Содержание  
A
A
1
2
3
...
13
14
15
...
108

Но Коля не звонил, никакой команды не объявлялось, а потому Юрка продолжил движение по маршруту, отмеченному на карте. Он успел сделать еще пару поворотов. Теперь, согласно карте, он должен был проехать под эстакадой, пересечь Садовое кольцо и проехать мимо спорткомплекса «Олимпийский». А далее переехать проспект Мира и следовать дальше через Банный переулок в направлении Комсомольской площади и Сокольников.

Юрка миновал эстакаду, оставив позади Цветной бульвар и уже приближался к спорткомплексу, когда вновь напомнил о себе телефончик. На сей раз Коля, уточнив местонахождение Тарана, заявил:

— Есть изменение. Проедешь чуть подальше, до Олимпийского проспекта, вывернешь к Рижскому вокзалу и дальше поперек проспекта Мира — на эстакаду. Пока все. Если можешь, чуточку прибавь.

Юрка чертыхнулся, потому что маршрут изменился. Хоть и не очень сильно, потому что вел в принципе в ту же сторону, но явно уводил Тарана от более тихих улочек на оживленные магистрали. Зимой Таран в этих местах уже бывал, и даже тогда движение казалось ему сумасшедшим, хотя тогда он тут на автобусах катался. Да, это все-таки намного хуже, когда принимаешь решения под чью-то диктовку. Что там, почему маршрут поменяли — неизвестно. А ему, Юрке, надо теперь еще и скорость прибавлять. Фиг его знает, что из этого выйдет.

Но Таран зря переживал. Все-таки он в этих автомобильных потоках не сплоховал и выбрался на длиннющую эстакаду, ведущую в сторону Сокольников. Опять телефон зазвонил:

— Проехал эстакаду?

— Да, — проворчал Юрка, не скрывая раздражения. Потому что опасался, что Коля скажет: «Молодец, конечно, но придется тебе разворачиваться и обратно ехать!» Однако поступила совсем неожиданная команда:

— Выбирайся к метро «Красносельская». Любым маршрутом!

— А дальше?

— Жми туда, сказано! Максимум через пятнадцать минут ты должен быть там!

Таран наскоро прикинул, как туда ехать, и порулил, уже не чертыхаясь, а просто-напросто матерясь. Фиг его знает, сейчас заедешь куда-нибудь, а там все перекопано или просто в затор попадешь…

Тем не менее он все же не только добрался до «Красносельской», но и уложился в срок, затратив на все про все двенадцать минут. Притормозив неподалеку от станции, Таран вновь услышал писк телефона.

— Отлично! — сказал Коля так, будто наблюдал за Юркой по телевизору. Теперь смотри за выходом. Она должна быть в светло-зеленом плаще с пояском, на шее

— косыночка бело-голубых тонов, на плече — сумочка черного цвета, на ногах

— полусапожки на шпильках. Волосы собраны на затылке заколкой темно-красного цвета. Выходи из машины, она уже поднимается по эскалатору. Встречай!

Да уж, блин, четко работают эти ребята! И на фига им только такой профан, как Юрка? Неужели сами не смогли бы ее утащить? Почему им так важно, чтоб он уговорил эту бабу?

Но серьезно задумываться было некогда, хотя какое-то тревожное предчувствие у Тарана появилось.

Юрка вылез из машины, дошел до выхода из метро и стал ждать. Минуты не прошло, как Аня появилась из дверей. И вот удивительно! Она сразу же заметила его и, несомненно, узнала. Цок-цок-цок! — Аня улыбнулась и направилась прямо к Юрке. Так, будто они были старыми приятелями, учившимися по крайней мере в одной школе, если не в одном классе — последнего никак не могло быть, потому что Аня была лет на пять старше Юрки.

Таран, мягко говоря, прибалдел. Создавалось впечатление, что госпожа Петерсон прямо-таки ждала этой встречи аж с февраля месяца.

— Здравствуйте, Юра! По-моему, вы ждете меня.

— Вообще-то да…— ошеломленно пробормотал Таран. — Но я не знал, что вы в курсе.

— Тут вы ошиблись. Я абсолютно не в курсе. Просто вы так уперлись в меня взглядом, что мне стало ясно — это по мою душу.

— Я даже сам не был уверен, узнаю ли вас, — по-прежнему в легком смятении сказал Юрка, — а вы сразу узнали.

— У меня хорошая зрительная память. Особенно на те лица, которые я видела в необычных обстоятельствах. Вы опять передадите мне привет от Генриха и Вальдемара?

— Да, — кивнул Юрка, поражаясь догадливости этой бабы.

— Только давайте, если можно, сядем в машину.

— С удовольствием! — сказала Аня. — Сидеть лучше, чем стоять. А еще лучше, если вы меня прямо домой подвезете. Я тут хотела заехать кое-куда по дороге с работы. Кстати, откуда вы узнали, что я буду на «Красносельской»?

— Чуть позже объясню, если можно.

Юрка проводил Аню к «девятке», посадил на «штурманское» место и, решив с ходу брать быка за рога, взволнованно произнес:

— Аня, вы извините, тут такое дело… Короче, вам опасность угрожает. Какая именно, я не знаю, но, похоже, исходит она от тех людей, что Павла Степановича застрелили.

По идее, Аня могла и не поверить. Или поверить, но повести себя не так, как она себя повела. Она не стала нервно смеяться, не стала ужасаться, а только спросила:

— Вы нашли меня только для того, чтоб сообщить об этом, или для того, чтоб предложить свою помощь?

— Для того чтобы предложить помощь, — сказал Юрка, — есть люди, которые хотят обеспечить вашу безопасность. Они попросили меня привезти их к вам.

— А почему они сами не пришли ко мне? — Пожалуй, это был первый вопрос, который Таран смог предсказать.

— Потому что с вами мы уже знакомы. Раз вы мне отдали зимой диски, значит, поверили… — сказал Юрка.

— Ну, вообще-то я отдала диски тому, кто назвал пароль. После того как Павел Степанович погиб, мне стало ясно, что эти диски — опасная штука. Поэтому, когда вы появились, я их отдала с большим облегчением. А вовсе не оттого, что вам поверила. Вполне возможно, что вы приличный человек, но те люди, которые вами руководят, — подонки и сволочи.

— Может быть, — сказал Таран неожиданно для самого себя, — но я уверен, что те, другие, — еще хуже. Поэтому вам лучше поехать со мной. Я думаю, что сегодня вечером или, на худой конец, завтра вас просто убьют.

— Неплохой выбор! — усмехнулась Аня. — Интересно, а что вы будете делать, если я сейчас выпрыгну из машины и заору «Караул, насилуют!»? Застрелите меня во имя спасения от тех «суперподонков»?

— Нет, — сказал Таран, внутренне поежившись от этой угрозы. — Вы просто и сами себя угробите, и меня подставите. Сейчас, между прочим, за нами наверняка наблюдают. И «те», и «наши». Если вы позовете милицию, то нас заберут обоих. А потом туда придут представители от этих «фирм» и будут с ментами торговаться. Типа аукциона устроят. Короче, кто больше даст, тому и продадут. Если перетянут «наши», то все будет так же, как если б вы добровольно со мной поехали. А если перетянут «ихние», то нас к вечеру обоих уроют.

— Вы это серьезно? — нахмурилась Аня. — Неужели разложение милиции уже зашло так далеко?

— До чего оно дошло, — произнес Таран, — я не знаю, но почти уверен, что так будет…

В этот момент опять затюлюкал телефон.

— Это они? — спросила Аня. — Ваши хозяева?

— Да! — ответил Юрка и Ане, и в трубку.

— Молодец, — прогудел голос Коли. — Ты уже полдела сделал, в чем задержка, я не понял? Почему стоим? Ехать надо!

— Тут не все понятно… — путано пробормотал Таран.

— Значит, так, — сказал Коля, — чтоб было все понятно, сунь палец под приборную доску, в левый угол, и нащупай кнопочку. Нажмешь — и заблокируешь двери, чтоб у нее не было позывов выскочить. Это я сам виноват, забыл про нее предупредить. Сразу после этого езжай к нам. Действуй!

Юрка не стал сразу же тянуться к кнопке, опасаясь, что Аня все-таки исполнит свою угрозу насчет: «Караул, насилуют!» Впрочем, она покамест сидела спокойно и не стала выскакивать из машины, пока Таран говорил по телефону, хотя вполне могла бы это сделать. Должно быть, кое-какие Юркины слова заставили ее задуматься.

— Инструкции получили? — спросила Аня с иронией.

— Нет, — Таран мотнул головой. — Скорее нагоняй. Нас уже ждут, опаздываем, должно быть.

— Тогда поедем, — неожиданно заявила она. — Нельзя заставлять людей ждать…

14
{"b":"635","o":1}