ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Подумав обо всем этом, Таран несколько заволновался, ибо если обитатели здешних дач уже оповестили о взрыве местный райотдел, то менты с минуты на минуту могли приехать на место происшествия, а заодно обшмонать всю близлежащую территорию. Вряд ли, конечно, ментовским собакам удастся по мокрой траве выйти на след Юрки, но зато хозяйские собаки, злобно ворчащие за забором, могут подсказать коллегам, где его искать.

Именно поэтому Юрка решил, что пора топать хоть куда-нибудь, вылез из-под куста и двинулся вдоль забора вправо. Идти влево означало двигаться в сторону шоссе, на котором вот-вот могли появиться милицейские машины.

Забор оказался жутко длинным и к тому же, как оказалось, через двести метров повернул под прямым углом. Таран сообразил, что этим забором скорее всего обнесена не отдельная дача, а целый поселок, к тому же застроенный отнюдь не халупами-хозблоками, а двух— трехэтажными особняками. Именно их огни и видел Юрка через просветы между деревьями.

Положение стало совсем хреновым, если не сказать хуже. Продолжая двигаться вдоль забора, почти параллельно шоссе, Таран неизбежно возвращался в сторону пристани. Правда, забор до нее непосредственно не доходил, но даже если там есть километр свободного от дач берега, то это ничего не решит. Не будет же Юрка, как Ермак или Чапаев, бросаться в волны и переплывать водохранилище с криком: «Врешь, не возьмешь!»? А в том, что удастся проскочить между дачами и берегом, Таран сильно сомневался. Скорее всего хозяева этих дворцов и берег приватизировали, довели забор до самой воды, поставили там охрану с ружьями и собаками, дабы ихним благородиям не мешали спокойно жить. Небось и на их частных пристанях, около одной из которых, возможно, пришвартован «Светоч», имеются надписи: «Не приставать, не чалиться!»

Попробовать проскочить мимо пристани? А что там дальше? Опять забор и опять поселок. Таран пытался припомнить карту, которую ему выдал Коля, — от нее небось уже и пепла не осталось! Однако ничего путного не припоминалось. Дороги Юрка запомнил неплохо, но вот то, что вокруг и вдоль них, — намного хуже. Вроде бы дальше по берегу какой-то пансионат или санаторий должен быть. Может быть, через его территорию проскользнуть удастся? Если, конечно, не перехватят еще на пристани…

Тем не менее это было все же менее безопасно, чем выходить на шоссе. Там, даже если не заподозрят ни в чем напрямую, могут проверить документы просто так, для порядка. И обыскать заодно. Если найдут паспорт на одно имя, а удостоверение охранника на другое — уже повод, чтоб задержать.

Так или иначе, но Таран продолжил свой путь вдоль забора. Собаки, правда, с той стороны больше не гавкали, но зато из окон долетала музыка, неясный говор людей — нынче ж выходные… Впрочем, тут такие домины, что народ на этих дачах, возможно, вообще живет постоянно.

Неожиданно забор кончился, точнее, круто повернул в сторону водохранилища. А вот со стороны дороги Таран увидел то, чего опасался больше всего: голубоватые высверки мигалок и пиликанье сирен. Именно поэтому он решил как можно скорее добежать до воды, а там утопить пистолет с кобурой, доллары и все документы на имя Суслика. Придраться будет не к чему, если, конечно, ментов вызывали напуганные взрывом дачники — они, кстати, не больно напугались, если сидят и музыку крутят. Но вот если вся эта подстава была хорошо продумана, то ментов мог вызвать как раз тот мужик с дебаркадера, который нажал кнопочку. Пульт, с которого он подал команду на взрыв, уже давно нырнул с пристани в воду. И ежели что — на него никто не подумает. А вот опознать Тарана как человека, приехавшего на «шестерке», он имеет полное право. И Степаныч, возможно, несмотря на общеподдатое состояние, его поддержит. Да еще вспомнит, что сажал этого парня с дев кой на «Светоч». Если цель подставы — стравить Колю с Васей, то этим она будет всецело достигнута.

Впрочем, Таран все еще не ответил для себя на вопрос: «Кто виноват?», а потому не торопился с выводами.

Протопав еще около сотни метров вдоль забора, он вышел к берегу водохранилища, на который по-прежнему набегали довольно большие по речным понятиям волны. И тут он услышал какой-то шорох в прибрежных кустах. Конечно, это могла быть и бродячая собака, и кошка, «которая гуляла сама по себе», но Таран все же выдернул из-за пазухи пистолет, хорошо при этом понимая, что стрелять здесь, в нескольких сотнях метров от милицейских машин, прикативших на место взрыва, — весьма и весьма стремно. С другой стороны, тот, кто прятался в этих кустах, вполне мог быть кем-то, присланным проверить, хорошо ли взлетел на воздух Таран, и, увидев свою недоработку, мог доделать дело из какого-нибудь бесшумного инструмента. Разглядеть Юрку на фоне горевших за забором светильников этот гражданин мог запросто. А вот куст, где что-то шевелилось, находился в тени какого-то высокого дерева, и рассмотреть, что там находится, Тарану было нелегко.

В общем. Таран принял оптимальное решение — отскочил от световых полосок подальше в тень и присел за стволом дерева, держа пистолет на изготовку.

Вообще-то он ожидал, что вероятный противник либо пальнет на звук, либо притихнет, пожелав получше выцелить Юрку. Но ни того, ни другого не случилось. Из подозрительного куста выскочила какая-то тень и не то выкрикнула сорванным голосом, не то прошептала громко:

— Не уходите! Помогите!

Тарану голос показался знакомым. Более того, он его вообще узнал, но подумал, будто это глюки наехали. Тем не менее, когда тень, выскочившая из куста, попала в световую полоску, Юрка понял, что его посетили и слуховые и зрительные галлюцинации одновременно — он увидел, что тень есть не что иное, как промокшая до нитки Полина…

ОТКУДА ТЫ, ПРЕЛЕСТНОЕ ДИТЯ?

Вообще-то Таран скорее готов был увидеть живым и невредимым Суслика, чем ее. В конце концов, те клочья одежды на обгорелом трупе, которые позволили Юрке считать, что Суслик, уже будучи мертвецом, находился у него в багажнике, могли , и обмануть. А вот то, что здесь, на берегу, возникла Полина, ; которую он оставил в уютной каюте на «Светоче», казалось гораздо менее вероятным. Если даже представить себе, что Вася заплатил за нее фальшивыми долларами — по идее эти доллары должны были быть очень высокого качества, раз для них использовали отлично скопированные заклейки Федеральной резервной системы США, а потому стоили лишь немного меньше настоящих! — то все равно, навряд ли для того, чтоб просто выбросить ее за борт. Юрка почти не сомневался, что если такие люди, как Вася, намереваются кого-то утопить, то эти «кто-то» уже не выплывают.

Стало быть, получалось, что Полина каким-то образом сама сумела выпрыгнуть за борт и добраться до берега. В это тоже верилось с трудом, во-первых, потому, что девушки такого склада, как Полина, могут решиться на такой шаг только в самых исключительных обстоятельствах, а во-вторых, потому, что люди такого склада, как Вася, по идее учитывают все возможные обстоятельства, чтобы помешать побегу тех, кого они почему-либо захватывают.

Наконец, мог быть еще один, правда, маловероятный вариант: Полину высадили на берег в качестве приманки для Тарана. Допустим, если уже выяснилось, что он остался цел и бегает где-то между дорогой, заборами и водохранилищем. Впрочем, эту версию Юрка отмел довольно быстро, потому что по идее сразу после того, как он подскочил к Полине, на него должны были налететь те, кто расставлял силки. Но Таран не только подскочил к Полине, он еще и успел оттянуть ее подальше от света, а на него никто не напал.

— Откуда ты, прелестное дитя? — спросил Юрка шепотом.

— Из… воды… — пробормотала она, выбивая зубами чечетку. — Я п-прыгнула… П-прямо из окна к-каюты…

— Там же стекло? — удивился Таран.

— Его в-вынуть м-можно…— проляскала зубами Полина, прижимаясь к Юрке, чтоб было хоть чуточку теплее. — Н-на-писано: «При аварии в-выдерните шнур и выдавите стекло…» К-как в-в авт-тобусе…

— Ас чего это тебе взбрело?

43
{"b":"635","o":1}