ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На сей раз никакой Полины ему на пути не попалось, и Юрка благополучно добрался до «Сокольников», где поднялся наверх и немного подождал нужный автобус.

В течение всего этого времени, включая и поездку в автобусе, Таран размышлял над тем, какой из предложенных вариантов выбрать. То есть идти ли в квартиру самому или предложить сделать это Гене.

Конечно, самому идти было рискованно. Во-первых, кто-нибудь из соседей ведь небось на место Павла Степановича уже кто-то вселился! — мог увидеть незнакомого парня, открывающего дверь в чужую квартиру. Через глазок, например, или спускаясь вниз по лестнице. При этом наиболее хитрые наверняка не станут вылезать на площадку, а предпочтут тихо позвонить в милицию. Таран ведь не просто должен открыть квартиру, а еще и дискету отыскать под номером 18-09. Неизвестно, сколько их там всего и сколько времени уйдет на то, чтобы просмотреть содержимое коробочек. Зимой Юрка видел не меньше двух десятков таких коробок. Так ему помнилось, во всяком случае. Надо было рассчитывать минут на 10-15, а за это время ГНР из ближайшей ментуры успеет подъехать и отловить Тарана с поличным. При этом ему нельзя ничего объяснять ментам. Пожалуй, лучше, если просто примут за воришку. Хотя, надо полагать, есть опасность, что могут и по-крупному раскрутить.

Во-вторых, не стоило забывать, что два братка на той самой даче могли уже и проспаться после инъекций из «авторучки». И хотя бы один из них мог более-менее четко запомнить лицо Юрки. Если «наблюдатели», которые, по словам Коли, приглядывают за подъездом, возьмут их с собой, то ничего хорошего Тарана не ждет.

Но привлекать к делу Гену Юрке тоже не очень хотелось.

Для начала его просто могло не быть дома — в библиотеку, допустим, уехал или в магазин ушел. Во-вторых, он может попросту не узнать Юрку — Гена видел Тарана всего один раз три с лишним месяца назад. Во-третьих, рассказывать ему правду нельзя. Конечно, Аня написала какую-то записку, которую, кстати, Таран покамест не удосужился прочесть — народу во— круг было много, а Юрке не хотелось, чтоб кто-то видел, как он читает этот листочек. Наверняка там, естественно, ничего сверхсекретного не написано, но все равно лучше прочесть ее без свидетелей. Но опять же в силу того, что в записке будет написано очень мало, Гена наверняка станет задавать вопросы, которые сейчас предсказать невозможно. Весьма вероятно, что Юрке придется врать на ходу, а у него это дело всегда получалось плохо. Из этого может последовать как минимум отказ выполнять просьбу Ани, а как максимум — звонок в милицию со всеми вытекающими отсюда последствиями. Наконец, было еще одно обстоятельство, скорее морально-психологического, чем рационального свойства, — Юрке было ужас как неудобно перед этим Геной. Парень он неплохой и, должно быть, в Ане души не чает. А паскудник Таран не только похитил, но и совратил его подружку. Конечно, Юрка Аню не насиловал и не принуждал к сожительству, но все равно, получилось нездорово.

В общем, Юрка все же принял предварительное решение: идти в 56-ю квартиру самостоятельно. А Гену пошлет только в том случае, если заметит кого-либо подозрительного на подступах к подъезду.

Улицу, где побывал зимой, Таран узнал легко и сошел на нужной остановке, хотя зимой оба раза приезжал сюда на машине.

Выскочив из автобуса, Таран не спеша перешел улицу, благо движение на ней было небольшое, а сама улица довольно узкая. Пока переходил, оглядывал окружающую обстановку.

В принципе тут было предостаточно мест, в которых могли бы находиться «наблюдатели». Вдоль улицы стояло немало автомобилей, и легковых и грузовых, это раз. Во-вторых, нужный Тарану подъезд был неплохо виден из дома напротив. Ну, и ко всему прочему, неподалеку от остановки — той самой, на которой Юрка выходил, — располагался ларек. У Тарана почему-то именно этот ларек вызвал наибольшие подозрения. Возможно, потому, что зимой на этом месте никакого ларька не было. И сам Юрка, если б затевал наблюдение за подъездом, тоже посадил бы человека в ларек, если б имел возможность выбирать. Машина, конечно, удобнее, потому что ездит и, ежели что, может тут же прицепиться «хвостом». Однако машина, в которой постоянно сидят люди, может в конце концов привлечь внимание. И не только самого объекта слежки, но и каких-нибудь посторонних доброхотов, которые настучат об этой подозрительной машине. Можно, конечно, регулярно менять машины, прятать наблюдателя в крытом кузове, но тогда примелькается сама точка, с которой наблюдают. То же самое — сажать наблюдателя в дом напротив. Во-первых, ежели у этого наблюдателя по чистой случайности нет квартиры в этом доме, то надо либо эту квартиру арендовать — а это недешево! либо вообще покупать, что совсем дорого. Можно, конечно, пристроиться на чердаке или у окна на лестничной клетке, но там жильцы могут заметить и принять за воров. А вот ларек — дело верное. Сидит человек, торгует, скучает, на ; улицу смотрит. И, кстати, его кто-нибудь сторожить может, так что и напарником никого не удивишь.

Уже перейдя улицу, Юрка подумал, что вообще-то на этом месте должны быть две точки, которые наблюдают за подъездом. Одна — Коли и его товарищей, а другая — «тех», конкурентов. Поэтому если он правильно прикинул, то где-то поблизости должен был находиться еще один ларек или что-то подобное.

И точно — ларек был. Он стоял уже на этой стороне, улицы, чуть подальше, у въезда во двор. Но развернут был окном поперек улицы, что давало прекрасную возможность рассматривать всех входящих в подъезд.

Где чья точка, конечно, Таран разбираться не собирался.

Но отчего-то почувствовал, будто находится если не в перекрестье прицелов, то уж взглядов — точно. Хотя, кстати сказать, эти самые ларьки могли быть самыми мирными торговыми заведениями.

Это нехорошее ощущение заставило Юрку побыстрее проскочить в подъезд через просматриваемое из ларьков пространство. Не бегом, конечно, но по меньшей мере ускоренным шагом.

В подъезде он почувствовал себя чуточку спокойнее. На лестнице было тихо, никаких шагов и голосов не слышалось. Похоже, что и в квартирах жильцов не было — как-никак, рабочий день только-только перевалил за середину.

Юрка стал неторопливо подниматься наверх, на ходу просматривая записочку, которую написала «фрекен Петерсон»:

«Геночка! Будь другом, сходи ко мне домой, забери дискету номер 18-09. Она очень нужна Юре. Ты его помнишь, он нам зимой помогал телевизор везти. Целую, Аня».

Когда Таран добрался до квартиры 56, то ощутил легкий мандраж, хотя вообще-то умел сохранять хладнокровие и в более крутых ситуациях. Ему уже и взрываться доводилось, и в перестрелках участвовать, и под завалом лежать, и по горящим домам бегать, и машины с трупами в проруби топить, но в чужую квартиру он еще никогда не лазил. И рука у него, прямо скажем, немного дрожала, когда он, вытащив из кармана Анины ключи, взялся отпирать замки. Всего их было два, для одного требовался простой плоский ключик, а для второго — большой, с двойной бородкой, как от сейфа. Первый замочек открылся с очень слабеньким скрежетом, а вот второй громко щелкнул — будто выстрелил. Аж эхо по лестнице пошло. Тарана при этом словно бы током дернуло. Но тем не менее никто в соседних квартирах не зашумел, не завозился. То ли все привыкли, что замок у Петерсонов так громко щелкает, то ли просто никого не было дома. А может, замок щелкал не так уж и громко, просто это Юрке с непривычки показалось.

В общем, дверь открылась, и Таран проскользнул в квартиру, а дверь постарался закрыть помягче, чтоб не грохнула.

Еще переступая порог, Юрка думал, что будет делать, если вдруг, допустим, Анины родители почему-то окажутся дома. Вдруг решили ни с того ни с сего отпуск прервать и, ничего не сообщая дочери, приехали? Но тишина, стоявшая в комнатах, подсказывала, что Юрка зря волнуется.

Теперь требовалось добраться до Аниной комнаты. Конечно, заблудиться в трехкомнатной квартире было сложно, но Таран очень опасался что-нибудь сдвинуть, свалить или переставить, нарушив здешний порядок, отчего господа Петерсоны могут догадаться, что в их жилище проникал посторонний и не этот ли посторонний похитил их единственную дочь. И хвататься за что-либо Юрка боялся фиг его знает, может, его пальчики уже лежат в какой-нибудь ментовской картотеке.

27
{"b":"635","o":1}