ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

То, чему Таран сам не был свидетелем, а знал лишь со слов самой Полины или Коли — то есть как ее заставили заманивать в ловушку Гену Сметанина, а потом наводить на его квартиру Сидора с братками, — Юрка вывел как бы за скобки. Особых оснований, чтобы безоговорочно верить и той, и другому, у него не было. Однако все то, что Таран видел воочию, то есть поведение Полины на квартире Сметаниных, во время поездки с Сусликом на Фроськину дачу и потом, когда Юрка повез ее на пристань, чтобы передать на «Светоч», мало чем отличалось от того, как она вела себя зимой.

Наверняка, будь она в состоянии управлять поведением Сидора и Мити, никакой налет на квартиру Сметаниных не состоялся бы. Если б Полина смогла их подчинить своей воле так, как подчинила ночью жлобов, Сидор и Митя пристрелили бы друг друга и Суслика заодно, но не поехали бы за этой чертовой дискетой. Тогда, может быть, Полина вовсе не была невинной жертвой, которую вовлекли в преступление путем угроз, а являлась натуральной соучастницей? Но тогда бы она воспользовалась своей экстрасенсорной силой против Тарана, И хрен бы у него что получилось. Нет, ничего странного ни в своем поведении, ни в поведении Сидора, Мити и даже Суслика Юрка не мог усмотреть при всем желании. Когда Таран вез ее на пристань, Полина тоже вела себя так, как ей предписывал Юрка, и ничего нелогичного в своих собственных поступках Таран не находил. Действовал так, как инструктировал Коля, никакой отсебятины не допускал, и Полина если и пыталась на него влиять, то самыми обычными бабьими средствами, да и то не очень активно.

То, что Полина спрыгнула с катера, конечно, не очень вписывалось в общее представление о ней как о робкой, покорной и затюканной бабе. С другой стороны, поговорку о том, что раз в год и незаряженное ружье стреляет, Таран слышал. Конечно, он лично не видел, как она прыгала и плыла, тем более сохранив туфли на шпильках, но и тут ничего особо сверхъестественного усмотреть было нельзя. В конце концов, водохранилище — это не Бискайский залив, а ветер дул к бе— регу и вода, наверно, хоть и холодная была, но не как в Арктике. Вполне могла, увидев вспышку взрыва, прыгнуть от отчаяния и доплыть.

То, что Таран потащил ее на себе, тоже не выглядело странным. В конце концов, не мог же он просто так бросить эту беспомощную дуру! Жалко стало — и все. Никакого подчинения своей воли Полининой Юрка не усматривал. И в канаву, ведущую на дачу, где Василиса орудовала, Таран тоже полез исключительно по собственной воле. И в теремок сам забрался, без подсказок. Наоборот, Полина к нему туда приползла со страху.

Вот то, что началось дальше, конечно, было не вполне нормальным. Василиса слишком уж легко и быстро согласилась их принять, хотя вообще-то должна была перепугаться такой парочки. Ну и конечно, то, что она в баню с ними полезла, и то, что решила с ними трахаться, хотя и часа их не знала, вроде бы гляделось не очень естественно. Но при всем при этом, сравнивая то, как вела себя Василиса, с тем, какими придурками выглядели жлобы, Юрка мог дать стопроцентную гарантию: это — небо и земля. Скорее всего Василиса, соскучившаяся по гульбе, к которой ее приучили прежние хозяева дачи, решила просто оттянуться от души.

Подойдя, наконец, к встрече с Магомадом и его конторой, то есть к событиям, непосредственно предшествовавшим посадке на теплоход. Таран тоже не мог углядеть в них какого бы то ни было проявления Полининой экстрасенсорности. Она не стала бы так метаться и паниковать, не запищала бы «Ой, мама!», сидя в коробе над дверью номера. Наверняка будь у нее возможность влиять на события так, как она это делала на теплоходе, то она запросто могла бы отодрать ремешком и Магомада, и племянниц, и всю охрану во главе с Нарчу.

Впрочем, был один момент, который привлек внимание Тарана. О том, что происходило в то время, пока Юрка вел свои долгие разговоры с Магомадом, то есть о разговоре Полины с его племянницами. Таран имел весьма слабое представление. Точнее, все, что он об этой беседе знал, ему было известно только со слов самой Полины. А она, во-первых, могла быть не совсем искренней, а во-вторых, могла чего-нибудь не запомнить или не заметить. Например, того, как ей в чай — сама же говорила, что чай пила с Асият и Патимат! — подлили какой-нибудь микстурки или порошочек всыпали. И от этой микстурки или порошочка у нее появилась способность управлять людьми и подчинять их своей воле. То есть этот препарат был по своему воздействию прямо противоположен тому, которого она наглоталась зимой. Тот волю парализовывал, а этот — усиливал. Раз одно можно, значит, и другое тоже!

Тут Юрка несколько отклонился в сторону и немного вспомнил то, как протекала его курсантская жизнь у «мамонтов». Их ведь учили не только выполнять команды, но и отдавать их. Так вот, когда все они по очереди действовали за командира отделения. Тарана удивило, что лучше всех это получается не у самых здоровенных и громкоголосых, а у скромного по физическим данным — на фоне многих других и самого Юрки! — паренька по имени Федя Баранчук. Стоило ему сказать:"3акончить перерыв! Строиться!» — и никто не задерживался ни на минуту. Ему не надо было, как, например, Тарану, когда тот стажировался за командира, повышать голос и давать дополнительные приказы типа «Команда строиться была! Кому неясно?!» И этому Феде подчинялись не менее быстро, чем самому сержанту Зайцеву. Причем не только тогда, когда сержант был поблизости и мог поддержать стажера, но и тогда, когда Зайцев отсутствовал. Хотя Федя не орал во всю глотку, а произносил команду лишь настолько громко, чтоб ее все услышали. И едва эта команда звучала, как у Юрки и всех прочих словно бы какое-то реле в мозгу срабатывало.

Сейчас Юрка подумал, что, возможно, этот самый Федя распространял вокруг себя какую-нибудь волну, которая независимо от громкости голоса заставляла всех подчиняться его воле. Может, и у Полины после того, как ее Магомадовы племянницы напоили чайком с каким-нибудь препаратом, тоже стала такая волна излучаться?

На вопрос, зачем это было сделано, отвечалось поначалу легко: ради эксперимента. Допустим, дяде Магомаду какие-нибудь нищие российские ученые предложили купить у них эту химию. Очень полезная в бандитских делах вещь. Выпиваешь таблетку, идешь на переговоры с чиновником или ментом, не даешь никакой взятки, а он делает все, что твоей душе угодно. Или приходишь к недругу и говоришь: «Вась, прыгни с девятого этажа!» Вася идет и прыгает, ни о чем не спрашивая. И фиг кто пришьет даже такую статью, как доведение до самоубийства, даже если услышит, как ты эту фразу сказал. Потому что сама по себе такая просьба вовсе не означает, что гражданин обязан был сигать в окно.

В общем, Магомад решил для начала проверить, как это снадобье действует. А тут подвернулась Полина: трусоватая, безвольная даже без всяких препаратов. Идеальный объект для опыта! Уж если ее все слушаться будут, то все ясно, порошок нормальный.

Таран более-менее убедительно растолковал себе даже то, почему Магомад так поспешно отправил их на теплоход. Небось прикинул, через какое время препарат начнет действовать, и подстраховался. Потому что сообразил: ежели снадобье и впрямь такое, что даст возможность Полине подчинять себе людей, то она и его самого вместе с племянницами заставит под свою дудку плясать. Если захочет, конечно.

Вот это «если захочет» придало размышлениям Тарана некое новое направление. А что, если все события, предшествовавшие посадке на теплоход, происходили именно по воле Полины? И может быть, именно поэтому они и выглядят такими странными и нелогичными? Может, это она заставила Колю положить в багажник «шестерки» труп Суслика и поставить мину? А потом, пожалев Юрку, на расстоянии внушила, что ему в кустики надо, и приказала выйти из машины. А потом самого Магомада заставила отправить ее в «свадебный круиз»…

Неизвестно, до чего бы еще Таран сумел додуматься, если б не проснулась Полина.

Сперва она просто заворочалась под одеялом, потом приоткрыла один глазик, хитренько улыбнулась, зевнула, потянулась, высунувшись из-под одеяла по пояс и показав Юрке пухлые грудки, а потом повернулась в его сторону и лениво произнесла:

80
{"b":"635","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Шум пройденного (сборник)
Абхорсен
Чистая правда
Целуй меня в ответ
Убийство Мэрилин Монро: дело закрыто
Другой дороги нет
Наказать и дать умереть
Скучаю по тебе