Содержание  
A
A
1
2
3
...
61
62
63
...
108

Магомад выслушал речь Аслана и сказал более-менее спокойно, к тому же по-русски, специально, чтоб до Тарана дошло:

— Один человек позвонил по сотке, сказал, что Зуба с братвой взяли. Твоего знакомого Гену освободили. Кажется, совсем здоров, только немножко морду побили. Как думаешь, хорошая новость, а?

— Наверно, неплохая, — произнес Юрка не очень уверенно.

ЛЕТИТЕ, ГОЛУБИ, ЛЕТИТЕ!

Магомад покачал головой и произнес:

— Есть такая наука, диалектика называется. Раньше ее учили, при коммунистах, теперь забыли, наверно. Она учит, что всякое добро — это и зло тоже. Если для тебя и для Коли то, что Зуба прибрали, — это добро, то для некоторых других — зло…

— И для вас тоже? — спросил Таран, не без умеренного нахальства.

— Именно так. Коля Зуба подставил, теперь Зуб должен либо капитально сесть, либо капитально откупиться и как можно скорее отсюда слинять. А мне нужно было, чтоб и Коля, и Зуб со мной вели дела. Конкуренция должна быть, понимаешь? Иначе Коля скажет: «Магомад, дорогой, сбавь немножко цену, процентов на тридцать! А то тебе трудно продать товар будет…» И мне придется ему эти тридцать процентов скостить, потому что иначе Колины хозяева мне заблокируют рынок. Вот такой бизнес, дорогой!

Таран, конечно, не стал спрашивать, какой именно товар Магомад собирается в Москве продавать. Навряд ли речь шла о конфетах «чупа-чупс» или жвачке… Но на фига знать лишнее?

— Вы только что этого Колю «главным гадом» называли, — заметил Юрка, — а выходит, придется с ним торговать?

— Именно так, дорогой! Потому что завалить его, возможно, не так уж и трудно, но, во-первых, он только валет, а за ним короли и тузы прячутся. А во-вторых, найти нового партнера — это не минутное дело. Пока искать буду — в трубу вылечу…

Юрка подумал, что сейчас Магомад запросто может произнести какую-нибудь очень неприятную лично для Тарана фразу. Дескать, а тебя, дорогой мой, придется вернуть Коле, чтоб он с тобой поступил по своему усмотрению.

Но ничего такого Магомад не сказал. Он вновь погладил свою седую бороду примерно такую, как у Вахтанга Кикабидзе, — и заметил:

— Теперь мои дела и моя жизнь зависят от двух людей. Коля взял меня на крючок, и твой шеф Генрих — тоже. Если поссорюсь с Колей, то в Москве мне ничего не удастся продать, если я с Генрихом поссорюсь, то мне ничего сюда не привезти. Хорошая система, да?

— Не позавидуешь, — вздохнул Таран. — По-моему, лучше всего, чтоб вы нас с Полиной отсюда отпустили. А то вдруг действительно наедет СОБР и повяжет нас всех? Полина молчать не будет. И если ей кулак к носу поднесут, любые показания подпишет. Я ее знаю…

— Да, вас надо отсюда убирать, — согласился Магомад, размышляя о чем-то своем. — Пожалуй, лучше, чтоб вы, голубки, пока живыми полетали. Правда, под контролем. Не хочешь на пароходе покататься, а?

— Только не на «Светоче», — скромно произнес Юрка.

— Зачем «Светоч»? Я тебя на хороший пароход посажу. Пассажирский, белый. По Волге прокатишься.

— Докуда?

— Там увидишь, — загадочно улыбнулся Магомад. — В двухместной каюте поедете, как настоящие туристы. Балык, черную икру будете кушать. Чего захотите — прямо в каюту принесут. И все — за мой счет. Ни одного рубля не заплатите… Конечно, за вами немножко смотреть будут, если сдуру за борт прыгнете и к берегу поплывете — комфорт изменится. Ну, и в тех случаях, если захотите сойти раньше времени.

— А если я не соглашусь? — спросил Таран.

— Тогда сразу в плохом комфорте поедешь, — сдвинул брови Магомад. Наверно, в каюте-люкс с девушкой — это получше, чем в трюме с крысами? Верно?

— Да, так получше, конечно…— пробормотал Юрка.

— Умный парень! — Магомад хлопнул Тарана по плечу. — Посиди немного здесь, я все организую за пять минут.

Магомад поднялся с кресла и вышел из номера, а дверной проем тут же загородил телохранитель.

Таран сидел и размышлял. Дед Магомад со своим новым предложением сильно его озадачил. Конечно, если уж ехать на пароходе, то намного приятнее в каюте-люкс с Полиной, чем , в трюме с крысами. Правда, куда повезут, хрен поймешь. Вол— га — она в Каспийское море впадает. Доедешь кум королю до : Астрахани, а там не заметишь, как пересадят на какой-нибудь сейнер — и в Дагестан отвезут. А могут и дальше — в самостийную Ичкерию. Там и подвал обеспечат, и крыс в нужном количестве. Правда, зачем такие расходы, неизвестно… Каютка такая, наверно, немалых денег стоит. Конечно, Магомад здесь может заливать что угодно: и про каюту-люкс, и про балыки с икрой, и про ананасы в шампанском. А на деле — пихнут в трюм и скажут: кушай крыс и будь доволен, что пока не sутопили.

Впрочем, отчего-то Таран верил в то, что поначалу, по крайней мере, их повезут именно так, как расписывал Магомад. Хотя не мог найти причин такого щедрого гостеприимства. Похоже, что просто убрать Юрку с Полиной он боится Таран, однако, на этот счет не сильно обольщался. Отдать их Коле — тоже. Это наверняка вызовет разборку с Птицеловом, а Магомад его, как видно, очень уважает. Однако сразу вернуть Тарана Птицыну Магомаду тоже не с руки, охота поторговаться… «Извини, дорогой, — скажет Магомад, — у него в Москве трудные обстоятельства сложились, пришлось мне его отправить немножко покататься, пока все утрясется. Давай обсудим, как нам всем друг другу помочь…»

Не впервой было Юрке оказываться игрушкой в чужих руках, да судьба, видно, такая. Какие проблемы у всех этих больших людей — фиг разберешься. Почему они друг другу заподлянки делают, какие деньги на кону стоят — тоже неизвестно. А ему надо как-то выживать, раз уж он во все это впутался. И принимать те правила игры, которые всеми этими большими дядями утверждены. Во всяком случае, до того момента, пока не представится реальный шанс их нарушить.

Пять не пять, но больше десяти минут с момента ухода Ма-гомада не прошло, как появился Нарчу и вежливо сказал:

— Идем с нами, пожалуйста!

Тот, что караулил двери, перемигнулся с Нарчу и пошел следом, когда Таран вышел из комнаты. Конечно, не очень это приятно — чуять за спиной этого шкафа. Нарчу, конечно, тоже солидный парень, но он шел рядом, и ежели что, Юрка успел бы отреагировать на какое-нибудь угрожающее движение. А вот безымянный детина, находившийся в двух шагах сзади, — это уже само по себе опасно. Набросит удавочку, затянет, а Нарчу останется только придержать задыхающегося Юрку до тех пор, пока он копыта не отбросит. Тихо и без кровопролития. Куда потом труп денут и какие события будут дальше разворачиваться — можно только догадываться, но в принципе Тарану все это будет уже пофигу.

Однако никаких планов на этот счет у телохранителей Магомада не было. Юрка благополучно спустился вниз, туда, где стояли машины. Как и следовало ожидать. Тарана усадили в «Ниссан-Патрол» с темными стеклами, а еще через пару минут вниз спустилась Полина, сопровождаемая племянницами дяди Магомада. Сам босс провожать не пришел. Патимат, правда, сказала:

— Дядя вам счастливого пути желает…

— Спасибо! — улыбнулся Таран через открытую дверцу.

Нарчу и Аслан, которые сели в машину с «гостями», как и два других молодца, присутствовавшие в «Ниссане», явно неодобрительно посмотрели на Юрку дескать, чего нашим женщинам улыбаешься! — но никаких иных действий не произвели. Должно быть, им было ведено обращаться с Тараном и Полиной корректно.

Дверцы захлопнулись, машина подкатила к воротам дачи.

Открывал их, как видно, кто-то из числа новых охранников — деда Федота Таран так и не смог лицезреть воочию.

Все, кто сидел в джипе, помалкивали. Охране, как видно, было приказано не разводить ля-ля даже на родном языке, Юрка не задавал вопросов, потому что прекрасно понимал — никто на них не ответит. А Полина, как видно, так перепугалась, что даже с Тараном боялась заговорить. Сидела, прижавшись к нему и ухватив за правый локоть. Было хорошо слышно, как у нее сердце тюкает в ускоренном темпе. У Тарана пульс, наверное, был пореже, но тоже маленько учащенный.

62
{"b":"635","o":1}