ЛитМир - Электронная Библиотека

Эш пожал плечами. Он не хотел признаваться, что поцелуй был вызван, в первую очередь, желанием. Слишком, нестерпимо стало вожделение, и он не смог ему противиться. Свои мечты о любви к ней он прятал от самого себя в самые укромные уголки души.

– Именно так поступают дикари, когда у них появляется такая возможность. Они целуют хорошеньких женщин, – усмехнулся он.

– Понятно, – холодно бросила Элизабет.

Отвернувшись, она смотрела на проносящуюся мимо гористую местность. Потом снова повернулась и с раздражением упрекнула:

– Вы, по всей видимости, своей дикостью и невежественностью просто упиваетесь. Я должна напомнить, что ваши примитивные инстинкты неприемлемы в нашем обществе.

Эш глубоко вдохнул воздух, пахнущий гарью. Он понимал, что должен немедленно уйти отсюда, оставить ее одну. Но какая-то неведомая сила удерживала его, притягивая к Элизабет. Эш желал, от нее большего, хотел иметь подтверждение своим мечтам о взаимности.

– Так вот, значит, что вы делали, леди Бет? – воскликнул Эш. – Вы тоже, оказывается, не устояли перед примитивным инстинктом?

Отвернувшись, она уставилась на деревянный настил платформы.

– А вы, оказывается, обладаете удивительной способностью играть моими чувствами, – ответила она ледяным тоном, с некоторым оттенком смущения.

Стараясь удержаться от соблазна и снова не схватить ее в объятия, Эш подался назад и припал спиной к двери. Сердце его так же бешено колотилось, как и несколько минут назад. Больше всего ему хотелось крепко прижать Элизабет и держать до тех пор, пока жар его тела не растопит лед ее сомнений.

– Если вам так хочется, могу признаться: вы будите во мне зверя, – сказал он.

Элизабет покосилась в его сторону.

– Могу заверить: меня это не утешает.

Видит Бог, как сильно ему хотелось в эту минуту упасть перед этой женщиной на колени и умолять ее улыбнуться, чтобы она дотронулась до него и сказала что-нибудь ободряющее. Он ненавидел себя за эту слабость, за то, что никогда и никого не хотел так сильно. Элизабет манила его своей улыбкой и нежностью ее больших серых глаз. Она увлекала в мир, где для него не было места, каким бы знатным и богатым он ни оказался.

Как Пейтон Тревелиан он не имел будущего. Не суждено эту женщину назвать своей.

Эш молил Бога только об одном: в следующий раз, когда он посмотрит в красивые серые глаза, пусть вспомнит, что им не суждено быть вместе.

– Думаю, нам пора продолжать наши занятия, – решительным тоном сказала Элизабет и направилась к двери. – Вам еще предстоит узнать многое.

Эш открыл дверь и отошел в сторону, пропуская ее вперед. С высоко поднятой головой и расправленными плечами она стала похожа на классную даму. И только яркий румянец не соответствовал этому образу. Ему лучше было не думать о том, чем он был вызван.

Элизабет твердым шагом прошла мимо Макгрегора, надеясь, что выглядит величественно и с достоинством. Хотя понимала: вряд ли добродетельной может выглядеть женщина, всего несколько минут назад являвшая собой пример распутства.

«Идиотка! Дура! Сумасшедшая!»

Стремительно войдя в комнату, Элизабет схватила со стола книгу с правилами хорошего тона. Она позволила этому человеку играть ее чувствами. Хотя нет, если быть честной до конца, – сама дала ему повод. Подтолкнула его к себе. В последние два дня только и делала, что мечтала о том, как бы еще раз оказаться в его объятиях. Ей хотелось, чтобы он снова поцеловал ее!

«Идиотка! Совсем дура! Своими мечтаниями она чуть себя не погубила. Еще несколько минут, и этот человек полностью завладел бы ее душой и телом!

Макгрегор едва ли понимает, как важен для нее его поцелуй. Для него – поцеловать женщину было так естественно. Он мог перейти к более интимным отношениям, ни на минуту не задумываясь о дальнейших обязательствах. Ему наплевать и на нее, и на ее чувства. Она не должна этого забывать. Господи, ни в коем случае нельзя забываться. В противном случае она точно совершит какую-нибудь непростительную глупость».

Элизабет принялась листать книгу, пытаясь сосредоточиться на ее содержании и не обращать внимания на человека, усевшегося в кресло слева от нее.

Глупому увлечению должен быть положен конец! Она не собирается на радость этому дикарю превращаться в легкомысленную и вздорную старую деву. Он должен, наконец, понять, что она – женщина с сильным характером.

ГЛАВА 11

Эш сидел, подперев голову рукой, и внимательно слушал Элизабет. Маленькая и очаровательная леди, расположившись по правую руку, читала вслух отдельные главы о хороших манерах. Раскрытая книга лежала на коленях, и Элизабет походила на учительницу, объясняющую новый материал.

– Чтобы добиться успеха в обществе, – читала она громким, отчетливым голосом, – человек должен совершенствовать свои знания и развивать ум.

Маленькая, но строгая преподавательница нападала на Эша целый день. За обедом она упрекнула, что он не умеет правильно пользоваться ножом и вилкой. Это было только начало. Оказалось, что он не умеет говорить, ходить, одеваться. Одним словом, все не так. В конце концов, ему ужасно захотелось доказать этой привереде, что кое-что он может делать правильно.

– Ваш голос должен быть негромким, приятного тембра и с отчетливым произношением, – продолжала урок Элизабет.

Латунные светильники на потолке покачивались и бросали золотистые блики на лицо и волосы девушки. На Эша снова нахлынули воспоминания о теплой и страстной женщине, которую он совсем недавно сжимал в своих объятиях. Как зачарованный, не отрываясь, он смотрел на губы Элизабет, слушал мягкий, с английским акцентом голос. Настоящая английская леди! Так, по крайней мере, казалось со стороны. Но под ледяной оболочкой пылал огонь, способный уничтожить любого мужчину.

– Вы никогда не должны перебивать говорящего, – невозмутимым тоном учила Элизабет. – Если он замолчал, не стоит его дополнять или подсказывать слова. Этим вы только обнаружите полное неумение себя вести.

Эш припоминал, как нежно трепетали губы Элизабет, как прижималась упругая грудь и как сладко пахли ее волосы. Он не мог забыть взгляд – теплый, нежный, манящий. Каким бы безумством это ни было, ему снова захотелось заглянуть в зовущие и горящие страстью глаза, почувствовать незабываемый поцелуй, ощутить тепло бархатной кожи и сгореть дотла в ее жарком огне.

– Находясь в обществе, вы не должны вступать в спор, – снова услышал он голос Элизабет.

Мягкий свет лампы падал на темно-красные розы, приколотые к плечу экстравагантного, без рукавов, платья. Эш любовался матовой кожей обнаженных рук и неглубокого декольте в форме сердца. Днем она носила строгие, с глухим воротом, платья. Вечером, надевала открытые, выгодно подчеркивающие стройную изящную фигурку. Мысленно Эш освободил тело от мягкого шелка и любовался совершенным по красоте бюстом.

– Искусство ведения разговора заключается в том, что вы предлагаете интересную для всех тему. Но будьте осторожны: вы должны не только уметь говорить, но и слушать.

Эш сделал глубокий вдох, пытаясь уловить исходящий от нее тонкий аромат. Чтобы почувствовать деликатный и неназойливый запах леди Бет, в отличие от сильного запаха духов Хэтти, ему приходилось подходить к ней совсем близко. Что бы сказала она, если бы сейчас он так и сделал? Нежно привлек бы к себе? Эш опустил глаза, глядя на изящный изгиб шеи, и почувствовал, как его снова охватывает желание.

– Мистер Макгрегор?

Вздрогнув от неожиданности, замечтавшийся Эш поднял голову и встретился взглядом с глазами девушки, которые с любопытством смотрели на него.

– Что-нибудь не так? – озабоченно поинтересовалась она. – У вас такое странное выражение лица.

«Что может быть странного в лице возбужденного мужчины?» – подумал Эш.

Возможно, он и вправду выглядел сейчас несколько глуповато. Странно, он никогда не предполагал, что его сможет так воспламенить какая-то тощая и занудливая, старая дева. Но это случилось. Однако Эш прекрасно понимал, что сидящая рядом женщина недосягаема, как звезда на небе.

30
{"b":"6361","o":1}