ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тори! Они еще здесь?

Я стукнул.

— Что делать?!

Я прошуршал ногтем по материи.

— Хорошо. Мы не двигаемся.

Обстановка накалилась. `Тени` заметались, и мне показалось, что они что-то замышляют. Я так и сидел, представляя, как они рыскают глазами, если, конечно, они были у них, в поисках покушавшегося на их, так сказать сородича. Но в следующее мгновение воздух колыхнулся, и все деревья, казалось, стали плоскими. Послышалось шуршание и все стихло. Я тоже `перевалился` в видимость, поднялся на отекшие от сидения ноги и подошел ко входу в палатку.

— Они ушли? — отец с Томом, озираясь, вылезли на свет.

— Ну и чертовщина! Как на фронте снова побывал!

Я вопросительно посмотрел на отца.

— Тори, я видел только какие-то блестящие нитки, которые неплохо ориентируются.

— Особенно, если кого надо прикончить! — докончил Том.

Я `нарисовала` в воздухе облако.

— Нет. Их самих я не видел. Даже момент их исчезновения я не уловил, хотя смотрел `во все глаза`.

— Ну вы меня напугали! Я уж думал, конец старику настал! Пули избежал, так лазером ихним чертовым теперь достанут! -Том, чертыхаясь, все еще озирался по сторонам. Я подошел, тронул его за плечо и мотнул головой.

— Э-э, малыш. Это, может, ты их больше не видишь!

Я упрямо мотнул головой и глянул на отца.

— Ладно. На сегодня приключений хватит. Сворачиваемся.

Через полчаса мы уже шагали к нашему дому

Быстро стемнело. Мы разожгли камин, так как осень была уже на подходе и было холодновато. Укрыв ноги пледом, мы постепенно отходили от наших переживаний.

— Да, ребятки. Здорово вы повеселили старика! — сказал Том, отхлебнув бренди. Лет десять уже ничего не происходило у нас в глуши, стоило только вам тут появиться — и на тебе!

— Ты же сам хотел посмотреть. — ответил отец.

— О, я нисколько не жалею. Наоборот, я уж это дело так не оставлю. Мне надо только слегка отойти, а потом я что-нибудь удумаю супротив ихнего электричества.

— Том, возможно, это совсем не электричество.

— Неважно — против Тома ничего еще не выстаивало. Единственное, что мне не понятно, при чем тут Тори?

Он повернулся ко мне и подмигнул:

— Возможно, ты не так прост, малыш. А?

— Том! Я не хотел тебе ничего рассказывать, да и долгая слишком история получится.

— Ты не бойся. Я держать язык за зубами умею, а уж насчет времени, у нас его вагонов сто, не меньше.

— Ну, смотри. Сам напросился.

По мере рассказа Том все больше округлял глаза и все чаще посматривал на меня. К концу рассказа он повернулся ко мне и сказал:

— Стало быть, здравствуйте, мистер инопланетянин!

Мы с отцом захохотали, а Том сидел с ошарашенным видом и все не мог поверить.

— Не может быть! Я уж наслушался сказок про телепатов и про всякую чертовщину. Но чтобы мальчики исчезали среди белого дня?! Не верю!

Я, смеясь, посмотрела на отца и подмигнула.

— О`кей! Только одно условие. Том, ты обещал, с этого дня ты — могила за семью замками!

— Если это не вранье, то уж я буду не более разговорчив, чем наш повесившийся Эдд Паркер!

— Идет. Тогда попросим Тори продемонстрировать. Только, Тори, не более, чем на минутку!

Я кивнула. Затем достала тот самый красный листочек и поставила его посреди стола.

— Том, отодвинься, а то обожжешься. Воздух `слегка` теплеет, когда он это делает.

— Если не трудно, ущипните меня заранее.

Я сел в кресло и знаком потребовал тишины. Затем в течении минуты я меняла цвета у себя в глазах и, когда достигла нужного, послал сигнал закрепиться. Комната послушно дрогнула и, став на секунду плоской, опять стала нормальной.

— Виски! — прошептал Том — Дайте мне виски!

Когда он, не отрывая взгляда от моего кресла, поднес бокал ко рту, я протянула руку и постучала по бокалу. Он выронил его, расплескав виски на пол. В следующую секунду я стал видимым и взял его за руку. Он ошалело смотрел на меня.

— Не верю! У меня что-то с глазами, наверное. Хотя, а черт, конечно, верю. Господи, что ж тут еще скажешь! Но где же ты, когда тебя нет? Отец объяснил, что видимо сдвигается какой-то слой пространства или что-то в этом роде.

— Вот что я тебе скажу, Ронни. Все что я видел в жизни не стоит и цента по сравнению с этим! Я ваш должник по гроб жизни. А ты, Тори, можешь быть уверен, что лучшего друга и защитника тебе не найти.

Я показал ему, что и не сомневался в этом никогда.

— Да я теперь этих тварей просто в море утоплю!

Я `сказал` что, может, просто оставить их в покое? Но отец возразил:

— Это было бы хорошо, но никто не даст гарантии, что в следующий раз они не решат поохотиться именно на тебя! А поэтому мы хотя бы должны знать средство, которое их отпугнет, если не уничтожит.

— Вы можете расчитывать на меня в этом вопросе. Уж я специалист по пиротехническим изобретениям.

— Не сомневаюсь, Том.

Я подошел к Тому и пожал ему руку. Нас стало трое против неизвестно чего.

Глава 8.

Тори исполнилось восемь лет. Он давно обогнал своих сверстников по развитию своего ума и интеллекта. Это был уже почти совсем взрослый человек. Он, конечно, ничего не смыслил в политике, географии, химии и почти столько же смыслил в спорте, как в явлении социальном. Зато в психологии и философии с ним могли бы потягаться многие. Его ум начисто отмел все точные науки, зато проявил интерес к педагогике, медицине и, более всего, к зоологии и ботанике. По сему, он днями пропадал на море, отыскивая всякие неизвестные ему вещи, и тут же бежал ко мне за разъяснениями. Чтоб не ударить лицом в грязь я ударился в изучение зоологии и ботаники. Посильную помощь в моей педагогической практике предложил Том и, надо сказать, самую трудную задачу он взял на себя. Он решил обучать Тори физкультуре и спорту! Не ясно было до конца, кто же там кого учил, но у меня хоть появилось много свободного времени. Я часто ездил в поселок и возил с собой Кактуса. Он стал завсегдатаем заведения `у тети Денни` и, можно сказать, постоянно там ошивался, пока я ездил по делам. Когда я забирал его оттуда по дороге домой, его маленький животик приобретал очертания огромного пуза и его полу прикрытые глазки свидетельствовали, что он вполне доволен проведенной вечеринкой. Его дружок кролик, наверно, тоже был не дурак похрумкать на халяву и на этом они сошлись. Было умилением смотреть, как эти два обжоры сидели рядышком, задумчиво лопали угощение, и иногда поглядывали с любовью и нежностью друг на друга, как бы говоря: `Весь мир — суета. Что может быть в наше время важнее сытного обеда?!` Когда же трапеза была окончена, они валились друг на друга, точнее бок к боку, и мирно похрюкивая засыпали.

Тори неплохо научился управляться с лодкой, и после нескольких контрольных выездов я разрешил ему проехаться к Тому. Том подстраховывал его у себя на пирсе, но все прошло как нельзя лучше. Через пару дней я уже не боялся в тихую погоду отпускать его одного `на уроки`. Физкультура их была весьма сомнительна. Тори то и дело приезжал весь перепачканный и пахнущий пороховой гарью, но с таким довольным лицом, что я не стал уж особо серьезничать по этому поводу. Все таки, Том был надежным воспитателем и никак бы не допустил чтобы Тори подвергался опасности. Он наконец-то нашел верного наследника, чтобы передать свои `вредные` знания. Лучшего мастера ловить, стрелять, взрывать, драться и выслеживать не было, наверное, в целом мире. Я уже не удивлялся, когда, выходя утром из дома, Тори вдруг наклонялся к земле и, что-то понюхав и осмотрев, `заявлял` что в двухстах метрах к северо-востоку между тремя и пятью часами утра змея поймала мышь. Я всему верил по той причине, что верил в учение Тома и потому что Тори вообще никогда не врал. В конце концов, никто не знал что было суждено Тори испытать в дальнейшей жизни, а посему он должен был быть готов ко всему. Самым сложным мне представлялось его будущее общение с людьми. Его `странность` проявляла иногда свое несогласие к подчинению, и пару раз в месяц он `исправно` исчезал совершенно не к месту и не ко времени. Объяснить он этого не мог, как и не мог предотвратить. По этой причине его выезд `в люди` откладывался на неопределенное время. Казалось, Тори нисколько этим не был огорчен. Скорее наоборот, он был рад сидеть в этой глуши хоть всю жизнь, тем более он вообще относился к людям с заведомой враждебностью, а я еще не забыл как он вышвырнул двух федеральных агентов с порога дома. Занимая все свое время лазаньем по горам, ползаньем по пляжу и изучением учебников, он совершенно не чувствовал себя одиноко. Я и Том старались во всем ему помогать и быть его друзьями. Старик, между прочим, показал нам знаменитую в этих местах гигантскую молнию, и в очередной раз доказал что его сказки имеют твердое основание. Зрелище было колоссальным. Страшный шторм трепал море вторую неделю, и серые клочья пены и брызг, казалось, наполнили собой все пространство. В один из таких дней Том пришел к нам пешком, что было крайне долго и далеко, и войдя в дом прямо с порога выпалил

9
{"b":"6350","o":1}