ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– В том округе не полагается быть дождю, – в один голос заявили все четыре небесных полководца.

Сунь У-кун рассмеялся.

– Полагается или не полагается – это неважно, а вы все-таки проводите меня к Нефритовому императору, – твердо заявил он и тут же добавил: – Посмотрим, как он ко мне отнесется.

Один из небесных полководцев, бессмертный старец Гэ Сянь-вэнь, презрительно произнес:

– Есть поговорка: «Муха хвалилась паутину порвать, ну и нахалка!»

– Не стоит с ним связываться, – посоветовал другой небесный полководец, Сюй Цзин-ян, – лучше проведем его во дворец!

Все четверо небесных наставников – Цю Гун-цзи, Чжан Дао-мин, Гэ Сянь-вэнь и Сюй Цзин-ян – ввели Сунь У-куна в зал Чудотворного неба, а сами отправились с докладом к Нефритовому императору.

– Десять тысяч лет тебе царствовать, Владыка наш! – молвили они. – Сунь У-кун, следуя на Запад, достиг округа Бессмертного феникса в стране Зарослей небесного бамбука. Ему вздумалось вымолить дождь для этого округа, за этим он и явился сюда, чтобы просить твоего повеления.

– Да ведь три года назад, в двадцать пятый день двенадцатой луны, когда я лично отправился проверять всю вселенную, объездил все три сферы и побывал в округе, в котором правит негодяй – правитель Шан Гуань, я собственными глазами видел, как он, забыв о добродетели, скармливал псам подношения, приготовленные для жертв Небу и при этом сквернословил и кощунствовал. Я тогда же в наказание дал ему три знамения, они находятся в зале Распространения ароматов. Сведите туда Сунь У-куна, – пускай сам посмотрит, что это за знамения. Если знамения закончились, я немедленно передам ему повеление о ниспослании дождя. Если же не закончились, то пусть больше не суется не в свое дело.

Четверо небесных полководцев тотчас же провели Сунь У-куна в зал Распространения ароматов, где он увидел груду зерна вышиной примерно в десять чжанов, и еще груду муки около двадцати чжанов. Крохотный цыпленок, величиной с кулак, клевал зернышки по одному: клюнет и проглотит, снова клюнет, снова проглотит; у кучи муки оказалась маленькая собачонка золотисто-рыжей масти из породы болонок. Она то и дело высовывала язык, подлизывая муку. Слева стояла железная перекладина, на которой висел золотой замок величиной в один чи и несколько цуней. Дуга у замка была толщиной с палец. Под замком внизу теплилась лампада, и пламя ее непрерывно лизало дугу замка. Ничего не понимая, Сунь У-кун обернулся к небесным полководцам и спросил:

– Что все это значит?

– Негодяй – правитель округа Бессмертного феникса оскорбил нашего Владыку, Нефритового императора, и он установил эти три знамения, чтобы наказать его. Пока цыпленок не склюет все зерно, собака не вылижет всю муку, а огонь не расплавит дугу замка – до тех пор ни одна капля дождя не упадет на землю этого округа.

От этих слов Сунь У-кун до того перепугался, что даже в лице изменился и больше не настаивал на том, чтобы его принял император. Сконфуженный, он вышел из зала, а небесные полководцы стали посмеиваться над ним.

– Великий Мудрец! Не огорчайся и не сердись, – сказал один из них, – с этими знамениями очень легко справиться. Надо только сотворить добрые дела. Если удастся тронуть сердце нашего владыки, то кучи зерна и муки сами распадутся, а дуга у замка расплавится. Уговори правителя округа заняться добрыми делами, и счастье само явится к нему.

Сунь У-кун послушал их совета и отправился назад, на грешную землю, даже не заходя в зал Чудотворного неба, чтобы проститься с Нефритовым императором. В мгновение ока он оказался у Западных небесных ворот, где опять встретился с небесным князем.

– Ну как? – спросил тот – Удалось тебе выпросить повеление?

Сунь У-кун все подробно рассказал ему о трех знамениях и закончил свой рассказ словами:

– Все получилось так, как ты сказал: Владыка не согласился дать повеления. А небесные полководцы, которые только что провожали меня, научили, как поступить: надо уговорить правителя округа обратиться к добру, ибо только в этом он и обретет источник своего счастья.

Сунь У-кун тут же простился с небесным князем и спустился на облаке прямо на землю.

Там его встретили сам светлейший хоу – правитель округа, вместе с Танским монахом, Чжу Ба-цзе и Ша-сэном, а также множество разных крупных и мелких чиновников. Все обступили его толпой и приготовились расспрашивать. Но Сунь У-кун повернулся к правителю округа и грозно крикнул.

– Это из-за тебя, негодяй этакий, народ невинно страдает! Три года тому назад, двадцать пятого дня двенадцатой луны, ты осмелился нарушить законы Неба и Земли…

Правитель округа при этих словах пришел в ужасное смятение, пал ниц и, ползая на коленях, стал спрашивать:

– Почтенный наставник! Скажи мне, откуда ты узнал, что произошло три года назад?

– Как это ты дерзнул скормить псам приношения, предназначенные в жертву самому Небу? – продолжал Сунь У-кун, не слушая правителя. – Говори по правде, как было дело!

Правитель округа, светлейший хоу, не посмел ничего скрыть.

– Три года назад, – начал он, – в двадцать пятый день двенадцатой луны, когда надлежало совершить жертвоприношения Небу, я здесь, у себя в приемной, поссорился со своей женой, неразумной женщиной. Меня охватил такой гнев, что, не помня себя, я опрокинул жертвенник, и все приношения упали на землю. Я действительно подозвал собак, чтобы они съели все яства, лежавшие на земле. Я помню об этом уже два года и никак не могу обрести душевного покоя. Не знал я, что этим прогневаю Владыку неба и причиню вред своему народу. Ныне я встретился с тобой, почтенный наставник, и молю тебя указать мне истинный путь. Скажи, как решили поступить со мной там, в высших небесных сферах?

– В тот день верховный Владыка, Нефритовый император, спустился на землю и сам видел, как ты скармливал псам жертвенные приношения, да еще при этом сквернословил. Вот он и установил для тебя три знамения.

Чжу Ба-цзе не утерпел.

– Какие три знамения? – перебил он Сунь У-куна.

– А вот слушай! В зале Распространения ароматов насыпана огромная куча зерна, примерно в десять чжанов вышиной, и еще одна куча, до двадцати чжанов вышиной, из муки. Зерно клюет крохотный цыпленок, величиной с кулак: клюнет зернышко – проглотит, еще клюнет – еще проглотит, и так все время. А возле кучи муки вертится маленькая собачонка золотисто-рыжей масти, из породы болонок. Высунет язык – лизнет муку, снова высунет – снова лизнет, и так все время. Кроме того, там стоит железная перекладина, на которой висит большой золотой замок. Дуга у замка толщиной с палец, под замком теплится неугасимая лампада, пламя которой лижет дугу замка. Вот, когда цыпленок склюет всю крупу, собачонка вылижет всю муку, а огонь расплавит дугу у замка, тогда только здесь пойдет дождь!

– Брат! Для меня это пустяки! Сущие пустяки! – засмеялся Чжу Ба-цзе. – Ты только возьми меня с собой, я преображусь и в один присест съем все зерно и муку, а дугу у замка разломаю, – вот и все, ручаюсь, что после этого пойдет дождь!

– Перестань болтать глупости! – остановил его Сунь У-кун. – Ведь это же знамение, придуманное самим верховным Владыкой! Как же ты смеешь даже взглянуть на него?

– В таком случае, – вмешался Танский монах, – что нам делать?

– Помочь делу не трудно! Совсем не трудно! – воскликнул Сунь У-кун. – Перед тем, как я покинул небесные чертоги, небесные полководцы научили меня, как поступить: надо только сотворить добрые дела, и все разрешится.

Правитель округа, светлейший хоу, при этих словах опять стал ползать на коленях и отбивать земные поклоны.

– Прошу тебя, почтенный наставник, научи меня, как поступить! – молил он. – Я во всем буду слушаться тебя.

– Если ты готов совершать добрые дела, то скорей молись Будде и читай священные книги, – посоветовал Сунь У-кун, – тогда я смогу помочь тебе; но, если ты не исправишься, я ничего не смогу сделать для тебя, и Небо в скором времени так покарает тебя, что неизвестно, останешься ли ты в живых!

66
{"b":"6347","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Слово как улика. Всё, что вы скажете, будет использовано против вас
Коронная башня. Роза и шип (сборник)
Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе
Земля лишних. Коммерсант
Линкольн в бардо
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения
Тварь размером с колесо обозрения
Не благодари за любовь
Всемирная история высокомерия, спеси и снобизма