ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Два чемодана надо, — прикидывал Нарчу, разглядывая ворох одежды, отобранной для «молодых». — На каждого. И сумку спортивную.

Фьють! — Гуссейн быстренько колобком укатился, Хадича следом, и меньше чем через три минуты данные предметы были доставлены.

— Так, — приказал Нарчу Гуссейну, — укладывай все аккуратно. И быстро, мы торопимся!

— Все сделаем!

За дверцей, выходившей на другую сторону контейнера, послышался шум мотора. Аслан глянул и сказал:

— Приехали.

— Нормально. — Нарчу глянул на часы. — Даже раньше немножко.

Гуссейн и Хадича как раз в этот момент запрессовали барахло в последний чемодан.

— Выносите и грузите! — распорядился Нарчу.

В подсобку вошел некий гражданин славянской национальности и приятельски улыбнулся:

— Салам!

— Здорово, зема! — Нарчу пожал вошедшему руку. — Вот мальчик и девочка, видишь? Сделай так, чтоб все у них было хорошо, понял? И чтоб сошли там, где надо, и чтоб от парохода не отстали…

— Проинструктировали! — понимающе ухмыльнулся парень. — Меня Аликом зовут. Альбертом то есть.

— По всем вопросам — к нему, — сказал Нарчу, обращаясь к Юрке и Полине. Если что понадобится — все сделает. Ну и слушайтесь его во всем, все делайте, как он скажет. А мы поехали. Нам в другую сторону, к сожалению.

— Прошу! — Алик указал Тарану с Полиной на ту дверь, через которую вошел сам, а Нарчу и Аслан быстренько выскочили через другую, к своему джипу.

Как оказалось, на другой стороне подсобки-контейнера находился еще один закуток, примыкавший к забору и с трех сторон огражденный контейнерами. В нем стоял микроавтобус «Соболь» с темными стеклами. Чемоданы были уже загружены, и Гуссейн с Хадичой, отойдя в сторонку, шептались о чем-то, попутно производя вычисления на калькуляторе. Похоже, они явно были не уверены в том, что им когда-либо оплатят приобретенный товар, и подсчитывали понесенные убытки. Таран, конечно, не знал, что почем, но догадывался, что мелких бизнесменов наказали ориентировочно тысяч на десять.

— Садитесь, господа! — пригласил Алик, отодвигая боковую дверь «Соболя». Там сидели два солидных дяди в темных очках, очень напоминавших по габаритам покойных телохранителей Вани Седого — Пятака и Микиту. Таран об обоих покойниках теплых воспоминаний не сохранил, поэтому и эти детины у него симпатий не вызвали. Еще двое таких же сидели в передней кабине. Тем не менее они с Полиной устроились в салоне, Алик подсел к ним и, задвинув дверцу, скомандовал:

— Поехали. Не торопясь.

«Соболь» протиснулся через узкий проезд между забором и торцом одного из контейнеров, а затем, петляя по Лабиринту рыночных задворков, выкатил к воротам. Затем он стал выворачивать на Кольцевую.

— «Девятка» за «Ниссаном» пошла, — доложил водила вполголоса.

— Нормалек! То, что доктор прописал, — порадовался Алик.

Таран пригляделся. Мама родная! Он сразу увидел эту «девятку» и узнал. Еще бы! Сам ведь на ней катался с Аней. Выходит, за «Ниссаном» был «хвост» от Колиной команды, и братья-кавказцы его четко засекли. Теперь «Ниссан» увел ее за собой, а «Соболь» мог спокойно двигаться своим курсом.

— Краткий инструктаж, граждане пассажиры, — объявил Алик, которому здорово полегчало от того, что «девятка» клюнула на удочку. — Значит, так. Сейчас мы приедем на Речной вокзал, можно сказать, прямо к трапу. Сперва на трап выйду я, побеседую немного. До этого из машины не высовываться. Когда все будет на мази — я подойду и скажу, чтоб вы поднимались на теплоход. Следовать строго за мной, никуда не отклоняться, ясно? Ребята занесут ваш багаж, за него не беспокойтесь. Вопросов тоже до прихода в каюту не задавать. Придем на место, поговорим обстоятельнее. Лады?

К этому времени микроавтобус уже съехал с МКАД на Ленинградку и влился в автомобильную струю, тянущуюся к центру города. Потом он мягко вкатил в обсаженный высокими деревьями проезд, ведущий к водохранилищу и причалам. Там вроде бы какая-то охрана стояла и даже был щит с надписью «Въезд по пропускам», но «Соболь» проехал мимо без остановки, а затем по небольшому пандусу выкатил прямо к причалу, около которого стояло два одинаковых, не то трех-, не то аж четырехпалубных теплохода с двумя косыми угловатыми трубами на корме. Чуть подальше к увенчанному высоким шпилем со звездой зданию Речного вокзала были пришвартованы еще несколько, поменьше, но тоже большие, белые и красивые даже сейчас, в пасмурную погоду.

«Соболь» остановился рядом с каким-то маленьким летним кафе, которое располагалось под горкой, уже на самом причале, метрах в двадцати от воды, но мотор не заглушил. Кафе то ли вообще не работало, то ли дожидалось хорошей погоды. Алик проворно отодвинул дверь, вылез и спортивным шагом пошел к трапу, по которому неторопливо поднимались редкие пассажиры. Навигация еще только начиналась, погода вовсе не звала к странствиям по прохладным водным путям, да еще и под дождиком.

Алик поднялся на борт, приятельски пожал руку какому-то невысокому мужику в синей куртке, стоявшему рядом с вахтенным матросом. Они чуточку отошли в сторонку, перебросились парой фраз, и Алик быстренько сбежал обратно к машине.

— Все на мази. Прошу за мной, не отрываясь! Полина, а за ней Юрка двинулись следом, позади них, подхватив багаж, поспешали дяди в темных очках. В таком же порядке они поднялись по трапу, а затем начали взбираться по лестницам куда-то наверх. Алик вывел своих подопечных в уютно освещенный коридор, отделанный мореными полированными панелями, а затем отпер ключом — у него, оказывается, был свой! — одну из кают по правому борту.

— Проходите, — сказал он, — присаживайтесь. Таран оглядел каюту. Слева от входной двери была небольшая дверца, ведущая в компактный санузел, справа платяной шкаф. Дальше каюту перегораживала шторка, которая в данный момент была разведена в стороны, и просматривалось широкое прямоугольное окно с белыми занавесками и выдвинутой до половины деревянной решеткой, собранной из косых планочек, как дверцы метеобудки, стоявшей в Юркиной школе как наглядное пособие в кабинете географии. По обе стороны от окна, у переборок, находились мягкие диванчики, а под окном был устроен столик, где стояли лампа под зеленым абажуром, вентилятор, графин с водой и два стакана. А под столиком находился небольшой холодильник. Еще два стула стояло в белых чехлах из жесткого полотна или тонкой парусины.

Юрка с Полиной уселись на диванчики, Алик присел на стул. «Носильщики», едва втащив багаж, тут же, ни слова не говоря, убрались за дверь, и Алик ее сразу же запер изнутри. Затем он надвинул на окно каюты деревянную решетку-ставню и пристегнул ее шпингалетами.

— Так спокойнее, — произнес Алик. — Значит, сначала я вам расскажу, что вы должны делать обязательно и чего не должны делать ни под каким видом, а потом можете спрашивать, если что неясно. Нет возражений?

— И не может быть, — хмыкнул Таран.

— Правильно уловил! — оскалился Алик. — Значит, так. Я еду с вами в каюте напротив. Со мной будет девушка по имени Тина. Вообще-то у нее полное имя Харитина, но Харей она себя звать никому не позволяет. И вообще она не девочка-одуванчик, учтите это. Так вот правило первое: поскольку в каюте у вас есть все удобства — туалет, душ, радиотрансляция, можем даже видачок вам поставить, — то из каюты самостоятельно никуда не выходить в любое время суток. Завтрак, обед, полдник и ужин будете получать вовремя и очень вкусные — вино, фрукты,-закуски, конфеты — по заказу. Вот холодильник, тут можно хранить все скоропортящееся. Все это будем приносить мы с Тиной. Ключи от каюты будут только у нас, и никто другой вас тут посещать не будет. Окно будете держать закрытым — сейчас, пока холодно, это никого не удивит. Если вдруг жарко станет, опустите стекло, но ставню ни под каким видом. Ясно? Правда, такой порядок может быть отменен после того, как мы тут ко всему присмотримся. Если окажется, что никто лишний с нами не едет — вероятность малая, но чем черт не шутит! — то сможете гулять по палубе и проветривать легкие, если не будет слишком холодно. Возможно, в кинозал, в вечерний ресторан сходите. Правда, все это — в компании с нами. Далее. Ехать долго, где конечный пункт, даже я, честно скажу, не знаю. Конечно, не исключается, что мы уже через три-четыре дня распрощаемся, но вполне может быть и так, что мы с вами два раза по маршруту Москва — Астрахань — Москва проедемся. До Астрахани — семь суток, обратно — столько же, так что двойное «туда-обратно» — четыре недели, считай, месяц. По ходу этого будут остановки в разных городах, народ будет ездить на экскурсии, и мы с вами тоже. Правда, не на каждой остановке, а только там, где я объявлю такое мероприятие. Сами понимаете, что вести себя там надо будет так и только так, как я скажу. Основное правило такое: не пытаться никуда смыться. Даже если это вам удастся, то вы можете влипнуть гораздо хуже, чем сейчас. Потому что некоторым людям, которых вы даже в лицо не знаете, очень нужно, чтоб вы просто-напросто исчезли. А я имею задачу довезти вас живыми и здоровыми. Поэтому ежели при попытке к бегству мы вас отловим, то поедете уже немного иначе…

64
{"b":"635","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дерзкий рейд
The Beatles. Единственная на свете авторизованная биография
Девятнадцать стражей (сборник)
С милым и в хрущевке рай
В сердце моря. Трагедия китобойного судна «Эссекс»
Резня на Сухаревском рынке
Украйна. А была ли Украина?
Коллаборация. Как перейти от соперничества к сотрудничеству
Дори и чёрный барашек