ЛитМир - Электронная Библиотека

Элизабет с любопытством огляделась по сторонам в надежде, как можно больше узнать о загадочном постояльце. Но не увидела ничего, что могло бы помочь ей понять его. Белые стены лишены украшений, пусто на дубовом, отполированном до блеска бюро. На небольшой полочке около умывальника, – щетка для волос и бритвенные принадлежности. На крючке – безупречно белое льняное полотенце. И если бы не пестрое одеяло из разноцветных лоскутков, аккуратно застилавшее большую, с пологом на четырех столбиках, кровать, спартанская обстановка комнаты походила бы, скорее, на монашескую келью.

Услышав звук закрывающейся двери, Элизабет невольно вздрогнула. Девушка подумала, что надо бы попросить Макгрегора не закрывать дверь. Но когда она перевела на него взгляд, слова застряли в горле: красивые голубые глаза глядели на Элизабет насмешливо, но тонкое живое лицо было суровым, словно перед ним стоял злейший враг. Меньше всего ей хотелось сейчас быть его недругом: это небезопасно.

– Можете расслабиться. Я никогда ни к чему не принуждал ни одну женщину.

Элизабет улыбнулась, надеясь завоевать его расположение.

– Да, конечно, я нисколько в этом не сомневаюсь, – поспешно ответила она.

На какой-то момент оба замолчали, разглядывая друг друга. Он – словно перед ним нечто загадочное, что еще предстоит понять. Она – с тайным восторгом, любуясь его стройным телом и благородными чертами красивого лица, способного разбить не одно женское сердце. Разыгравшееся воображение создавало образ сильного, отважного и доброго рыцаря.

Чувствуя, что пауза слишком затягивается, и боясь, выдать свое восхищение, Элизабет быстро перевела взгляд на кресло, стоявшее у окна.

– Разрешите, я присяду? – робко спросила она. Эш недовольно поморщился.

– Вы пришли надолго? – спросил он.

– Нет, конечно, – поспешила заверить его Элизабет.

Она поняла, что он хочет, как можно скорее от нее избавиться, но старалась не показывать, что это ее обидело. Она так долго ждала этого волнующего момента и даже не могла представить себе, что встреча с Эшем Макгрегором разрушит ее представление об этом человеке и приведет к разочарованию.

Элизабет знала, что воспитанный мужчина никогда не появится на людях в распахнутой рубашке, приоткрывающей на груди густую поросль темных завитков. Правда, ей просто не с кем было сравнивать Макгрегора. Знакомые мужчины – английские аристократы, как ее опекун, или американские бизнесмены. Но Эш Макгрегор... Он был человеком из другого мира.

– Итак, вы хотели со мной поговорить, мисс Баррингтон? – с явным нетерпением в голосе напомнил Эш.

Девушка с трудом удержалась от замечания относительно его тона, понимая, что пришла сюда не для того, чтобы давать уроки хорошего поведения.

– Я прошу вас изменить свое решение. Пожалуйста, пойдемте со мной в дом мистера Рэдклиффа. Дайте Марлоу шанс поговорить с вами еще раз.

– Марлоу? – переспросил Макгрегор.

– Думаю, он сообщил вам о своем родовом звании. По титулу он – герцог, – ответила девушка.

Уголки рта собеседника заметно напряглись.

– Мне казалось, что вы будете называть его дядей.

– Но он мне не дядя, – поспешила объяснить Элизабет.

Скрестив руки на груди, Эш нахмурился, и ожидая, что скажет она дальше, уставился на гостью.

– Вас, наверное, смущает, что я так называю своего опекуна. Марлоу – это потомственное имя. Дело в том, что близкие к знатным особам лица не пользуются в обращении к ним титулом. Потому я и называю его просто Марлоу. – «Бог мой, ну и чушь я несу», – подумала про себя девушка.

– Не состоите ли вы с ним в кровном родстве? – уточнил Макгрегор.

Застигнутая врасплох, неожиданным вопросом, Элизабет ответила после некоторой паузы:

– Нет, не состою.

– Похоже, Тревелиан набил себе руку, подкупая людей, – процедил сквозь зубы Макгрегор.

– Вы думаете, что... – Рука Элизабет взметнулась к вороту платья и стала нервно теребить камею, приколотую к белому кружеву. – Мне кажется, что вы все понимаете несколько превратно, мистер Макгрегор.

Тот вскинул голову, смерил девушку равнодушным взглядом.

– А вы, должно быть, воспринимаете жизнь иначе, – лениво отозвался Макгрегор.

Элизабет с трудом удержалась от резкого ответа. Она знала – у Макгрегора были веские причины воспринимать мир в мрачном цвете.

– Я не уверена, что вы поняли из слов Марлоу, что его жена еще жива.

– Однако она с ним не поехала, – съязвил Эш.

– Герцогиня плохо переносит дальние путешествия. Она страдает в пути от морской болезни и... – Элизабет замолчала, пытаясь вспомнить причины, которые заставили герцогиню остаться дома. Вообще-то она собиралась отправиться в Америку вместе с мужем, но именно Элизабет упросила ее остаться дома, вызвавшись поехать вместо нее. – Хотя герцогине самой не терпелось поскорее увидеть вас, она решила, что будет лучше, если с герцогом Марлоу поеду я.

– Старик Тревелиан, насколько я понял, ничего не имел против того, чтобы жена осталась дома, – очередной раз ехидно заметил Эш.

Его слова Элизабет встретила в штыки.

– Хейворд Тревелиан – необыкновенный человек! Он очень честный! Добрый! Чуткий! Репутации его можно только позавидовать! – выпалила девушка на одном дыхании.

Эш скептически отреагировал:

– Если верить сказанному, то ваш опекун – настоящий святоша.

– В каком-то смысле, да, – отозвалась Элизабет. – Когда моя мама была маленькой, ее родители умерли от холеры. Мой дедушка и Марлоу были деловыми партнерами и близкими друзьями. Марлоу пообещал стать опекуном мамы в случае, если с ним или бабушкой что-нибудь случится. Этот честнейший и благороднейший человек сдержал слово и взял под опеку мою мать, которой тогда было три года.

Макгрегор продолжал пристально смотреть на свою собеседницу, но прочитать в его взгляде нельзя было ничего.

– А как он стал вашим опекуном? – поинтересовался Эш.

Элизабет отвернулась в сторону, боясь, что он заметит ее погрустневшие глаза, и стала рассматривать книгу, лежащую на кресле.

– Я пришла сюда ненадолго и хотела бы прежде поговорить о вас, – ответила она.

– Обо мне говорить нечего, – решительно отрезал Эш.

Его лицо выражало холодное упрямство.

– Напротив, мы очень многое должны обсудить, – возразила она. – Марлоу искал вас двадцать три года, и вы не должны просто так от него отвернуться, не дав ему шанса и надежды.

– Послушайте, леди, я не тот человек, за которого Тревелиан меня принимает, – в голосе Макгрегора звучала нескрываемая досада.

– Вы не можете утверждать это с такой уверенностью, – не давая ему опомниться, продолжала Элизабет. – Все факты говорят о том, что вы – Пейтон Эмори Хейворд Тревелиан.

Эш покачал головой:

– Прекрасно понимаю страдания старика. Ему, конечно, не легко смириться с потерей, но я не его внук.

– Но откуда вам знать, что вы не Пейтон? – настаивала девушка.

Макгрегор отрывисто и сухо засмеялся.

– Неужели я и вправду похож на внука английского герцога?

Элизабет быстро расстегнула сумочку и вытащила небольшую, в овальной рамке, фотографию, уместившуюся на ладони. На снимке, бережно хранимом под стеклом, были изображены мужчина, женщина и ребенок. Несмотря на небольшой размер фотографии, счастливые и довольные лица просматривались совершенно отчетливо. Глядя на них, казалось, что Господь Бог даровал каждому все, чего он хотел. Но люди заплатили за это счастье высокой ценой – своими жизнями.

Элизабет давно знала эту фотографию. Эмори Тревелиан – такой же красавец, как и отец. Его жена Ребекка – изящная, утонченная женщина, так похожая на сказочную принцессу. Сейчас девушка задержала взгляд на мальчике. Еще, будучи ребенком, она часто думала о нем. Вырастет ли Пейтон таким же красивым, как и его отец? Помнит ли он свой дом? Скучает по бабушке с дедушкой так же сильно, как и они по нему? Хейворд, его жена и Элизабет не теряли надежды когда-нибудь найти Пейтона.

Двадцать три года назад молодая семья приехала в Денвер. Они остановились в доме Шелби Рэдклиффа, кузена Ребекки и делового партнера Эмори. У супругов были дела и желание полюбоваться красотой величественных Скалистых гор. Именно там, в безлюдных окрестностях, на них напали индейцы.

2
{"b":"6361","o":1}