ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако никто не стремился первым ступить на шаткий мостик. Рожер прислонился к стене. От запаха гниющих кож желудок сотрясали спазмы, и юноша мельком подумал, на кого его вырвет в этот раз. Вдруг он увидел, как герцог Готфрид взмахнул обнаженным мечом, указывая на залитые солнцем сходни. Вождь стоял на свету, спиной к врагу, и вглядывался в полумрак, призывая своих вассалов следовать за ним. Разозленный герцог сыпал ругательствами на северофранцузском, который понимали почти все пилигримы. Визгливые вопли неверных и хриплые крики столпившихся за плетеными щитами пехотинцев слились в такой шум, что Рожер не мог разобрать слов Готфрида, но вдруг все умолкли (обе стороны задрали головы и как зачарованные уставились в небо, следя за полетом чудовищного валуна), и он наконец разобрал, что кричит герцог.

— Ну, вперед, вы, трусы, негодяи, подлецы, ублюдки, рогоносцы! — пронзительно вопил их предводитель, видя, как с каждой секундой тает последняя возможность начать штурм. Сейчас неверные опомнятся и сбросят сходни со стены… Но последнее оскорбление развеяло горячечный туман, окутавший мозг Рожера, и отдалось в его душе настойчивой, пульсирующей болью. Этот чужеземный герцог, стоявший в круге солнечного света, посмел обозвать его, Рожера де Бодема, рогоносцем! Он сказал чистую правду, отчего оскорбление стало еще более страшным. Такое нельзя было стерпеть: юноша выхватил меч и принялся проталкиваться сквозь толпу, пробиваясь к человеку, который плюнул ему в душу.

В любом бою большинству воинов нужен пример. Они пойдут в атаку заодно с товарищами и побегут вспять, если это сделают другие. Рыцари колебались, не в силах решиться пойти на приступ. Когда Рожер начал распихивать передних, они поняли, что кто-то принял решение. Человек, стоявший спиной к юному рыцарю, вместо того чтобы уступить дорогу, кинулся к мосткам, и вскоре все они, сбившись в кучу, хлынули на освещенные солнцем и обдуваемые свежим ветром сходни. Герцог Готфрид повернулся и повел их за собой.

Рожер не успел выбраться в передние ряды. Стена щитов и шлемов закрыла от него неверных; не думая о них, он сосредоточился на том, чтобы не соскользнуть с этой лестницы, ведущей прямиком на небеса. Слева на уровне бедра тянулось низкое ограждение. Он глянул в ров, почувствовал приступ головокружения и поспешил прикрыться щитом от неприятного зрелища. Каждый, кто оказался сейчас на мостках, боялся низвергнуться в бездну, и этот страх заставлял людей без оглядки стремиться вперед, чтобы ступить наконец на относительно безопасную стену. Они бежали, бежали, точно и не было на них тяжелых доспехов, бежали, точно легковооруженные пехотинцы. Этот натиск был еще более безумным, чем знаменитая пешая атака под Антиохией, и у стоявших на стене египтян не было ни малейшего шанса сдержать его…

Рожер спрыгнул с зубца на крепостной вал и инстинктивно отпрянул влево, чтобы вырваться из толпы. Христиане вопили, что было сил, а арбалетчики бросили свое укрытие и хлынули в ров. Юноша увидел впереди высокого, стройного воина в светлой кольчуге, размахивавшего топориком, и выставил щит, перекрывая ему дорогу. Его пылавший мозг с вялым удивлением отметил, что лицо и руки противника черны, как смоль. Ему не доводилось видеть ничего подобного, но юноша понял, что имеет дело со смертным, а не с дьяволом. Он отвел меч в сторону и с размаху опустил его, выпрямив руку во всю длину. Этот удар должен был разрубить неверного пополам. Но Рожер забыл, как он слаб от лихорадки и дизентерии. Соперник легко парировал удар щитом из сыромятной кожи, а затем, быстрый как кошка, склонился влево и обрушил топорик на правую лодыжку рыцаря. От такого удара не было защиты. Только прыжок на месте мог бы спасти Рожера, но юноша был слишком слаб, чтобы заниматься акробатикой. Он почувствовал, как острие, пройдя сквозь кожаные штаны, вонзается в его голень, а затем опрокинулся направо, скатившись к неогражденному внутреннему краю крепостного вала. Судорожно цепляясь за землю и царапая ее ногтями, Рожер не удержался и соскользнул вниз, на городскую улицу. Падая с огромной высоты, он успел извернуться и рухнул на собственный щит.

Сознание не покинуло его, и на секунду показалось, что он невредим. Даже нога не болела, но это означало только одно: у него сломан позвоночник. Ошеломленный, разбитый и умирающий, он приподнялся на правом локте и обвел взглядом стену. По обе стороны от него крепостной вал чернел головами пилигримов. Кто-то привязал веревку к зубцу стены и спустился в город. Человек остановился рядом с Рожером, взмахнул мечом и во всю глотку прокричал:

— Ville gagnee!

Рожер терял сознание, но знакомый победный клич эхом отдался у него в мозгу.

— Ville gagnee… — простонал он в ответ, уронил голову, и душа его отлетела.

Первый крестовый поход закончился.

Оформление переплета В. Ковригина

Дагген А.

Деус Вульт!: Роман / Пер. с английского Е. А. Каца. — М.: ОЛМА-ПРЕСС Инвест, 2006. — 447 с. — (Тамплиеры).

ISBN 5-94848-321-5

Тамплиеры 

УДК 821.133 ББК 84(4) 

© Издательство «ОЛМА-ПРЕСС Инвест», ISBN 5-94848-321-5

2006 

79
{"b":"6356","o":1}