Содержание  
A
A
1
2
3
...
25
26
27
...
108

Завершив трапезу, Юрка хотел было вернуться в комнату, но в это время со двора послышался лязг отпираемых ворот и урчание машины, а еще через несколько минут в дом вошел Коля.

— Отоспался? — спросил он довольно хмуро.

— Как смог, — отозвался Юрка. — Когда вы меня обратно возвращать собираетесь?

Коля, как видно, этого вопроса ожидал.

— Своевременно или несколько позже. Точнее, как раз несколько позже. Я вообще-то думал, что отправлю тебя сразу, как только Аню на место отвезу. Но тут небольшое осложнение вышло. Нет, с ней все нормально, доехали без проблем. Те, кто с ней встретиться жаждал, встретились. Ну, а я уже собирался сюда ехать, только решил немного перекурить. Вдруг подбегает парень и орет: «Ты еще не уехал? Слава богу!» В общем, оказалось, что Ане для ее дела нужно кое-что из дома прихватить. Дискету под номером 18-09. Как мне объяснили, она сама предлагала съездить, но тем, кто с ней работает, показалось это слишком рискованной затеей. Во-первых, никто не знает, что у нее на уме, может, она эту дискету просто придумала, чтоб попытаться удрать. Во-вторых, «эти», которые вчера с нами махались, свое наблюдение с дома не сняли. То ли подозревают, что она еще может появиться, то ли еще по какой-то причине. Скорее всего стеклят, чтоб мы из квартиры чего-нибудь не вынесли. Наших ребят они знают наперечет… Догадываешься, об чем речь пойдет?

— Ну и ловкие вы ребята! — покачал головой Юрка с явной язвительностью в голосе. — Меня, что ли, собрались на скок послать? Я замки вскрывать не умею…

— Какой скок? — произнес Коля. — Вот, она ключики дала, видишь?

— Ну и что? Квартира небось на сигнализации стоит… Вы с Птицыным это дело согласовали?

— Нет там никакой сигнализации — это раз. С Птицыным все согласовано — это два. Никто из наших ребят у Ани на квартире не бывал и даже расположения комнат не знает, а ты знаешь даже то, где дискеты лежат, — это три. Наконец, если хочешь, можешь сам не ходить, а предложить это сделать Аниному хахалю, Гене этому самому. Она ему записочку написала на всякий случай, там же его адрес написан… Ты поел?

— Покормили.

— Тогда давай, топай.

— Прямо сейчас? — удивился Юрка.

— А хрена ли телиться? Раньше сядешь — раньше выйдешь…

У Тарана никаких вещей с собой, как известно, не было, так что собираться ему было не надо. Они с Колей вышли во двор и уселись в темно-красную «Ниву», на которой тот, как видно, отвозил Аню к «хорошим людям».

Выехали со двора, прокатили по поселку и так далее, по знакомому маршруту в сторону Ленинградки.

— Туда, к самой улице, — объяснял Коля, придерживая баранку двумя пальцами,

— я тебя не повезу. Где-нибудь на «Соколе» выгружу или даже раньше. На «Речном вокзале», например. А дальше поедешь городским транспортом. Деньжата на это дело есть?

— Есть, — кивнул Таран.

— Ну и нормально. Теперь давай по времени прикинем. Часа три тебе на все это дело хватит?

— Смотря где высадишь, наверно, — хмыкнул Таран. — На «Соколе» — одно, на «Речном вокзале» — другое.

— Да там минут пятнадцать разницы будет, ерунда! Короче говоря, я тебя буду ждать на «Речном» с четырех до пяти вечера. Если в 17.00 не появишься, начнем тебя искать. Будем считать, что нештатная Ситуация какая-то.

— Ну, а такое может быть, что ты уедешь, а я в 17.05 появлюсь? Что тогда делать?

— Хороший вопрос. Тогда позвонишь по телефону Клавдии Михайловне. Зимой ты по нему звонил, говорят.

Таран помнил и этот телефон, и дальнейший порядок действий, и то, что произошло потом.

Зимой он звонил по телефону из квартиры Лизки Матюшиной, после того как узнал, что Павел Степанович убит, и не решился идти на запасную явку.

Тогда трубку, как и полагалось по сценарию, снял мужчина. После чего Юрка произнес первую условную фразу:

«Будьте добры, позовите Клавдию Михайловну!»

На это тамошний мужик должен был ответить:

«Извините, но тут такая не проживает». Именно так и ответил этот тип.

Потом необходимо было как можно естественнее произнести:

«Ой, прошу прощения! Мне нужна Клавдия Васильевна, я отчество перепутал!» Юрка сказал точка в точку как велели и очень натурально.

Далее мужику полагалось еще раз «обломить» Тарана, то есть сказать: «Клавдия Васильевна отсюда переехала полгода назад». А вот после этого он должен был произнести самое основное: «Попробуйте позвонить по телефону 908-09-30».

Звонить по телефону, который Тарану сообщил неизвестный абонент, вовсе не требовалось. В, этом семизначном числе содержалось время встречи — 9.30 грядущего утра. Именно к этому времени Юрка должен был прибыть на станцию метро «Новослободская» и встать около каната, ограждающего мозаичное панно с изображением молодой советской мамаши с младенцем на руках, голубка с пальмовой ветвью в клювике и ленты с надписью «Миру — мир!». Там было и еще что-то изображено, но Птицын, когда инструктировал, вспомнил только эти детали.

Прибыв на место. Юрка должен был ждать появления человека с пластиковым пакетом фирмы «Марина де Бурбон», где должны были находиться газеты «Сегодня» и «Завтра», а затем, не вступая в разговор, следовать за этим человеком. Человек должен был остановиться у какой-то легковой машины и достать одну из газет.

Если он вынимал из пакета «Сегодня», это означало, что все в порядке. После этого гражданин с газетами и пакетом должен был отвалить в неизвестном Юрке направлении, а сам Таран — подойти к машине и три раза постучать в стекло правой задней дверцы. Затем его должны были пустить в эту машину и там, как выразился Генрих, «в интимной обстановке» Юрке должны были объяснить, что делать дальше.

Однако, если гражданин, остановившись у машины, вместо «Сегодня» вытащил бы газету «Завтра», то Тарану следовало считать, что произошел облом, и любым способом, как можно быстрее сваливать из столицы и внимательно смотреть при этом, не идет ли за ним «хвост».

На практике все прошло прекрасно: мужик достал газету «Сегодня», Тарана посадили в машину, и там он познакомился с неким Семеном, который собрался отправлять его в родной город. Но Таран, как уже известно, перепаниковал, решил, что Семен его мочить собирается, и смылся, тем самым обрекая себя на целую кучу новых неприятностей.

Естественно, что Тарану этот вариант не очень понравился. Не то чтоб он не доверял Семену и компании. Просто эти ребята при новой встрече непременно пройдутся насчет его зимнего побега. Обсмеют наверняка! Но это был только один момент. Тогда все было четко и ясно. Перекантоваться до 9.30, приехать на нужную станцию, если покажут газету «Завтра» — смываться из города. Но тогда у Юрки были деньги на билет, и он в принципе мог уехать, вообще не обратившись к Семену. Просто тогда задание Птицына не было выполнено, и Таран считал не вправе уезжать, не позвонив «Клавдии Михайловне». Сейчас он сам по себе уехать не сумел бы — денег у Юрки хватило бы только на проезд в городском транспорте и на звонок по телефону. Опять, что ли, угонять машину? В тот раз повезло, но не всегда так хорошо получается…

В общем. Юрка решил, что он кровь из носу, а уложится до пяти часов.

— Да, вот еще что! — вспомнил Коля. — «Авторучка» при тебе осталась?

— Точно! — подтвердил Таран,порывшись в карманах куртки.

— Отдай мне, пожалуйста. Негоже, если тебя с ней поймают.

Юрка без сожаления отдал эту опасную игрушку. Правильно, на фиг она нужна, больше никого усыплять не требуется.

СНОВА В 56-й

Безо всяких приключений и «хвостов» Коля довез Тарана до «Речного вокзала».

— Машин невпротык, — проворчал он, указывая на забитую транспортом магистраль. — На метро быстрее доберешься. Ну все, пока. С четырех до пяти на этом самом месте. Не забудешь?

— Надо думать… — хмыкнул Юрка и вылез из машины.

Спустившись в метро и усевшись в вагон, идущий в сторону центра, Таран изучил схему линий метро, похожую на паутину, и прикинул, что на сей раз поедет по Кольцевой, а не через центр, как в прошлый раз, когда добирался от «Сокольников» до «Войковской» и испугался Полину.

26
{"b":"635","o":1}