ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— А что там, на крыше? — спросила Аня, по-прежнему держась за Тарана обеими руками.

— Там вертолет, — лаконично ответил капитан.

— А почему вы сказали, что там похуже будет?

— Потому что там могут оказаться не очень разумные люди. Верно, господин Антон?

— Я сделаю все, что в моих силах…— пробормотал босс. — Но вы тоже должны мне гарантировать жизнь!

— Гарантируем, гарантируем! — отмахнулся Ляпунов. — И жизнь, и свободу, и стремление к счастью… Все, на хрен, гарантируем, если твой мудак Магнус не начнет палить.

— Я же сдал вам Полину! — завопил Антон. — Это уникальная девушка!

— Полина — это хорошо, — нервно бросил Ляпунов. — Но без Ани — она просто шлюха очкастая!

— Фи, как грубо! — произнес низким дамским голосом один из бойцов, и Таран понял, что в лифте присутствует Милка. Конечно, «королева воинов», у которой речь была довольно простой и даже мат прорывался регулярно, несколько иронизировала. А вообще-то она была явно сердита. Потому что ей, похоже, очень не нравилось, что Аня так крепко ухватилась за Юрку.

Таран за то, что Полину обозвали «шлюхой очкастой», конечно, не обиделся, но его здорово заинтересовало, почему это вдруг Полина ничего не стоит без Ани. Выяснять, однако, оказалось некогда: кабина остановилась.

— Господин Антон выходит первым! — распорядился Ляпунов. — За ним я, потом Топорик, Аня, Таран и Мила, остальные сзади. Открывай!

Антон приложил свою жирноватую лапу к сканеру, и двери разошлись в стороны. Таран с радостью нюхнул почти свежего воздуха, когда следом за Топориком выскочил в небольшой застекленный зальчик, дожно быть, устроенный над выходом из лифта для укрытия от дождей. Через стекла была хорошо видна плоская крыша невысокого здания, со всех сторон окруженного лесом, а также бело-голубой вертолет «Ми-8», стоявший на крыше, метрах в двадцати от выхода из лифта. Просматривались также две фигурки в камуфляже, нервно прохаживавшиеся около вертолета.

— Бегом! — приказал Ляпунов, немного подпихнув господина Антона стволом автомата. — Вперед, если жить хотите!

Антон, несмотря на свою тяжеловесность, очень бодро припустил в сторону вертолета, за ним дунули капитан, Топорик, Юрка и Милка, ухватившие под руки Аню, а остальные трое немного приотстали. И вскоре Таран понял почему.

Бу-бух! — негромко ударило за спиной. Дзыннь-ля-ля! — из надстройки полетели стекла. Те двое, что стояли у вертолета, тоже были из числа «мамонтов», потому что на этот взрыв не обратили внимания. Они были заняты своим делом, контролировали два люка, ведущие на крышу в обход лифта.

— Грузимся! — заорал Ляпунов. — Быстро! Заводи керосинку!

Первым в отодвинутую дверь вертолета впихнули господина Антона, которого Топорик несколько невежливо толканул в зад, за ними Юрка и Милка буквально занесли Аню, а потом запрыгнули все прочие. Ляпунов заскочил самым последним, когда лопасти крутились вовсю и колеса «Ми-8» уже не касались асфальтовой крыши.

— Газуй! — приказал Ляпунов пилоту, вертолет немного задрал хвост и рванулся вперед, слегка накренившись и постепенно набирая высоту.

— Лишь бы «стингер» не пустили…— пробормотала Милка.

— Уйдем! — уверенно произнес капитан. — Теперь все нормально будет…

Таран между тем обнаружил, что совсем неподалеку от него в салоне вертолета сидит, точнее, полулежит, откинувшись на спинку кресла, явно бесчувственная Полина.

— Она живая? — спросил Таран у Милки, которая сняла шлем и вязаную маску, немало удивив Аню.

— Дышит, но ни хрена не чувствует, — отозвалась воительница. — Говорят, что со вчерашнего дня в себя не приходила. Ты, говорят, с ней на пароходе катался?

Теперь Таран разглядел в глубине салона еще и Тину.

— Катался, — вздохнул Таран.

— Бесстыжая твоя морда, — сказала Милка без обиняков. И отвернулась, всем видом показывая, что такого аморального типа, как Таран, она больше не уважает.

— Ладно тебе, — произнес Юрка, рискнув погладить Милку по бронежилету с наспинной стороны. — Я исправлюсь, честное пионерское. Ты лучше расскажи, как вы до меня добрались.

— Нас не за тобой посылали, — мрачно ответила Милка. — Вот за ней в основном (Милка мотнула головой в сторону напряженно прислушивавшейся к разговору Ани). Приехали куда-то, тихо заменили у господина Антона личную охрану. Сели в его вертолет и вместе с ним прилетели сюда. Антон, конечно, как культурный человек, повел нас сперва к Полине и еще какой-то бабе, которые вчера сюда приехали. Полина вообще в отрубе, а вторая, — на сей раз Милка мотнула головой в направлении нахохлившейся Тины, — тоже придуроч-ная какая-то, ничего не помнит и мелет херню какую-то. Потом их наверх отправили, а господин Антон повез нас к этой (опять кивок в сторону Ани). Глядим — ты в ихней шкуре. Вот и прибрали. А как выходили, что там за разведка была — не знаю. Можешь у Сереги спросить, только он все одно не скажет.

— Это понятно…— вздохнул Таран. — Мы люди маленькие, нам много знать не надо.

— Куда вы меня везете? — спросила Аня. — Опять предложите «хорошую работу»?

— Девушка, — вежливо произнесла Милка. — Ты сидишь — и сиди. Один хрен, от тебя ничего не зависит. Не была б ты такая умная — жилось бы тебе спокойно. Куда привезут, что ты там делать будешь — уже не твоя забота.

— Прекрасная перспектива! — саркастически произнесла Аня и наконец отцепила руку от Тарана, что Милке очень понравилось.

Между тем вертолет все летел, и Юркустало клонить в сон, потому что усталость наконец-то взяла свое. Он откинул голову на подголовник кресла и наглухо заснул. Последнее, что запомнил, была Милка, которая сняла с него тяжелый шлем.

— Сыми ты этот горшок… — по-матерински сказала она. — Вояка!

…Разбудили Тарана только тогда, когда вертолет уже стоял на земле. Было еще светло, но понять, куда они прилетели, Юрка сразу не сумел. Он, конечно, немного выспался, но с голодухи еле ноги переставлял.

— «Мамонты», в автобус! — распоряжался Ляпунов. Бойцы уже выпрыгивали на бетонную площадку, окруженную деревьями, к бело-голубому вертолету задом подавали тягач, а чуть поодаль какие-то мощные люди в штатском уводили господина Антона, Аню и Тину к большому черному джипу. Полину в этот момент на носилках грузили в машину с красным крестом. Все это Таран разглядел только краем глаза. Да и то очень узкого, потому что глаза у него все еще слипались. Он еле шел, и если б его Милка не поддерживала, то непременно споткнулся бы.

Но все-таки до автобуса она его дотащила, и там Таран заснул вторично, правда, ненадолго, потому что автобус, как видно, должен был только перевезти «мамонтов» с одного края летного поля на другое. Там стоял транспортный самолет, возможно, даже тот самый «Ан-26», на котором Юрка улетал в «командировку». Только теперь лететь пришлось не в пассажирском салоне, а в грузовом, или, как его важно назвал здешний борттехник, транспортно-десантном отсеке. Как эта машина поднималась в воздух, Таран не запомнил, потому что заснул, едва уселся на лавочку и привалился к теплому боку Милки. С другого боку сидел тоже очень большой и теплый Топорик, который заботливо снял с себя вязаный подшлемник и натянул его Юрке на уши, потому что на высоте было очень даже прохладно.

Потом Тарана разбудили на месте посадки, довели до родного «мамонтовского» «ГАЗ-66», куда погрузили буквально по системе «за руки, за ноги». Там он в очередной раз заснул и проснулся уже на базе «мамонтов», «разоруженный и разоблаченный», как выразилась Милка, которая вместе с бойцами закатывала Тарана в койку. Народ при этом, кажется, ржал, поскольку когда с Юрки стащили трофейную камуфляжку и тельняшку, то под всем этим оказался еще и шикарный костюм с рубашкой и галстуком. Сути шуточек Юрка все равно не понял, а если и понял, то не запомнил. Все это двойное одеяние с Тарана сняли, укрыли одеялом, и уж тут он заснул до самого утра.

ГОРЕЧЬ УСПЕХА

По подъему Тарана не будили, и в этом ничего необычного не было. В «бойцовской» роте всем, кто накануне был «на боевых», давали отоспаться. Разбудили его только тогда, когда вся команда Ляпунова — их в общей сложности, не считая Тарана, было десять человек — собралась на завтрак. Умыться и побриться, конечно, не забыли, переоделись в свой нормальный камуфляж и, построившись в колонну по два, к которой примкнула вынырнувшая откуда-то Милка, отправились жрать.

105
{"b":"635","o":1}