ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сумасбродная мысль — махнуть на «нехорошую дачу» и освободить Гену Тарана еще не оставила, но уже достаточно охладела. Даже не потому, что он не верил в удачу. В конце концов, когда он в компании с Милкой дважды — прошлым летом и нынешней зимой — штурмовал резиденцию Дяди Вовы, а потом Седого в бывшем пионерлагере химкомбината, шансов было совсем немного. Нет, просто он понимал, что лезет не в свои сани и может невзначай подставить Птицына. В конце концов, у того тоже нервы не резиновые и заниматься воспитанием бестолкового бойца ему может надоесть.

— Куда ехать-то? — робко спросил Суслик, когда «шестерка» выехала со двора и покатила до улице в сторону метро «Сокольники».

— На «Речной вокзал», — сказал Юрка, постаравшись придать голосу твердое звучание, будто он с самого начала туда собирался. Суслик поежился и порулил, размышляя над тем, чем вся эта история может кончиться лично для него.

Выходило, что ничем хорошим. Тот, что сидел за спиной, пристрелит даже в том случае, если машину окружат менты с автоматами — Суслик чуял в нем человека без башни и без тормозов. Куда он заставит Суслика ехать, неизвестно. Вполне возможно, что «Речной» не крайняя точка. Сперва этот зверюга потребует ехать за город, потом куда-нибудь в лесок, а там, глядишь, заставит вылезти — и пристукнет. Но не повиноваться — значит быть застреленным уже сейчас, немедленно. А этого Суслик не хотел категорически.

Возможность того, что Таран его помилует и отпустит — даже отобрав машину и «пушку», хрен с ними! — Суслик рассматривал как некую хрустальную мечту. Правда, при этом у него было вполне ясное представление, что в этом случае его ждет очень сложное объяснение с товарищами по работе. Кончиться оно может не менее плачевно, хотя особой вины в том, что Сидора и Митю замочили, Суслик за собой не чуял. На его личный взгляд, конечно. Как братва посмотрит — вопрос другой. «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать…» — Суслик дедушку Крылова в школе проходил, хотя мало что помнил, кроме этой фразы.

Но все-таки он послушно крутил баранку, надеясь на лучшее.

Тарану, конечно, хотелось задать много вопросов Полине. Начиная с того, как она вернулась к маме с папой, хотя, как представлялось Юрке, Птицын не собирался ее отпускать. Ну, а закончил бы он вопросами о том, каким образом она попала в одну компанию с Сидором, Митей и Сусликом, как заманила в ловушку Гену и так далее. Но Тарану не хотелось, чтоб она слишком много рассказывала при Суслике. Пусть их Колины ребята сами допросят. Причем порознь, чтоб не сговаривались.

В общем, к тому моменту, когда «Жигуль» подруливал к метро, у Тарана уже было четко выработано мнение: дискету он достал, нашел сверх плана пару людей, которые могут пролить кое-какой свет на судьбу Гены, а дальше — хоть трава не расти. Ему еще вчера было положено вернуться к Надьке.

Поскольку Суслик стремился строго соблюдать правила дорожного движения, опасаясь невзначай ускорить собственную кончину — не от ДТП, естественно, а от пули! — синяя «шестерка» добиралась до «Речного» гораздо медленнее, чем могла бы. Но на часах Тарана было всего 16.10, так что об опоздании и речи не шло. Да и сам Коля небось только-только приехал.

Темно-красная «Нива» действительно стояла и дожидалась Тарана. И Коля стоял, облокотившись на крышу машины, покуривал. Таран заставил Суслика подкатить почти впритык к «рашен джипу». Теперь у Юрки была серьезная проблема, как высадить водилу и пассажирку так, чтоб они не разбежались. Ведь они не дураки, догадаются, что здесь при большом стечении народа Таран стрелять не станет. Какой бы трус ни был Суслик, а уж этот момент он просечет. Да и Полина, хотя вроде бы поехала с Юркой вполне добровольно, может выкинуть фокус: бабы люди непредсказуемые.

Поразмыслив, Юрка опустил стекло и негромко позвал:

— Коля! — Вообще-то Таран сильно сомневался, что его здешний шеф все сразу поймет. Юрка должен был на метро подъехать, а не на «Жигулях». И с собой, по идее, никого привозить не должен. В конце концов Коля мог подумать, что Тарана сцапали и теперь приехали за Колей. Не орать же ему здесь, в людном месте, что я тут, мол, двоих под пистолетом держу?!

Но Николай оказался догадливым. Он сам подошел к «шестерке» и быстро разобрался, кто у кого в плену.

— Так, — сказал он. — Сейчас поедете за мной. Не отставайте!

И быстро отбежал к своей «Ниве». Таран подождал, пока Коля вырулит из ряда, и приказал Суслику:

— Трогай следом!

Суслик вздохнул и отпустил тормоз.

— Юрик, — в явном волнении произнесла Полина, — я должна все объяснить! Я не нарочно! Меня заставили!

— Заткнись! — скорее посоветовал, чем приказал Таран. — Приедем на место расскажешь все по порядку. Не спеши!

Как и следовало ожидать, Коля покатил в сторону той самой укромной дачки, на которой Юрка провел (и приятно провел!) минувшую ночь. Дорога заняла немного времени, никто хвостом не привязывался, и очень скоро обе машины вкатились в уже изве9тный Тарану тупичок, а затем проехали через ворота.

— Привет! — оскалилась золотом Фрося. — Давненько не видались, однако. И опять новые гости. Это как, за чей счет, извиняюсь?

— Белено передать! — Вместо ответа на эти язвительные реплики Коля вынул из-под куртки сложенный вдвое конверт. Фрося заглянула в него, улыбнулась и сказала:

— Ну, это уже по-людски. Если не сам печатал, конечно. Я ведь проверю!

— После проверишь. Сейчас размести гостей. Вот этого, — Коля указал на Суслика, — помести в самое безопасное место. Девочку — в другое. Лично ее досмотришь и ответишь, если что прозевала…

— Ладно, ладно! — проворчала Фрося, которой не понравился Колин тон. «Ответишь!» Раскомандовался, как у себя дома!

Тот тоже неожиданно окрысился:

— Тебе уплочено, халява старая! Бабки дали — отрабатывай!

Здешние охранники, услышав, что базар переходит в резкую форму, выжидательно поглядели на хозяюшку: сейчас врезать Коле или немного погодя? Но Фрося, как видно, хорошо знала, что на Николая ворчать можно, а вот бить его ни в коем случае. Тем более что он, как видно, не настроен нынче на шуточки.

— Чего пялитесь? — рявкнула она на своих молодцов. — Проводите этого хлопца в безопасное место… А ты, очкастая, — со мной пойдешь.

И крепко взяла Полину за руку, а затем повела куда-то за угол дачи. Таран хотел вылезти из «шестерки», но Коля сам влез на заднее сиденье.

— Дискету привез? — спросил он строгим тоном.

Таран вытащил драгоценную пластиночку и подал Коле. Тот повертел ее в руках, осмотрел наклейку и сказал:

— Ты уверен, что это та самая?

— Я не просматривал… — пробормотал Таран. — Давай, я лучше по порядку все расскажу?

— Рассказывай! — кивнул Коля. Юрке показалось, что ответ «я не просматривал» Николая весьма устроил.

Таран принялся излагать все по порядку. Коля слушал, кивал, что-то соображал, но не перебивал. Когда Юрка завершил свою исповедь, Николай закурил и задумчиво произнес:

— Очень все это весело: два трупа, причем один без гарантии, живая мама, сын на «нехорошей даче»… Плюс эта твоя знакомая, которая «что-то знает», и Суслик-придурок. Везучий ты, однако, на приключения!

— Николай, — сказал Таран с обидой в голосе, — мне что, надо сдохнуть было?

— Сказать откровенно? — вздохнул Коля.

— Скажи, чего стесняться…

— Понимаешь, я лично — человек простой и доверчивый. И я могу во все это прямо так, с ходу, поверить. Тем более что вчера сам влетел, как кур в ощип. И в то, что Гена дискету взял, и в то, что тебе пары минут не хватило, чтоб с Сидором разминуться, и в то, что Полина эта влипла случайно…

— Этого я не говорил, — поправил Юрка, — она, между прочим, на той самой «нехорошей даче» вполне своя девушка была. И братец ее, Кося, на них пахал помаленьку, пока его не траванули. Просто она сейчас визжит, мол, «не виновата я, он сам пришел!», а как на самом деле было — уточнять надо.

— Вот видишь, — еще раз вздохнул Коля, — даже ты сам, молодой и не испорченный жизнью человек, проявляешь недоверие. А есть люди, которым все, что ты сейчас рассказал, может показаться недостоверным. Даже если Полина с Сусликом все подтвердят в общих чертах и в частностях. Потому что вы трое в глазах этих людей запросто могли сговориться…

33
{"b":"635","o":1}