ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сунь У-кун помолчал, а затем с досадой произнес:

– Мы сами виноваты! Надо было показать оружие и тут же унести его с собою. Как только мы решились оставить его здесь? Скорей всего какой-нибудь дурной человек, который не спит по ночам, заметив сияние, излучаемое нашим драгоценным оружием, сегодня ночью похитил его.

Но Чжу Ба-цзе не поверил Сунь У-куну и продолжал настаивать на своем.

– Что ты говоришь, брат! – сказал он. – Откуда может взяться дурной человек в такой мирной стране, да притом не где-нибудь в глуши или в горах? Несомненно, что кузнецы скрывают правду: они, очевидно, заметили сияние от нашего оружия и решили, что оно очень драгоценное. Ночью они вышли из усадьбы, сговорились с шайкой грабителей и сообща украли оружие. Отдавайте же скорей! – закричал он, обращаясь к кузнецам. – Не то я поколочу вас!

Но мастера, не переставая кланяться, клялись и божились, что не брали оружия.

В это время появился сам князь. Узнав, что случилось, он от страха изменился в лице и долго не мог прийти в себя, только стонал да охал. Наконец он проговорил:

– Священные наставники! Подумайте сами! Ведь ваше ору – жие не простое. Его не сдвинут с места даже сто человек! К тому же, пять поколений моего рода правили в этом городе, и я осмелюсь сказать, не ради красного словца или бахвальства, что мы заслужили доброе имя и прославились далеко за пределами округа. Жители города, как военные, так и гражданские, мастеровые и ремесленники, – все боятся нарушать мои правила и законы и ни в коем случае не позволят себе скрывать правду. Подумайте хорошенько, как могло пропасть оружие.

– Нечего тут раздумывать, – усмехнулся Сунь У-кун. – Не надо также мучить подозрениями бедных кузнецов. Позволь спросить тебя, правитель, есть ли где-нибудь в твоем уезде какие-нибудь горы или леса, в которых водятся оборотни?

– Ты очень разумно поступил, задав этот вопрос, – ответил правитель уезда. – К северу от нашего города находится гора Барсова голова и в горе – пещера Пасть тигра. Одни говорят, что в этой пещере живет праведный отшельник, другие – что там водятся волки и тигры; ходят также слухи, что там обитает какой-то оборотень. Однако я никогда там не был и ничего точно не знаю.

Сунь У-кун рассмеялся.

– И этого достаточно, – сказал он. – Теперь ясно, что оружие украл дурной человек, который живет в пещере. Он узнал, что здесь находятся драгоценные сокровища, и ночью похитил их.

Затем Сунь У-кун обратился к своим спутникам:

– Чжу Ба-цзе, Ша-сэн! Оставайтесь здесь и берегите нашего наставника! Охраняйте также весь этот город, а я быстро вернусь. Кузнецам же он приказал поддерживать огонь в горнах и продолжать работу.

Молодец Царь обезьян! Простившись с Танским монахом, он со свистом умчался и исчез из виду. В один миг достиг он горы Барсова голова, которая, как оказалось, находилась всего в тридцати ли от города. Сунь У-кун поднялся на самую высокую вершину, чтобы оглядеть всю местность. Воздух был насыщен зловонными испарениями. Значит, где-то здесь поселился дьявол или оборотень.

Как дракон-исполин,
Извивается длинный хребет,
Голый гребень вздымая.
Бесконечной грядою
Гора по земле разлеглась,
Целый край обнимая.
Островерхие пики
Крутыми рядами торчат,
В небо дерзко вонзаясь.
По отвесным ущельям
Стремительно льются ручьи,
С высоты низвергаясь.
У подножья лужайки
Чудесной травой поросли
Вдоль отлогого ската,
И покрыта земля
Пестротой небывалых цветов,
Как парчою богатой.
Вековых кипарисов
И сосен, прямых, как стрела,
Строй сомкнулся зеленый.
Кроны древних деревьев
И рощи бамбука шумят,
Забираясь на склоны.
Стрекотанье сорок,
Горных воронов сумрачный грай
Слышен там над обрывом.
Дикий аист трубит,
И в ответ ему хор обезьян
Вторит плачем тоскливым.
Под нависшей скалой
Так привольно с подругой пастись
И оленям и лосям.
Пары лис и енотов
Резвятся в колючих кустах
Под отвесным утесом.
Грозно дыбится кряж,
Как дракона волнистый хребет,
Острый гребень подъемля.
Сто отрогов его,
Извиваясь, расходятся врозь
И уходят под землю.
От холмов Юйхуа
Начинается главная цепь,
Вдаль стремясь величаво,
С древних лет
Не смолкает об этой великой горе
Легендарная слава.

Внимательно оглядывая местность, Сунь У-кун вдруг услышал человеческие голоса где-то за горой. Он быстро обернулся и увидел двух оборотней с волчьими головами. Они шли в северо-западном направлении и о чем-то громко разговаривали.

«Не иначе как это оборотни, посланные в дозор, – решил Сунь У-кун. – Надо пойти за ними, подслушать, о чем они говорят, и узнать, в чем дело».

Прищелкнув пальцами, Сунь У-кун прочел заклинание, встряхнулся и превратился в мотылька. Расправив крылышки и порхая, он догнал оборотней. Мотылек из Сунь У-куна получился великолепный. Вот послушайте.

Парой крылышек он наделен,
Белоснежных, как пудра.
Два серебряных усика –
Блещут в сиянии утра.
То несется стремительно,
Ветром подхваченный резким,
То задумчиво, медленно
Кружится в солнечном блеске.
Через речки летит,
Перепархивает через кручи
И соцветий раскрывшихся
Запах впивает летучий.
Ароматы крадет
И пыльцу по пути собирает,
Беззаботно и весело
С ивовым пухом играет.
Грациозный, живой,
Полный света и радостной дрожи,
Лепестки своих крылышек
Он то раскроет, то сложит.

Летая прямо над головами оборотней, мотылек прислушивался к их разговору.

– Дружок! – громко воскликнул один из них. – Нашему великому князю чертовски везет. В позапрошлом месяце раздобыл себе красотку и теперь забавляется с ней в своей пещере, а вчера ночью достал замечательное оружие трех видов, настоящий клад, которому даже цены нет! Завтра утром он устраивает пир в честь волшебных граблей, то-то мы полакомимся!

– Да и нам изрядно подвезло, – отозвался другой оборо – тень. – Дали нам двадцать лянов серебра на покупку свиней и баранов. Сейчас придем на рынок и первым делом выпьем несколько сосудов вина. К счету на покупку сделаем приписку, заработаем на этом деле два-три ляна и купим себе ватную одежду на зиму. Ладно?

Оборотни, смеясь и разговаривая, вышли на большую дорогу и помчались словно на крыльях.

Сунь У-кун очень обрадовался, услыхав, что будет устроен пир в честь волшебных граблей. Он хотел было убить оборотней, но решил, что они не виноваты, к тому же у Сунь У-куна не было оружия. Обогнав оборотней и приняв свой первоначальный облик, Сунь У-кун встал посреди дороги, поджидая их. Когда оборотни увидели его и подошли вплотную, он дунул на них своим волшебным дыханием и прочел заклинание: оборотни остановились как вкопанные и больше не двигались с места. Они застыли, упершись ногами в землю, вытянувшись вперед с выпученными глазами, не успев вымолвить ни слова. Сунь У-кун повалил их наземь, обыскал и действительно нашел двадцать лянов серебра в мешочках, привязанных к поясу. Там же у каждого лежали таблички, покрытые белым лаком. На одной было написано «Плут-чудак», а на другой – «Чудак-плут».

76
{"b":"6347","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Чернокнижники выбирают блондинок
Бесстрашие. Мудрость, которая позволит вам пережить бурю
Как выжить среди м*даков. Лучшие практики
Путин. Человек с Ручьем
Бумажная магия
Рожденный бежать
Корпоративное племя. Чему антрополог может научить топ-менеджера
Душа в наследство
Вата, или Не все так однозначно