефритовым императором и попросить его высочайшего повеления.

– Очевидно, тому округу дождь не полагается, – сказал небесный князь, – я однажды слышал разговор о том, что правитель округа в звании хоу посмел нарушить законы Неба и Земли и за это наш верховный Владыка наказал его: он велел не посылать дождя в этот округ до тех пор, пока не исчезнут груды зерна и муки и не разомкнётся золотой замок.

Сунь У-кун не понял, что это значит, и потребовал пропустить его к Нефритовому императору. Небесный князь не осмелился преграждать дорогу Сунь У-куну и пропустил его в небесные чертоги. Сунь У-кун прошел прямо к залу Прозрения, где у входа увидел четырех небесных полководцев.

– Зачем изволил пожаловать, Великий Мудрец? – спросили они, встретив его поклонами.

– Я охраняю Танского монаха в его пути на Запад, – стал объяснять Сунь У-кун. – И вот сейчас мы пришли в страну Зарослей небесного бамбука, в округ Бессмертного феникса, который постигла засуха. Правитель округа обратился к магам, чтобы они вымолили дождь. Но это не помогло. Тогда я вызвал царя драконов, но он сказал, что не осмеливается без повеления Нефритового императора послать дождь, поэтому я и явился сюда.

65
{"b":"6347","o":1}