ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стены вокруг нас
Когда говорит сердце
Избранная луной
Незабываемая, или Я буду лучше, чем она
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
7 принципов счастливого брака, или Эмоциональный интеллект в любви
Пустошь. Континент
Справочник писателя. Как написать и издать успешную книгу
Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию!
Содержание  
A
A

Поэтому Коля, прибыв на встречу, повел диалог в конструктивном русле. Для начала он откровенно поведал Васе о том, как самолично исследовал подвал и как установил, откуда на дороге мог взяться труп Суслика. Потом выслушал все, что рассказал Вася, и, конечно, с особым вниманием воспринял известие о том, что следы кроссовок и шпилек ведут на бывшую дачу господина Колтунова, которую Коля путем кое-каких негромких операций в ускоренном порядке оформил на подставное лицо и продал Магомаду.

Подставное лицо — того самого типа славянской национальности, которого Таран и Полина видели в свите Магомада, — Коля и Вася дружно решили побеспокоить. Он отбыл с дачи еще до того, как Магомад решил отправить «молодых» в «свадебный круиз», но видел, как ребят поймали. Это вызвало у Коли и Васи приступ острого беспокойства за их судьбу — Восток дело тонкое!

— и они, усевшись каждый в свою тачку, покатили в направлении дачного поселка. Правда, при этом не очень торопились, ибо для разговора с таким уважаемым человеком нужно было высвистать кое-какие дополнительные .силы. Именно поэтому они и опоздали. Пока собирались, «Ниссан-Патрол» под командой Нарчу уже выехал из поселка.

Коля эту машину знал, но разглядеть через тонированные стекла, есть ли в нем нужные лица, не сумел. Тем не менее, пересев для солидности в джип «Гранд-Чероки», он послал следом за «Ниссаном» красную «девятку». Это еще больше оттянуло сроки визита к Магомаду, потому что до возвращения «девятки» Коля не хотел торопить события. Кроме того, и он, и Вася неожиданно вспомнили, что шеф запретил им показываться вместе. Решили, что Вася позвонит начальству, доложит, насколько возможно, ситуацию, а потом испросит высочайшего соизволения на совместный визит. Шеф, как это ни странно, тут же дал согласие.

Тем временем на поселковую трассу, где в заметном отдалении друг от друга стояли две Васины тачки и Колин «Чероки», вернулся «Ниссан», следом за которым прибыла и «девятка». Экипаж ее доложил, что «Ниссан», судя по всему, просто-напросто ездил за отстежкой на базар, где, по данным Колиной разведки, у Магомада было несколько подмандатных точек. «Соболь», увы, даже не попал в поле зрения этих горе-«наружников».

Только после этого Коля набрал телефончик Магомада и сказал, что хотел бы поздравить старого друга с новосельем и кое о чем побеседовать. Ну и предупредил, что приведет с собой одного знакомого, у которого есть некоторые деловые предложения.

— Хорошо, заходи! — лаконично ответил Магомад и позвонил на проходную, чтоб Колин джип, куда уселся Вася и еще несколько человек «для поддержки штанов», мог беспрепятственно проехать в поселок.

Принял их Хасаныч все в том же банном теремке и даже в том же номере, где он беседовал с Юркой. Туда принесли коньячок и прочее скромное угощение.

Поначалу разговор не очень клеился. Магад хорошо знал и Колю, и Васю, но не знал, что у них есть общие интересы. Более того, он даже некоторое время стеснялся показывать, что вел с Васей какие-то дела, Вася тоже поддерживал эту игру, хотя все это было чистой воды секретом полишинеля. К тому же если Коля был внутренне убежден, что Таран и Полина живы и здоровы, то Вася сильно опасался, не пустил ли их Магомад на шашлык.

В то время, как шел дипломатический разговор на околовсяческие темы, теплоход все дальше уходил от Химкинского водохранилища. А непосредственно по теме беседовать стали только тогда, когда огни его уже давно скрылись за створами Канала имени Москвы.

— Ладно, — сказал Магомад, — не пора ли о деле? Приятно просто так побеседовать с хорошими людьми, но я вижу, что вы чем-то озабочены. Поговорим откровенно, без всяких этих сюсю-масю? Как мужчины!

НЕПОНЯТНАЯ ИСТОРИЯ

— Поговорим, — согласился Коля. — Тут есть мнение, что к тебе сюда то ли ночью, то ли утром залезли мальчик и девочка. Не очень маленькие, даже совершеннолетние, кажется. Правда это или нет?

— Были тут такие, — кивнул Магомад. — Но теперь нет. Вася слегка встрепенулся, однако Коля немного лучше его знал Магомадову манеру вести дела и сразу уловил легкую хитринку в глазах Хасаныча.

— Гулять, что ли, ушли? — с беспечным видом произнес Коля.

— А как бы тебе хотелось, дорогой? Чтоб они у меня тут насовсем остались, а? Не слишком ли много неприятностей для одного дня?

— Каких неприятностей? — удивился Коля. — Ты дачу принял? Принял. Понравилась она тебе? Вроде да. Какие проблемы?

— Я Зуба в виду имею, дорогой. Зачем ты Зуба подставил? Монополистом хочешь быть, да? И вместе с Васей будете мне цены диктовать? Валлаги, как нехорошо!

— Насчет Зуба я ничего не знаю, — пробормотал Коля, хотя, как известно, намекал своему «сваточку» насчет того, что у Зуба на даче заложника держат.

— Знаешь, дорогой! И сюда ты пришел вместе с Васей, чтоб сказать мне: «Магомад, видишь, как с Зубом получилось? Он думал всех умней быть, переплачивал тебе за товар. Теперь сидит в СИЗО, волнуется, сколько денег уйдет на то, чтоб отмазаться. А у Гены Сметанина отец — очень непростой лекарь. Он больших людей лечил, хорошие ходы-выходы знает. Скажи, что будет, если у тебя мальчика и девочку найдут, а Зуб признается, что он своего заложника тебе продать хотел? Заберут тебя, дорогой!» Ты это мне хотел сказать, да?

— Слышь, Хасаныч, — оскорбление заявил Коля, хотя понимал, что в словах Магомада есть логика, — тебе не кажется, что ты за меня слишком много придумал?

— Зачем придумал? Мне один умный адвокат, горский еврей, говорил: «Магомад, в Древнем Риме, когда судили, первым делом смотрели, кому то, что произошло, выгодно. Если хочешь понять, кто сделал то-то и то-то, смотри, кому выгод-; но». Даже говорил, как это у них по-ихнему, по-римски, называлось. Точно не помню, но очень похоже на «кто продаст?»…

— «Кви продес?», кажется, — проявил свои познания в римском праве хмурый Вася.

— Во-во! Наверно, так. Скажи, Вася, разве не выгодно было Коле такой финт сделать?

— Не знаю, — произнес Вася. — На хрена ему тебя топить?

— Э-э, зачем топить, слушай? Зуба посадят, а я буду у Коли на ниточке ходить — и мне никуда не деться! Мне надо будет либо свою розницу в Москве делать, а это стремно очень, либо на нового оптовика выходить. Тоже неприятно, можно землякам дорогу перейти, а договориться туго будет.

— Слушай, — неожиданно спросил Коля, — про Сметанина тебе Юрка с Полиной рассказали?

— Я все сам знал…— На лице Магомада вдруг появилась какая-то неуверенность. — Да ты сам мне сказал!

— Я-а? — Теперь Коля выпучил глаза от удивления. — Да мы с тобой последний раз на прошлой неделе виделись! Когда всех этих дел еще и в помине не было!

— Слушай, — в глазах Магомада сверкнул зловещий огонь, — ты мне мозги не пудри! Мы с тобой вчера вечером виделись…

— Когда?! В котором часу?! — Коля прямо-таки готов был взорваться от ярости. — В каком месте?

И опять у Магомада появилась на лице очень не свойственная ему растерянность. Огонь в глазах потух, и Магомад пробормотал:

— Не помню… Но ты сказал, точно! Могу повторить все, что ты мне говорил.

— Ни хрена себе! — прорычал Коля. — Где и когда мы с тобой виделись — не помнишь, а что говорил — помнишь?! Магомад, ты ж не алкаш, верно?! Как так может быть?!

— У меня после зимы что-то с памятью стало…— в явном смятении произнес Магомад. — Меня какой-то дрянью напоили. Но то, что ты мне сказал, — отлично помню. Ты говорил, что с дачей все на мази? Нет? Не объяснял, с кем связаться надо, чтоб ее получить?

— Блин, я это тебе по телефону говорил, к тому же позавчера! — вскипел Коля. — Точнее, можно считать, третьего дня, потому что уже без пяти двенадцать… Но про Сметанина и остальное я тебе не мог сказать, потому что еще ничего не было!

— Хорошо! — возмущенно просопел Магомад. — Ты мне про Аню Петерсон не говорил, скажешь?! А про то, что тебя ребята Зуба зажали, разве не рассказывал?

— У тебя глюки какие-то… — проворчал Коля. — Тебе это Юрка рассказал, ясное дело. Приставил пацану кинжал к горлу — вот он и раскололся. На фига только мозги пудришь? Не понимаю!

75
{"b":"635","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Про глазки. Как помочь ребенку видеть мир без очков
Вишня во льду
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Шаг над пропастью
За них, без меня, против всех
Мне сказали прийти одной
Самая неслучайная встреча
Русь сидящая
Индейское лето (сборник)