ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гиперпилот пробудилась вся в поту. Ей пришлось наполнить кокон чуть подогретой водой с синтетическим моющим средством и привести тело в порядок. Сидеры всегда славились своей чистоплотностью.

И только потом Юлька обратила внимание на дежурный пульт Эла светящийся тревожными оранжевыми огнями. Ей нужно было что-то делать, причем немедленно, да только впечатление, остатки чужеродной мудрости и осколки нечеловеческого восторга, все еще занимали ее мозг. Только Человечество важнее всего, только чужие – главная беда!

Пилот вяло потянулась и набрала на укрытой под главным экраном клавиатуре запрос контрольному отделению Элсуса: «последняя решаемая задача». Ответ поступил незамедлительно: «глубинный поиск причины изменения реакции Юлии Сыртовой на виртуальный мир №....., опознание сущности виртуального образа с именем Гурл-Хи».

– Снять задачу, – немедленно воскликнула Юлька.

Перед ее мысленным взором снова появились поверженные рептилоиды и глумливое веселье страшных, смертельноопасных для нелюдей, Гурл-Хи.

«Откуда он здесь, Господи, – пронеслось в голове хозяйки крейсера. – Неужели снова…»

Сердце девушки забилось в сумасшедшем ритме ее любимых мелодий. Фантазии переплетались со снами. Предположения, одно ужаснее другого, теснились в ее голове. Она представила на миг бесчисленные армады инопланетных устрашающего вида звездолетов, рушащиеся города людей, трупы на улицах… И Зверь вылезающий из яйца. Страшное, самое совершенное оружие придуманное человеком…

– Извини, – неожиданно, что Юлька даже вздрогнула, проговорил Эл. – Я увлекся. Но задача оказалась сложнее, чем я мог подумать.

– Ты даже не представляешь насколько, – пробормотала пилот.

Не слишком-то она и радовалась, что ее лучший и единственный друг тоже теперь влез в эти проблемы. Но ей, как любому другому человеку в таком положении, необходимо было с кем-то обсудить эту тему. И Эл, самостоятельно докопавшийся до сути, избавил девушку от терзаний.

– Я так понимаю, – не слишком решительно, произнес компьютер, – тебе удалось узнать несколько больше чем мне.

– Да, – согласилась Юлька, – немного больше.

– Ты не хочешь рассказать мне?

– Нет. Давай займемся «свободным полем». Мне кажется, Гурл-Хи появился в виртуальном пространстве «Капитаньи» из-за чужого корабля. Быть может, Зверь хочет чтобы мы уничтожили вражеский корабль…

Эл не знал, что ему отвечать и поэтому промолчал. Управление огневой мощью «Капитаньи» было вне его компетенции, и он не представлял себе, как можно воевать без применения оружия.

– Наверное, мне придется снова посетить последний виртуальный мир, – горестно вздохнула пилот. – Если Он еще там, я спрошу, что нам делать. После мы это обсудим и примем решение.

Эл снова промолчал. Юлька не спрашивала, да и не могла спросить его мнение в вопросах военных действий. Согласно присущей машинам логике, любое применение человеком силы против другого человека – нецелесообразно, так как может вызвать ответный удар с непредсказуемыми последствиями. Наученный ставить жизнь хозяев превыше всего, Эл не мог понять нелогичное поведение людей в этом вопросе.

Однако супермозг внутренне согласился с хозяйкой, что встреча с неведомым вирусом необходима. Хотя бы для того, чтобы выявить его месторасположение, оценить его мощь и выработать методы противодействия. Проблема «свободного поля» его не слишком занимала. У него давно были готовы несколько десятков вариантов изменения курса, которые одновременно позволяли избегнуть опасности столкновения и не искривляли путь. Возникала небольшая недостача в горючем, но путь заканчивался, и резервом свитита вполне можно было пожертвовать.

Юлька не говорила, но Эл и сам не захотел погружаться в виртуальный мир двойного солнца вместе с ней. Как только разъемы у основания черепа пилота были подсоединены напрямую к главному процессору, мозг крейсера принялся искать чужака.

Впрочем, сильно напрягаться Элу и не пришлось. Чужак проникал в компьютерную сеть корабля извне, из космоса. Супермозг с легкостью определил координаты источника сигнала и занес себе в память. С внешними источниками Эл сражаться умел и поэтому сразу перестал бояться.

– Это враг. Там, у выхода из гипермира нас поджидает эсминец эггонов, – вскричала Юлька, когда разъем выскочил из гнезда и скрылся в специальной нише у затылка. – Мы должны атаковать его!

– Ты хотела обсудить этот вопрос со мной, а потом принимать решение, – напомнил Эл.

– Мы атакуем! – безапелляционно заявила девушка и сжала кулаки. – Разработай схему атаки!

– Прости, я не могу, – посетовал компьютер. – Военные действия не входят в мою программу.

Ведение активных наступательных операций было вне компетенции Юльки Сыртовой. Но у выхода, как она теперь считала, поджидал коварный враг, которого необходимо было убить. Девушка даже застонала от отчаяния и закусила губу.

– Я предлагаю изменить курс и пройти мимо, – продолжал подавать глас разума ИсИн. – На Новой Океании мы сообщим о враге, и пошлют военный корабль…

– Молодец, – взвизгнула Юлька. – Мы выйдем из гипера точно за эсминцем и сожжем их кормовыми дюзами!

– Ошибка определения внешних размеров чужого корабля составляет от 433 до 1134 метров. В мы либо их не достанем факелом, либо врежемся, – поспешил предостеречь Эл.

– Мы рискнем! – уверенно сказала пилот. – Ты станешь корректировать курс все время, до последней секунды выхода. Мы всегда можем отменить программу торможения и пролететь еще несколько парсеков… Вернемся позже…

Все было готово.

Эл не хотел чтобы Юлька отвлекалась на общение со Зверем, поэтому экранировал системы связи от внешнего космоса. Сенсоры постоянно передавали в мозг данные о положении и размерах «врага». Юлька держала палец на кнопке, хотя прекрасно понимала, что в случае катастрофы вряд ли успеет среагировать.

Клубящаяся стена неизвестной субстанции гипермира ждала «Капитаньи» впереди. Звездолет, несущий убегающих от Судьбы людей, мчался прямо на стену, постепенно тормозя. Юлька прикусила губу до крови и не заметила этого.

Гурл-Хи спокойно спал в своем яйце.

2

ТАКТИКА ПРОБУЖДЕНИЯ

«Капитаньи» медленно оживал.

С лязгом захлопнулись люки входных шлюзов, отрезая внутренне пространство звездолета от безжизнья Большого Космоса. По лабиринтам переходов сначала потек, а потом, после включения обогрева жилых отсеков, и рваными клочьями разнесся кислород. Сосульки замерзшего дыхательного газа у решеток воздухоочистелей стаивали прямо на глазах.

Точный поворот овершаг у Юльки не получился. Вдребезги разнесенные столкновением с кораблем чужих кормовые тяговые двигатели нарушили баланс. Чтобы вообще спасти звездолет, при развороте для торможения пилоту пришлось на крен попросту плюнуть. Неуклюжее, урезанное, покалеченное катастрофичным взрывом, сооружение бывшее когда-то гордым звездным крейсером, неслось через Бездну, постепенно сбавляя скорость.

Воздух внутри «Капитаньи» еще не напитался влагой, еще не приобрел запах чего-то животворящего, но Элсус счел его параметры вполне пригодными для дыхания людей и запустил программу пробуждения части экипажа. А потом, словно позабыв о том десятке счастливчиков, которым суждено было первым выслушать неприятное известие, вернулся к контролю сложнейшего торможения в условиях недостатка топлива, дисбаланса и повреждения большинства внешних сенсоров.

Память. Последние минуты до… и сотни часов в неисчислимых снах. Когда наступает момент пробуждения, коварная память рассказывает о том, что случилось уйму времени назад. В это поверить гораздо легче.

Как тут поверить, что дом остался в прошлом и за спиной триллион долгих километров темноты!? Кажется, что откроешь глаза и тебе скажут, что полет отложен… а сон длился полчаса. Тогда можно облегченно вздохнуть и подумать: «Слава Богу, я дома»!

К этому можно привыкнуть, нужны лишь частые тренировки. Арт Ронич обычно просто – просыпался в своей анабиозной камере, считал до десяти, прочищая мозги от остатков сновидений, садился, всовывал ноги в тапочки и отправлялся в душ. Его память не беспокоила мозг рассказами об оставленном минуту назад доме. У Арта Ронича дом был в голове. Арт был прирожденным путешественником.

4
{"b":"6359","o":1}