ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— В трюме с крысами? — спросил Юрка.

— Ну, я конкретизировать не буду. Комфорта поубавится, это точно. Так что лучше до этого не доводить. Я вообще вас чисто по-человечески предостерегаю: не хотите, чтоб было хуже, — живите по моим указаниям. Наверно, будь вы постарше, все это можно было бы и не говорить, но поскольку у вас может детство взыграть, трачу на это время. Например, мне кажется, что юноша уже прикидывает, нельзя ли взломать дверь. А у девушки, насколько мне доложили, есть склонность прыгать за борт через окна. Так вот, сообщаю, что и дверь, и окно все время будут под контролем. И вообще прыгать за борт с такого теплохода, как этот, очень опасно. Элементарно затянет под винты, и мне вас будет очень жалко… Не делайте глупостей, ладно?

— Будем стараться, — сказал Таран не без иронии. — Вы нам только подсказывайте вовремя.

— Не беспокойся, — произнес Алик довольно строгим тоном, — подскажем, поправим и так далее.

В это время из динамика послышался марш «Прощание славянки», и мощные дизели где-то в недрах теплохода заурчали, слегка сотрясая корпус судна.

— Ну вот, кажись, поехали, — с некоторым облегчением в голосе сказал Алик, как будто ожидал, что еще до отхода теплохода сюда, в каюту, может ворваться чья-то группа захвата. — Давайте напоследок немного об интимном поговорим.

— Это интересно, — произнесла Полина с немного вымученной улыбкой.

— Да, очень, — кивнул Алик. — Вы вообще-то живете вместе или совсем друг друга не знаете?

— Мы же молодожены, — усмехнулся Таран.

— Это по «легенде», так сказать. А в натуре?

— В натуре мы трахаемся, — поджав губки, произнесла Полина. — Вас это интересовало?

— Да, именно это, — осклабился Алик. — Мне как-то толком не прояснили этот вопрос. Потому что ежели б вы оказались незнакомыми, то везти вас в одной каюте неловко. Фиг его знает, может, вы не сумели бы свои отношения определить и дело до скандала бы дошло. А нам сейчас скандалы не нужны никак. Пришлось бы тогда селить Полину к Тине, а мне с тобой устраиваться. Ну, раз это отпадает, второй вопрос на эту же тему: у вас этот роман надолго, как сами думаете?

— Ну и вопросы вы задаете! — возмутилась Полина.

— Ничего удивительного тут нет, — Алик пожал плечами. — Любовь до гроба чаще всего бывает в сказках. А некоторые парочки начинают уставать друг от друга через два-три дня, вы о таких случаях слышали?

Таран вообще-то едва не сказал, что это как раз их с Полиной случай, ибо догадывался, насколько туго ему придется, если надо будет хотя бы пару недель прожить с Полиной, но решил промолчать. Если он такое вякнет, то жизнь точно покажется адом.

— Слышали, — ответила Полина вызывающе. — Ну и что?

— Так вот, мне бы очень не хотелось, чтоб вы тут переругались, передрались или еще что-нибудь похуже отчудили.

— Например? — поднял бровь Таран.

— Например, чтоб ты ее сгоряча не придушил и сам не удавился. Хотя, конечно, это я так, перегибаю малость, такого мы ни за что не допустим, но все же, ежели начнете чувствовать, что надоедаете друг другу, — лучше сразу скажите. Рассадим по разным каютам. Другой вариант: если будем гулять по палубе, на берег на экскурсии ездить, то кое-какие контакты с посторонними на сто процентов исключить нельзя. Ничего страшного не будет, если вы, скажем, порадуетесь: «Ах, какой красивый монастырь по левому борту!» — или там еще о каком-нибудь памятнике архитектуры впечатлениями обменяетесь. Но ежели, допустим, Юрик начнет перемигиваться с какой-нибудь другой девочкой, а Полина другому мальчику глазки строить — это будет уже осложнение. Потому что оба вы довольно симпатичные и видные, с вами многие захотят познакомиться поближе. Но кто это будет, безобидная публика или нет, — сразу не скажешь…

В это время щелкнул замок в двери и на пороге появилась коротко стриженная, рослая, спортивного вида девица, на вид немного постарше Полины, одетая в голубой халатик и белый передник. Она вкатила сервировочный столик, на котором стояла вазочка с тремя алыми розами, бутылка шампанского, два хрустальных бокала, а также блюдо с фруктами. Вокруг не очень большого ананаса — этот фрукт Таран, по совести сказать, ни разу не пробовал! — живописно были разложены четыре банана, яблоки и гроздь крупного черно-синего винограда. Конечно, все это было не прямо с ветки — май месяц все-таки, виноград и яблоки прошлогодние, а бананы и ананасы даже в ближнем зарубежье не растут, не то что в России. Однако кто-то шибко хотел порадовать своих гостей-пленников… Таран вспомнил, что в «Кавказской пленнице», которую он уже вспоминал недавно, видел примерно такой же набор продуктов и цветов на подносе.

— Ну, вот и Тина, — представил Алик свою напарницу. — Прошу любить и жаловать!

Тина прикрыла дверь, заперла ее за собой и сказала довольно строгим тоном:

— Любить меня необязательно, но уважать — будьте добры! Глазки мне тоже строить необязательно.

Таран вообще-то глазок не строил. Просто посмотрел, и все. Крепкая баба, такие теперь и таэквондо занимаются, и даже кикбоксингом. Врезать может не хуже, чем сам Таран. А на морду она при этом вполне прилично смотрится. Никакая не Харя…

— Ну, знаешь ли, — заметил Алик, — пусть лучше он тебе глазки строит, чем кому-либо еще. И вообще не исключено…

— Что не исключено? — нахмурилась Тина. Но Алик посмотрел на нее исподлобья и процедил:

— Все не исключено, понятно? И давай без лишних выступлений — на работе находишься.

Тина, как видно, хотела что-то сказать, но решила не обострять, промолчала. Полина спрятала ехидную улыбочку, а Таран на всякий случай отвернулся, чтоб никто больше ничего не подумал.

— Ладно, — уже прежним, наставническим тоном произнес Алик. — Последнее, что вам надо запомнить: мы с Тиной ваши, так сказать, слуги. Мы, конечно, будем все время близко, в каюте напротив, но орать через коридор не надо. Вот вам радиотелефончик. Никуда, кроме как нам с Тиной, по нему позвонить нельзя. Нажмете цифру «2» — отвечу я, «З» — это к Тине. Мы, со своей стороны, будем звонить перед приходом, чтоб не застать вас в неудобном положении. Еще какие вопросы?

— Только один и очень нескромный, — хмыкнула Полина, — вы с Тиной в каких отношениях?

— В тех же самых, — буркнула эта леди-убийца. — Достаточно?

— У меня тоже вопрос, — сказал Юрка. — 3десь, кроме вас, еще кто-то за нами стеклит? Это я к тому, что обознаться бы не хотелось. Замечу, что кто-то приглядывается, и подумаю, будто это от вас, а он окажется совсем наоборот…

— Возможен такой вариант. Могу подтвердить, что мы с Тиной тут не одни. Но показывать тебе и представлять, кто есть кто, не стану. Понадобится — узнаешь, а не понадобится — так обойдетесь, без лишних знаний. Ничего больше спросить не хотите?

— Не-а…

— Ну, тогда устраивайтесь. Бельишко на постели в головах положено. В девять Тина вам настоящий ужин прикатит. Шампанское можете сейчас распить, можете вечером — это как угодно. А вот про все остальные дела — не забывайте.

Тина составила шампанское, цветы и фрукты на каютный столик, а сервировочный выкатила за дверь. Алик вышел за ней следом, замок защелкнулся, и Юрка с Полиной остались наедине.

ПОГОДА КЛЕВАЯ

Сказать по правде, Таран не раз и не два в жизни мечтал прокатиться на пассажирском пароходе. Конечно, чаще всего ему хотелось куда-нибудь за море скатать, на настоящем лайнере типа «Титаника», только, конечно, чтоб на айсберги не налетать и вообще не тонуть, даже так красиво, как в фильме Камерона под песню Селин Дион. Но в принципе он и от плавания на речном красавце не отмахивался бы. Само собой, что без конвоя и без Полины, а как нормальный человек, с родной женой Надькой и, может быть, с Алешкой, когда он, конечно, подрастет и хотя бы ходить начнет. Впрочем, еще лучше, если б Алешка уже и говорить умел, и даже соображал кое-что.

Но теперь, когда его взяли и силком в этот круиз намылили, Юрка понял: ни за что он больше не поедет путешествовать по реке! Даже если в этот раз все благополучно закончится. Потому что едва он, допустим, сядет в каюту с Надькой и Алешкой, как сразу же начнет вспоминать свой «свадебный круиз» с Полиной и его будут донимать стыд и тоска… И оттого, что опять, уже в который раз, все начало двигаться в неизвестном направлении против его воли, Тарана охватила бессильная злоба. Иной раз ему казалось, что лучше б его там, на «нехорошей даче», застрелили, когда еще не было всей этой кучи похабных поступков, которые именно теперь стали казаться ему особенно мерзкими и грязными.

65
{"b":"635","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Шепот в темноте
Путешествие за счастьем. Почтовые открытки из Греции
Катарсис. Северная Башня
Алхимик (сборник)
Смерть в поварском колпаке. Почти идеальные сливки (сборник)
Потерянные девушки Рима
День полнолуния (сборник)
Хаос. Как беспорядок меняет нашу жизнь к лучшему
Люди в белых хламидах