Содержание  
A
A
1
2
3
...
36
37
38
...
108

— А почему я-то? — спросил он. — Небось та же Фроська ее запросто полотенцем удавит…

— Торопыга ты, Юрик! — раздраженно произнес Коля. — Я разве сказал тебе, что ее мочить требуется? Я только сказал, что она нам здесь, на даче, больше не нужна. Но она нужна другим людям, которые готовы нам за нее хорошие бабки заплатить. Зачем она им нужна — не мое и не твое дело. Но поступила команда от руководства — передать ее им.

— Ну и что? — спросил Таран. — Пусть бы приезжали сюда сами и забирали…

— Юра, это такие люди, которым не хотелось бы здесь показываться. И нас приглашать в свою контору им как-то не с руки. Почему — объяснять долго, нудно и скучно. Начальство Посчитало, что будет гораздо лучше, если все это произойдет где-то на нейтральной территории и задействованы будут люди, которые напрямую к обеим фирмам не относятся. Ты отдашь Полину какому-то мальчику с их стороны, получишь от него денежки — десять стобаксовых пачек в картонной коробке. Пересчитаешь, убедишься, что тебе не впарили «кукол», уложишь пачки в коробку, коробку — в пластиковый пакет и вернешься сюда.

— А если мне, извиняюсь, вместо нормальных баксов самопал впарят? нахмурился Юрка. — Я ведь, если честно, ни бум-бум в этих делах.

— Это будут наши проблемы, — оскалился Коля. — До сих пор тамошние люди такими делами не баловались. А насчет «кукол» я сказал чисто абстрактно. Ты отвечаешь только за то, чтоб пачек было десять и чтоб в них лежали бумажки, похожие на доллары хотя бы так, как тот голый мужик с двумя бабами — на прокурора Скуратова. И чтоб Полина нормально доехала.

— Когда и куда? — спросил Таран.

— Сначала послушай вот что. Мы Полине объяснили, и, кажется, очень убедительно, что вернуть ее домой к маме и папе — это то же самое, что отдать ее Зубу и компании. Она с этим, по-моему, даже внутренне согласна. Соответственно мы ей сообщили, что нам она очень симпатична и мы решили найти для нее безопасное место, где она сможет пересидеть нынешние трудные времена. В это она поверила несколько меньше, но все-таки поверила. Ты должен строго придерживаться этой версии и ничего лишнего ей не рассказывать.

— Об этом мог бы и не предупреждать, — усмехнулся Юрка.

— Извини, но это моя обязанность. Она до последнего момента не должна ни о чем догадываться. Теперь конкретно, когда и куда. Примерно через двадцать минут, — Коля глянул на часы, — вы с Полиной сядете в «шестерку» господина Суслика, судьба которого тебя больше волновать не должна, и поедете вот сюда…

Тут Коля развернул перед Тараном топографическую карту Подмосковья и указал пальцем на край одного из крупных голубых пятен, обозначавших водохранилища.

— От нас туда всего ничего, километров двадцать пять. Вообще-то это зона отдыха считается, но сейчас погода плохая, вода еще холодная, купальщиков и рыбаков нет. Так что особо любопытные вряд ли появятся. И ментов тоже не будет. Вот тут, где якорек, — дебаркадер. Пристань, короче говоря. Около 22.00 сюда подойдет частный катер. Не моторка, а такой теплоходик небольшой с названием «Светоч». К этому времени вы должны быть на пристани и стоять там в обнимочку у поручня. С катера вылезет парень и спросит: «Молодые люди, не желаете ли прокатиться? Имеем на борту отдельную каюту. Бар, холодные закуски, музыка. Цены умеренные!» Запомнил?

— Естественно, — хмыкнул Таран. — А если там, допустим, еще одна пара стоять будет и этот тип сперва к ним подойдет?

— Скорее всего, эта пара если и будет там стоять, то все-таки сперва о цене поинтересуется. А этот парень такую заломит, что у любого среднего гражданина уши завянут.

— Ну, а если там не «средний», а «новый русский» окажется?

— Настырный ты парень, Юрик! — поморщился Коля. — Если этому парню неправильно ответят, он дажедрамого президента с женой не посадит. Правильный ответ такой: «Смотри, Света! Этот кораблик в честь тебя называется! Поехали, а?»

— Значит, я должен Полине объяснить, что она на время становится Светой?

— Да, конечно. Потом сядете на теплоходик, ты отведешь Полину в каюту, скажешь, что для спокойствия запрешь ее на ключ. А сам пойдешь якобы в туалет. На самом деле отправишься в задний салон и там проведешь все денежные расчеты. Затем отдашь ключ от каюты, хозяева посадят тебя в «казанку» с мотором и высадят на бережок недалеко от той же пристани. Сядешь в «шестерку» и порулишь сюда. Отоспишься, а завтра с утра я тебя лично отвезу к самолету. Часам к десяти уже сможешь супругу обнять и доложить, что ты ей верность соблюдал от и до!

Таран пропустил эту шпильку мимо ушей. Он спросил по делу:

— Мне обратно, между прочим, сто тысяч баксов везти придется. С голыми руками или как?

— Почему? — пожал плечами Коля. — Получишь «пушку» Суслика и его ксивку охранника. Все это уже в «шестерке» лежит, прямо на сиденье водителя. Фотку твою мы, пока ты дрыхнул, с паспорта пересняли, печать подрисовали чуть-чуть. В общем, для сельской местности сойдет, но все же постарайся с ментами не общаться. Наверно, догадываешься, что в СИЗО тебе туго будет до суда дожить…

Юрка догадывался. Никому он там живой не понадобится. Даже Птицыну.

— Это мне ясно, — сказал он. — Что сейчас делать?

— Иди забирай Полину. Фроська в курсе. И попроси у нее «Антиполицай» на дорожку. А то от тебя спиртным несет прилично. Карту мою возьми с собой, на случай если заплутаешь. Ну, пока, до завтра! Мне пора отчаливать.

Коля спустился с Тараном вниз, пожал ему на прощанье руку и вышел во двор, где через какое-то время заурчал мотор. А Юрка, спрятав под куртку карту, направился в кухню, где его с улыбочкой встретила Фроська.

— Проинструктировал Колька? Он это любит, начальника изображать! Хотя сам всегда на подхвате был. Но хитрый. С ним вообще-то ухо востро держать надо, доверительно прошептала хозяйка. — Учти! Другому бы не стала говорить, а тебе намекаю. Понял? В общем, на таблетки, пожуй от запаха, а я пошла девку твою выводить.

Таран понял, что ему, должно быть, не пристало видеть, где содержатся здешние пленники, и подождал немного в кухне. «Антиполицай», конечно, употребил.

Фроська явилась довольно быстро и привела за руку немного бледную Полину.

— Вот, — торжественно объявила толстуха, — вручаю без расписки. Забирай, теперь ты за нее в ответе.

— Благодарю за доверие, графиня! — прикололся Таран и сделал церемонный кивок, как гусар какой-нибудь.

— Ну-ну! — хихикнула Фроська. — На подоконнике, говоришь? Хи-хи-хи!

И сделала нечто похожее на книксен. Даже Полина, которая явно беспокоилась за свою судьбу, и та улыбнулась.

— Ладно, — сказал Юрка, — пошли, Полина. Загостилась ты у тети Фроси.

«Шестерка» стояла в углу двора, а на водительском сиденье лежал пластиковый красно-белый пакет с черной надписью «Bond street». В пакете обнаружилась подмышечная кобура с пистолетом и удостоверение частного охранника, раскрыв которое Таран обнаружил, что отныне он является Суслопаровым Валерием Викторовичем. Вероятно, так в миру именовался Суслик. Над судьбой его вообще-то Коля велел не задумываться, но Юрка и без всяких раздумий догадывался, что ежели господин Суслопаров еще жив, то это ненадолго.

— Садись, чего стоишь! — пригласил Таран, открыв правую дверцу, и Полина послушно уселась, даже ремень безопасности пристегнула. Юрка тем временем надел пистолет под куртку, проверил, легко ли его выхватить из кобуры, вынул магазин, выщелкал из него патроны, поглядел капсюли, потряс каждый патрон около уха, чтоб услышать внутри гильзы характерный шорох пороха, осмотрел, нет ли на гильзах царапин. В общем, убедился, что патроны выглядят нетронутыми, то есть что пули из них не выдергивали и не засыпали внутрь вместо пороха сахарный песок. Наверно, он не стал бы проводить столь тщательную проверку, если б не Фроськино предупреждение насчет Коли.

— Ты им не доверяешь? — тихо спросила Полина, в то время как Таран снаряжал магазин.

— Я всем не доверяю, — произнес Юрка и, закончив снаряжать магазин, отложил его в сторону, после чего разобрал пистолет, убедившись, что в нем и пружина нормальная, и боек не сточен. После этого собрал оружие, вставил магазин, дослал патрон и, поставив пистолет на предохранитель, запихнул его в кобуру.

37
{"b":"635","o":1}