ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Богиня по выбору
#Имя для Лис
Ликвидатор. Темный пульсар
Тайная жизнь влюбленных (сборник)
Серафина и расколотое сердце
Коронная башня. Роза и шип (сборник)
Полночное солнце
Слова на стене
Свинья для пиратов
A
A

Всевозрастающая торийская нетерпимость Скотта привела в конечном счете к разрыву со старым другом Джеймсом Баллантайном, который пережил банкротство, чтобы стать управляющим, а позднее — с братом Александром — и совладельцем типографии, основанной в свое время им и Скоттом. Баллантайн написал статью в поддержку парламентской реформы; Скотт призвал его в Абботсфорд для объяснений, и после разговора начистоту Джеймс уехал взбешенный. Друзья Скотта с трудом его удержали, когда он хотел ввязаться в свару, выступив с яростным памфлетом против реформы.

Тем временем правительство — по иронии судьбы, кабинет вигов во главе с лордом Грэем, — понимая, что Скотт болен, предложило предоставить в его распоряжение фрегат «Барэм» для морского путешествия зимой 1831/32 года. Врачи убедили Скотта согласиться. 21 сентября в Абботсфорд из Озерного края приехал проводить Скотта Вордсворт, а 23-го Скотт вместе с дочерью Анной и Локхартом отбыл в Лондон. Он чувствовал слабость, и, как отмечено в «Дневнике», мысли у него путались. Тем не менее в Лондоне он продолжал принимать гостей и вращаться в обществе. Наконец 29 октября они отплыли на «Барэме» из Портсмута. Они завернули на Мальту, где сделали остановку, и какое-то время пожили в Неаполе. У Скотта приключилось несколько мелких инсультов, временами он бывал не в себе. Но он продолжал вести себя так, словно все еще был в состоянии писать романы, и ему выпадали периоды ясного сознания и оживленной светской жизни. Он писал письма, вел «Дневник». Последняя запись посвящена их отбытию из Неаполя 16 апреля 1832 года.

С этой минуты Скотт думал только о том, как бы возвратиться в Шотландию. Он не желал говорить ни о чем, кроме Шотландии, и любой североитальянский пейзаж, на который обращали его внимание, сравнивал с каким-нибудь шотландским ландшафтом. Тело и сознание его неуклонно разрушались. В Абботсфорд его привезли 11 июля; рассказ Локхарта об их пути домой относится к наиболее впечатляющим страницам биографической литературы. Старый друг Скотта и его управляющий Вилли Лейдло встречал их на крыльце; Скотта внесли, он не вполне соображал, что к чему, однако, увидев Вилли, воскликнул: «Ага! Вилли Лейдло! Эх, парень, сколько раз я о тебе вспоминал! « Очутившись в родных стенах, он на короткое время почувствовал себя лучше, но затем наступило мучительное ухудшение, завершившееся его смертью 21 сентября.

Знаменательно, что умер он в год принятия Закона о реформе парламента. Его творческое воображение великолепно постигло ход истории до этого момента, но не смогло заглянуть в будущее. Он равно принадлежал эпохам Романтического возрождения и Шотландского Просвещения, и их слияние в его творчестве — уникальное явление нашей литературы. Во многих отношениях Скотт был рационалистом. Хотя его очень занимали суеверия, сам он ни в малейшей степени не был ими затронут и как-то раз безмятежно проспал всю ночь в гостиничном номере, где на соседней кровати лежал труп. «Суеверия весьма колоритны, и я, бывает, заставляю их хорошо на меня поработать, — заметил он однажды, — но чтоб от них произошел ущерб моим интересам или удобствам — такого я не допускаю». Что касается религии, то фанатизм ковенантеров внушал ему отвращение (он как-то назвал их «бандой жестоких и кровожадных изуверов») , а когда Локхарт предложил для его сына Чарлза профессию духовного лица, Скотт в письме к Локхарту отозвался об этом промысле с глубоким презрением. Он считал, что низшим классам религиозное рвение еще может принести какую-то пользу, «благо остерегает от грубых и мерзких пороков», но в высших классах оно «способно чинить одно зло, разбивая семьи, натравливая детей против родителей и наставляя всех в новом, как мне думается, способе угодить в объятия Дьявола, славя Господа». Он верил или, скорее, уповал на бессмертие и верил во всеблагого творца. Этим, пожалуй, исчерпывалась его религиозность, да и ту он любил приправить традицией.

Что касается его личности, то здесь свидетельства современников отличаются единодушием. Его любили так же, как им восхищались. Сегодня мы можем задним числом различить и осудить его самообольщения, корыстную жилку, запальчивость. Столь же ясно мы видим сегодня его потрясающую художественную небрежность, но видим и то, как тесно сливалась она с его чуть ли не самопроизвольным глубоко проницательным творческим восприятием истории. Мы также видим, сколь основательно его чувство истории было связано со своеобразием переходного периода шотландской истории его времени, как балансировало оно между просвещенным прогрессом и культом национальных древностей, между планами развития эдинбургского Нового города и любованием Старым городом. Он как никто выражал Шотландию эпохи от 1745 года до Билля о реформе. Прошлое он судил настоящим, а настоящее — прошлым, но свойственное Уэллсу чувство будущего было ему незнакомо. Этот его недостаток понятен, более того, неизбежен, являясь составной частью его небрежного гения. А гением он в конечном счете и был — гением безоговорочно.

Выборочный список литературы

I. ИЗДАНИЯ СОЧИНЕНИЙ ВАЛЬТЕРА СКОТТА

The works of Sir Walter Scott including the Waverley novels and the poems. Vol. 1 — 50. — Boston — N. -Y. : Houghton, Mifflin, 1912-13.

The poetical works of Sir Walter Scott. With the author's introd. and s/Ed. by J. Robertson. — Lnd, : Oxford univ. press, 1940.

Critical and miscellaneous essays. Vol. 1 — 3. Philadelphia, Carey & Hart, 1841.

The miscellaneous works of Sir Walter Scott, Bart. : Vol. 1-30. — Edinburgh: Black, 1870-1882.

The Journal of Sir Walter Scott. Vol. 1-3. — Edinburgh: Oliver & Boyd, 1939-1946.

The letters of Sir Walter Scott/Ed. by H. Grierson, D. Cook and W. Parker. Vol. 1-12. — Lnd. : Constable, 1932-37.

Скотт, Вальтер. Собр. соч. В 20т. /Под общ. ред. Б. Г. Реизова, Р. М. Самарина, Б. Б. Томашевского. — М. -Л. : Гослитиздат, 1960-1965. Содержание томов: 1. Уэверли, или Шестьдесят лет назад; 2. Гай Мэннеринг, или Астролог; 3. Антикварий; 4. Черный карлик. Пуритане; 5. Роб Рой; 6. Эдинбургская темница; 7. Ламмермурская невеста. Легенда о Монтрозе; 8. Айвенго; 9. Монастырь; 10. Аббат; 11. Кенилворт; 12. Пират; 13. Приключения Найджела; 14. Певерил Пик; 15. Квентин Дорвард; 16. Сент-Ронанские воды; 17. Вудсток, или Кавалер; 18. Пертская красавица. Вдова горца. Два гуртовщика. Зеркало тетушки Маргарет. Комната с гобеленами; 19. Талисман. Стихотворения и поэмы; 20. Граф Роберт Парижский. Статьи и дневники.

II. ЛИТЕРАТУРА О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ СКОТТА

Маркс, Карл и Энгельс, Фридрих. Об искусстве. Т. 1-2. -М Искусство, 1983 (см Именной указатель)

Пушкин А. С. Полн. собр. соч. в 17-ти тт. — Л. Изд-во АН СССР, 1937-1959 (см. Указатель имен).

Белинский В. Г. Полн. Собр. Соч. в 13-ти тт. — М — Л. : Изд-во АН СССР, 1953 — 1959 (см Указатель имен)

Эккерман И. П. Разговоры с Гете — М. Художественная литература, 1981 (см. Указатель имен и названий)

Б а й р о н. Дневники. Письма. — М Изд-во АН СССР, 1963 (см. Указатель имен)

Паевская А. Вальтер Скотт, его жизнь и литературная деятельность Биографический очерк. — СПб. Павленков, г. («Жизнь замечательных людей»).

Елистратова А. А. Скотт. — В кн. История английской литературы, т. 2, вып 1. — М , 1953, с 153-198.

Вальтер Скотт. Биобиблиографический указатель. / Сост. И. М. Левидова — М Изд-во Всесоюзной книжной палаты, 1958.

Эйшискина Н. М. Вальтер Скотт — М. Детгиз, 1959.

Орлов С. А. Исторический роман Вальтера Скотта. — Горький Изд-во ГГУ, 1960.

Реизов Б. Г. Творчество Вальтера Скотта. — М. — Л. Художественная литература, 1965.

Пирсон, Хескет. Вальтер Скотт. — М. Молодая гвардия, 1978 («Жизнь замечательных людей»). То же Изд. 2-е, М.. Книга, 1983.

Hogg, James. The private life and domestic manners of Sir Walter Scott, Bart. — Lnd. : Reid, 1834

28
{"b":"6360","o":1}