ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Правитель округа, светлейший хоу, продолжал отбивать земные поклоны и клялся уверовать в учение Будды.

Тотчас же были приглашены местные буддийские и даосские монахи, которые устроили площадки для священнослужения, а проповедники написали проповеди и в течение трех дней читали их. Правитель округа со всеми сановниками не выпускал из рук священных свечей и с упованием в глазах отбивал земные поклоны, обещая повиноваться Небу и служить Земле, каялся в своих грехах.

Танский монах тоже читал сутры.

И снова было дано повеление по всему округу, чтобы во всех домах и семьях, как больших, так и малых, все мужчины и женщины без исключения возжигали фимиам и прославляли Будду. С этого времени только и слышались призывы к добру.

Сунь У-кун был в полном восторге.

– Вы как можно лучше ухаживайте за нашим наставником и берегите его, – сказал он, обратившись к Чжу Ба-цзе и Ша-сэну, – а я еще раз слетаю на небо и скоро вернусь.

– Брат! Куда же ты опять собрался? – спросил Чжу Ба-цзе.

– Ты же видишь, правитель этого округа, светлейший хоу, послушал меня, старого Сунь У-куна, и действительно принял наше учение, стал почтительным и милосердным и от всего сердца искренне молится Будде. Я хочу еще раз доложить о нем Нефритовому императору и выпросить у него хоть сколько-нибудь дождя!

Тут Ша-сэн стал поторапливать Сунь У-куна.

– Брат! Не мешкай! – сказал он. – Раз надумал, так отправляйся скорей и не задерживай нас в нашем странствовании. Постарайся вымолить дождь, авось это зачтется нам при последующем перерождении.

Великий Мудрец Сунь У-кун вскочил на облако и направился прямо к небесным воротам. Там он снова встретил небесного князя Ху-го.

– Ты зачем опять пожаловал сюда? – удивился небесный князь.

– Хочу доложить, что светлейший хоу, правитель округа, уже обратился к добру!

Небесный князь обрадовался, услышав эту весть.

Пока они беседовали у небесных ворот, к ним подошел небесный гонец, держа в руках даосскую и буддийскую грамоту для передачи Владыке неба. Увидев Сунь У-куна, гонец поклонился ему по всем правилам вежливости и сказал:

– Великий Мудрец! Я прибыл для того, чтобы засвидетельствовать твой подвиг: ты склонил к добру всю округу!

– Кому предназначены эти грамоты? – спросил Сунь У-кун.

– Их следует доставить прямо в зал Прозрения и отдать небесным наставникам для передачи досточтимому верховному Владыке неба – самому Нефритовому императору, – отвечал гонец.

– В таком случае отправляйся первым, – велел Сунь У-кун, – а я явлюсь после, вслед за тобой.

Гонец прошел через небесные ворота, а небесный князь Ху-го обратился к Сунь У-куну с такими словами:

– Великий Мудрец! Не следует тебе являться к Нефритовому императору. Ступай лучше прямо в палату девятого неба прощения грехов и освобождения от бедствий, попроси, чтобы с тобой отпустили на время духов грома, и отправляйся вместе с ними: пусть пошлют гром и молнию. А как только ты отпустишь их обратно, так сразу же польет дождь!

Сунь У-кун послушался его и вошел в небесные ворота. Однако он направился не в зал Чудотворного неба, чтобы просить повеление о дожде, а пошел прямо в палату девятого неба, где ею встретили трое служителей: один от бога Грома, другой от хранителя записей великих деяний и третий от небесного судьи. Совершив положенные поклоны и приветствия, они спросили:

– Великий Мудрец! Зачем изволил пожаловать?

– Есть дело, с которым я должен обратиться к досточтимому Владыке неба, – отвечал Сунь У-кун.

Трое служителей тотчас же отправились доложить о Сунь У-куне своему повелителю.

Небесный судья сразу же сошел со своего трона Девяти фениксов и румяной зари, оправил одежды и вышел навстречу. Когда церемония приветствий была закончена, Сунь У-кун сказал.

– У меня есть одно только дело, с которым я и пришел к тебе, и прошу о помощи.

– Какое дело? – спросил небесный судья.

– Я охраняю Танского монаха в его путешествии на Запад, и вот сейчас мы прибыли в округ Бессмертного феникса, который постигло страшное бедствие – сильная засуха. Мы обещали правителю округа вызвать дождь. Вот я и явился сюда, чтобы попросить тебя отпустить на время твоих начальников-полководцев. Пусть они пошлют туда гром.

– Мне известно, что правитель того округа, в звании хоу, нанес оскорбление всевышнему Небу, – сказал судья. – В наказание Владыка неба лишил тот округ дождя и установил три знамения. Поэтому я не знаю, следует ли ниспослать туда дождь!

– Вчера я был на приеме у Нефритового императора, видел его и просил высочайшего повеления, – улыбаясь, сказал Сунь У-кун. – Он велел небесным полководцам провести меня в зал Распространения ароматов и показать эти три знамения: оказалось, что там насыпана куча зерна и куча муки и висит золотой замок. Стоит только рассыпать кучи и разбить замок, как пойдет дождь. Я опечалился, что слишком долго ждать конца этого знамения, тогда небесные полководцы научили меня, как поступить: они посоветовали склонить светлейшего хоу, правителя округа, и всех его приближенных к свершению добрых дел. Ведь недаром говорится в пословице: «Если у человека добрые намерения, то Небо поможет осуществить их». Авось сердце Нефритового императора смягчится и он избавит народ от бедствий и страданий. Сейчас все жители стремятся к добру. Только что оттуда явился небесный гонец, который направился к Нефритовому императору с грамотами, чтобы доложить о происшедших переменах во всем округе и о свершении добрых дел. Вот я и поспешил сюда, в твой дворец. Отпусти со мною повелителей Грома, пусть помогут мне.

– Раз такое дело, – сказал небесный судья, – пусть Дэн, Синь, Чжан и Тао[39] вместе с богиней Молнии немедленно отправятся с тобой вниз на землю и пошлют гром и молнию в округ Бессмертного феникса.

Вскоре четыре небесных полководца с богиней Молнии и Великим Мудрецом Сунь У-куном прибыли к границам округа и тотчас приступили к делу. Загрохотал гром, заблистали молнии. Вот послушайте, как это было на самом деле:

Мгновенная молния
Желто-лиловым огнем,
Как ярый дракон,
Засверкала с неслыханной силой,
И громом ударив,
Как огненным кистенем,
Зверей по берлогам
От спячки она пробудила.
По небу порхает огонь,
И проворен и жгуч.
И грома удары
В горах разрушают пещеры.
И молнии наискось режут
Расселины туч,
И даль озаряют,
И веют удушливой серой.
Как только ударит, ярясь,
Оглушительный гром, –
И лес, и гора, и река –
Все кругом содрогнется.
Сверкнет ли небесный огонь,
Озаряя кругом,
Как заревом, даль,
И в ответ вся земля всколыхнется!

В течение целых трех лет во всем округе Бессмертного феникса, а также за его пределами, ни сановники старших и младших рангов, ни военные, ни простолюдины не слыхали грома и не видели молний. И вот теперь, при первых же раскатах грома и вспышках молнии, они разом опустились на колени, поставили на головы курильницы с фимиамом, многие держали в руках ивовые ветви и, восхваляя Будду, громко восклицали: «Амитофо! Амитофо!».

Эти благочестивые возгласы действительно тронули сердце Владыки неба. Об этом даже рассказывают древние стихи:

Лишь только мысль
В сердцах людей родится,
Как на земле
И в небе отразится!
Зла иль добра полна, –
Но будет ей ответ.
А если нет его, –
И в небе правды нет!
вернуться

39

Дэн, Синь, Чжан и Тао. – Имеются в виду обожествленные и превращенные в даосских небожителей полководцы, сановники Дэн Ю и Синь Цин-цзи (I I I—IV вв.), а также отшельники-маги Чжан Сянь и Тао Хун-цзин (VI в.)

67
{"b":"6347","o":1}