ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Родео на Wall Street: Как трейдеры-ковбои устроили крупнейший в истории крах хедж-фондов
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Тролли пекут пирог
Преследуемый. Hounded
Белокурый красавец из далекой страны
Заложники времени
Дочь авторитета
Дело о бюловском звере
Твой второй мозг – кишечник. Книга-компас по невидимым связям нашего тела
Содержание  
A
A

— Ты не устал? — услышал Юрка тихий-претихий шепоток.

— Не-а… — столь же тихо отозвался Таран и нежно погладил Полину по грудкам, а потом — между прочим, в первый раз за все время их знакомства! ласково поцеловал в губы. При этом он, конечно, чуток скосил глаза направо

— не проснулась ли Василиса. Нет, та по-прежнему похрапывала. Юрке вовсе не хотелось, чтоб она вмешалась в это дело и опять превратила сексуальный процесс в спортивную акробатику. Ему отчего-то захотелось пообстоятельней приласкать Полинку. Все-таки его с ней много что связывает. Прошедшей зимой немало приключений пережили, теперь еще прибавилось… Конечно, она иногда бывает очень занудной, капризной, истерики закатывает и вообще товарищ не очень надежный. В разведку, конечно, как принято говорить, с такой не пойдешь. Впрочем, в разведку Таран вообще согласился бы идти только с одной бабой — с Милкой. Потому что уже хорошо знал, что она, в натуре, «королева воинов».

Замуж Полину Юрка бы тоже не взял, и даже не потому, что у него уже штамп в паспорте стоял. Нет, просто из таких девиц ни матери приличные, ни хозяйки обычно не получаются. Они привыкли, что о них родители заботятся, и того же требуют от мужей, хотя вообще-то .у этих мужей может нет ни времени, ни сил на то, чтоб одновременно и семью содержать, и по магазинам бегать, и детишек нянчить. Не говоря уже о том, что у громадного большинства мужиков Российской Федерации нет денег на то, чтоб нанимать нянек, домработниц и прочую прислугу, освобождающую супругу от трудов и забот.

Но вот ласкать и трахать таких — живое удовольствие. Одни из подобной породы баб этим пользуются умело и делают шикарные карьеры, другие — неумело, а потому превращаются в платных или бесплатных проституток. Таран как-то по наитию догадался, что вообще-то его первая любовь Даша и Полина — своего рода сестры по несчастью. Только Даша была провинциалкой и в Москве без родительского присмотра угодила в «девочки по вызову» с приличной оплатой, а Полина, будучи столичной штучкой, стала обслуживать дружков-приятелей своего братца, так сказать, «из любви к искусству».

Но все эти воспоминания и размышления сейчас нисколько не гасили Юркиных порывов. Даже наоборот, скорее разжигали. Его руки так и ползали по этому нежному и холеному телу, знойно отзывавшемуся на всякое прикосновение. Это тело как бы говорило без слов: «Я вся твоя! Я позволю тебе все!» — или что-то подобное, на манер рекламы телефонного секса.

В общем, Таран, вдоволь нацеловав, перещупав и перетискав все, что считал нужным, неторопливо наполз на трепещущую от вожделения партнершу, уютно устроившись между раздвинувшимися ножками, после чего мягким тычком отправил «Змея Горыныча» на временное местожительство…

Минут через десять усталая, но очень довольная Полина, расцеловавшись на прощанье с Юркой, вновь повернулась к стенке и мирно задышала. Таран с ощущением приятной расслабухи во всем теле откинулся на подушку, намереваясь продолжить сон. Он уже почти задремал, когда почуял, что на негр смотрят справа.

— Думаешь, я спала? — ухмыльнулась Василиса, игриво почесав Юрке плечо коротко стриженными ногтями. — Фиг ты угадал!

— Подглядывала?

— А что, нельзя? Я вообще-то люблю на это дело со стороны глядеть. Так уж меня тут развратили… Тут, блин, такое бывало — хрен в какой порнухе увидишь.

— Я уж понял сегодня, — сказал Таран. — Чуть пополам не разорвали. Аж до обморока дотрахался…

— Ничего, ожил…— Василиса откровенно положила ладонь на притомившегося «горыныча». — Ты парень молодой, все еще впереди. Ну что, помочь ему, а?

— Ежели сумеешь…— хмыкнул Таран.

— Я сумею, — уверенно произнесла Василиса, — я ж, блин, как моя тезка, Премудрая. Полька к тебе сразу же спать завалилась, а я, между прочим, успела после этого порядок внизу навести и вашу одежку простирнуть, включая ее трусишки, между прочим. Имею я за это право или нет?

Похоже, этот вопрос был обращен скорее к Полине, чем к Юрке. Но то ли Полина уже действительно заснула, то ли считала, что Василиса, избавив ее от стирки трусиков, имеет право на компенсацию. Короче, ответа не последовало, а Василиса решительно нырнула с головой под одеяло…

ЧТО ЗА ЧЕРТ?

Примерно в этот же час или чуть позже забрызганная дождем красная «девятка» Коли, поскрипывая «дворниками», сметавшими со стекол водяные капли, вкатила во двор Фроськиной дачи.

Юрка, который был почти уверен, что Коля по меньшей мере был в курсе того, что машина заминирована, наверно, очень удивился бы, что ни о какой мине тот и понятия не имел.

— Хозяйка спит? — спросил Коля у охранника, отпиравшего ворота.

— Кашу варит, — проворчал тот, — для нижнего постояльца.

Под «нижним постояльцем» подразумевался Суслик. Таран был бы еще больше изумлен, если б узнал, что Коля ни сам Суслика не убивал, ни кому-либо другому команды не отдавал на это мероприятие. И уж тем более Коля ни сном ни духом не знал, что труп Суслика обнаружили вблизи от взорванной «шестерки». Да у Коли просто глаза на лоб полезли бы, если б кто-то сообщил ему об этом.

Суслик, по его разумению, должен был быть живым и сидеть в подвале Фроськиной дачи. Хотя Коля и сказал Юрке, что, мол, судьба этого товарища тебя больше не должна волновать, это вовсе не означало, что Суслика собирались мочить. Напротив, Коля собирался с ним еще о многом побеседовать насчет системы Зуба и даже подумывал, не устроить ли ему «побег», чтоб тот потом стал «своим среди чужих».

— Понял, — кивнул Коля и решительным шагом направился к дому. Поднялся на крыльцо, вошел в прихожую. Фроська вышла из кухни, и по ее мрачной морде можно было определить, что на хате не все в порядке. Каша пригорела, что ли?

— Привет, — просипела она. Видать, крепко вчера клюнула на ночь.

— Привет-привет, — нахмурился Коля. — Иди, буди пацана. Пора на аэродром ехать!

— Какого пацана? — буркнула Фроська. — Нету его, не приехал вчера.

— Ты шутки, что ли, шутишь? — У Коли аж волосы дыбом встали. — Почему не позвонила?

— Пьяная была. Опять же ты мне не докладывал, когда он приехать должен, ночью или утром.

— Блин, ты что мне уши вялишь, овца траханая?! — взревел Коля. — Где пацан?!

— Не знаю я! — виновато пробормотала Фроська, чуя, что Коля ее под горячую руку может крепко отоварить. — Слышала кое-что…

— Где? От кого? — ухватив бабу за кофту, прорычал Коля. У него глаза аж молнии метали, и Фроська очень сбивчиво и непоследовательно, запинаясь и перемежая речь многочисленными матюками — из расчета три матерных на одно обычное слово! — сообщила, что Юрка с деньгами не приехал, что ночью слышала взрыв, а поселковые бабки у магазина, куда Фроська по утрам бегала бутылки сдавать, утверждают, что-де неподалеку от пристани кого-то убили и там всю ночь менты возились.

Коля с трудом все это дослушал, но все же рациональную информацию сумел выцедить. Несколько раз ему хотелось дать Фроське в лоб, а то и вовсе пришибить, однако он удержался, понимая, что винить, если что, надо прежде всего себя.

Конечно, Фроська и ее охранники были не самыми надежными людьми. Дачка эта представляла собой одну из воровских «малин» старого типа, куда в прежние времена заезжали не очень крупные гастролеры-домушники. За определенный процент отстежки от суммы краденого им тут предоставляли возможность вылежаться, связаться с барыгами и реализовать вещички. Были и отдельные клиенты посерьезней. В постперестроечные времена Коля это заведение взял под себя, точнее, как бы в аренду. Дело в том, что эта дачка была нужна далеко не всегда, а лишь в тех случаях, когда ему не хотелось задействовать свои основные «точки». Поэтому до тех пор, пока он сам не нуждался в услугах Фроськи, хозяйка могла заниматься прежним бизнесом и регулярно отстегивать Коле за «патронаж». Когда же Коле требовалось задействовать этот объект, он говорил, чтоб вся шушера отсюда выметалась, и компенсировал те убытки, которые Фроська несла от «мимо проехавших» постояльцев. Система взаиморасчетов была довольно сложная, и дело не раз доходило до споров и конфликтов. Например, когда Таран и Коля привезли к Фроське Аню Петерсон, за Колей числилась кое-какая задолженности.

51
{"b":"635","o":1}