ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Минут через десять Юркин фонарь высветил в правой стене еще один вход в маленький туннельчик. Он поднялся на ступеньки, посветил внутрь. Оказалось, что и этот забутован кирпичом и щебенкой.

Таран двинулся дальше, по-прежнему держась настороже и прислушиваясь ко всяким шорохам и шуршаниям. Эти шорохи, конечно, слышались не так уж и часто, но каждый раз производили впечатление. Конечно, тут какие-то крысы могли водиться, может, даже летучие мыши, как в настоящей пещере, какие-нибудь жуки, мокрицы или еще что-нибудь ползающее. Наконец, эти самые бетонные ходы, построенные, возможно, еще в 60-е или даже в 50-е годы — для Тарана, 1980 года рождения, жуть как давно! — могли помаленьку трескаться и осыпаться. Юрка видел уже немало таких мест, где бетон потрескался, отколупнулся от стенки, и в этих щербатинах просматривалась ржавая арматура.

Неожиданно Таран услышал журчание. Чем дальше он продвигался, тем отчетливее становился этот звук. Мокрые потеки ржавого цвета вдоль трещин в бетоне он и раньше примечал, но там вода только сочилась, а здесь явно бежала струђй. Если б не поток свежего воздуха, по-прежнему тянувший с той стороны, Юрка бы крепко призадумался, идти дальше или по пробовать вернуться на развилку. Туннель все еще шел вниз под уклон, и журчащая вода по идее тоже должна была скатываться ниже. А это значило, что где-то в нижней точке этого спуска водичка могла накопиться и крепко все подтопить.

Пройдя еще метров с полета. Таран добрался до того места где журчало. Из трещины в бетонной стене хлестала довольно сильная струйка воды, превращавшаяся в ручеек, который уже успел промыть в бетонном полу извилистую канавку. Проделать подобную работу вода могла лишь не за один год трудов. Возможно, зимой это все замерзало, но сейчас текло вовсю.

Юрка пошел вдоль этой самой канавки дальше и еще через полета метров увидел, что дальше по полу туннеля растекается слой воды. Покамест тонкий, только-только до подошв ботинок. Таран пошлепал по луже, с тоской думая о том, что ежели дальше так пойдет, то ему, может быть, по третьему разу придется мочить штаны.

Однако в тот самый момент, когда вода уже поднялась сантиметров на пять, Юрка высветил фонарем очередные ступеньки и маленькую арку, но на сей раз в левой стенке. И именно оттуда в кабельный туннель лился поток свежего, хотя и очень прохладного воздуха. Таран посветил внутрь и немного озадачился.

Вместо уже знакомого горизонтального туннельчика, выводящего в колодец со скобами, тут оказался наклонный, а ступеньки, выводящие в кабельный туннель, являлись продолжением лесенки, которая круто поднималась куда-то вверх.

Конечно, Юрка прекрасно понимал, что вот тут-то его, возможно, и подстерегают, но все же, надеясь на то, что встретят по одежке и примут за своего, решил подняться.

Лесенка, состоявшая примерно из тридцати ступенек, вывела его на маленькую горизонтальную площадочку — метр на метр, не больше, — расположенную метра на четыре ближе к поверхности, чем кабельный туннель. За площадкой было продолжение лестницы, которое шло куда-то вправо. Таран полез дальше и, поднявшись еще на тридцать ступенек, едва протиснулся, пригнувшись, через низкий и узкий туннельчик вроде тех, что выводили в колодцы, и очутился в горизонтальном туннеле, но не сводчатом, как все предыдущие, а квадратного сечения. Потолок этого туннеля был заметно повыше чем тот, по которому Таран пробрался с лестницы, но намного ниже, чем у большого кабельного туннеля.

Юрка приметил, что этот квадратный туннель явно имеет какое-то другое назначение, чем те, что располагались внизу. Здесь не было даже следов от кабелей, проложенных по стенам, как там. Просто потому, что здесь этих кабелей никогда не было. Зато воздух здесь был куда свежее, и Таран допер, что, видать, это какая-то большая вентиляционная галерея, специально предназначенная для того, чтобы подавать воздух в подземные сооружения. Но этого мало. Юрка сообразил, что такую галерею вряд ли стали бы сооружать, если б собирались проветривать только кабельные туннели. Не иначе тут, под землей, возможно, совсем недалеко от Тарана, находились какие-то крупные сооружения. Либо оставшиеся от того военного объекта, который находился в этих местах прежде, либо переоборудованные для этого самого «частного научного центра», о котором упомянул перед смертью истекший кровью охранник.

Юрка, прежде чем продолжить путь, решил немного остановиться и подумать. Присел на корточки, прислонившись к стене, потушил фонарь, чтоб не жечь батарейки.

Он начал припоминать то, что происходило в последние дни, пытаясь выстроить все это в какую-то систему. Сначала велели увезти Аню, которая занималась чем-то компьютерным. Потом дискету 18-09, в приложение к которой досталась Полина. Ее тоже надо было кому-то передать, хотя вроде бы поначалу это не планировалось. Неужели она и впрямь все это продиктовала? А потом, неизвестно почему, заставила себя везти сюда. Или, может быть, ее заставили? Тоже как-нибудь по телепатии? Но почему она тогда заснула? Ведь если б она не выпустила из-под контроля Алика и Тину, да и Юрку взяла бы в оборот, то все бы прошло куда спокойнее. Без беготни и стрельбы. Приехали бы в этот самый научный центр, и уж там бы хозяева этого самого Магнуса и всяких там андрюх и пав-лух разобрались, кому налево, а кому направо…

Нет, разобраться во всем этом Таран не мог. Да и стоило ли перегружать башку? Все равно, если его и не отловят до конца Дня, то он сам по себе сдохнет в этих катакомбах. Или забредет куда-нибудь в такое место, откуда не сумеет выбраться.

Правда, этот пессимизм с Юрки немного сошел, когда он подумал, что вообще-то через вентиляционную галерею наверняка можно выбраться на поверхность. А уж ждут его там или нет — дело десятое. Все лучше отдать концы на свежем воздухе, а не тут…

Укрепив свой дух этим решением, Юрка двинулся дальше все туда же, в сторону, откуда ветер дует.

Вскоре он заметил, что галерея явно идет на подъем. С одной стороны это обнадеживало — глядишь, так и на поверхность выведет! Но имелась и вторая сторона медали — идти вверх, хоть и по небольшому уклону, было гораздо сложнее. Тем более на много ходивших и мало отдыхавших ногах.

И вдруг нос Тарана уловил в текущем ему навстречу воздухе слабый запах бензина. Неужели эти гады решили устроить ему что-то вроде той заподлянки, которую минувшей зимой Седой готовил для «мамонтов», штурмовавших его логово в бывшем пионерлагере? Тогда он велел вылить в канализацию несколько бочек бензина, а потом собирался поджечь. ?Йожет, и Тарана решили достать таким же способом?

Но очень скоро Юрка понял, что это не так. Бензином, как выяснилось, тянуло, да и то не очень сильно, из какого-то бокового ответвления галереи. Поток воздуха, струившегося по большой галерее, засасывал загазованный воздух из этого ответвления и вытягивал его куда-то из недр «подземного царства».

Юрка уже хотел было пройти мимо этого ответвления, но тут до его ушей отчетливо долетел не очень далекий звук автомобильного мотора. Нет, ни по главной галерее, ни по боковой тем более даже на мотоцикле проехать было почти невозможно. Да и мотор был вовсе не мотоциклетный, а посолиднее. Уж никак не меньше, чем у «Бычка» или «Газели»,

Сперва Тарану подумалось, что это ответвление выходит в какую-то шахту, расположенную поблизости от дороги. Возможно, той, по которой ездили патрули на «Хаммерах», или той, где «Ниссаны» ночью зажали «Ниву».

На первую дорогу Юрке не очень хотелось, потому что вновь бегать по тропе до «пятого квадрата» и продираться через колючую проволоку он не собирался. А вот вылезти на вторую дорогу было бы неплохо. По крайней мере, оттуда больше шансов добежать до шоссе… О том, что он будет делать, если добежит до шоссе, Юрка как-то не подумал. Тем более что никто покамест ему не гарантировал, что боковая галерея ведет туда, куда он мечтал попасть. Но почему бы не помечтать, если больше не о чем? И Таран свернул с большой галереи налево.

99
{"b":"635","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Война
Шепот пепла
Последний борт на Одессу
Синдром зверя
Игра Джи
Дети мои
Прощай, немытая Европа
Ведьма по наследству
Мастера секса. Жизнь и эпоха Уильяма Мастерса и Вирджинии Джонсон – пары, которая учила Америку любить