ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я просто подумал, что за один день едва ли осилю все правила, – ответил Эш после некоторой паузы.

– О! – Элизабет смущенно потупила взор. – Прошу прощения. Я и не думала, что уже так поздно. Нам так много надо еще выучить, а времени – совсем мало.

«Интересно, – подумал он, – что же меня будет ждать в Англии?»

От этой мысли ему стало нехорошо.

– Вы хотите сказать, что у нас остается мало время, прежде чем Тревелиан станет показывать меня своим друзьям? – растерянно спросил он.

– Времени, – поправила она. – У нас остается мало времени.

– Да, я понял. – Эш с силой сжал гладкие деревянные подлокотники кресла.

Весь сегодняшний день, стоило открыть рот, как леди снова и снова напоминала ему о том, как далек он от мира, в котором жила она. Это действительно так. Они даже говорили на разных языках. Сейчас Эш чувствовал себя так же неуверенно, как и тогда, когда Джон Макгрегор спас его от смерти. Он оказался чужим в том мире, полном холодного равнодушия и презрения к бедному, несчастному подростку.

Закрыв книгу, Элизабет положила руки на темно-коричневую обложку и с нежностью посмотрела на Эша.

«Проклятье! Она смотрит на него, как на перепуганного до смерти мальчишку, нуждающегося в поддержке».

– Марлоу не собирается вас никому показывать, – сказала она. – Но вы должны понять, что своим возвращением вызовете в обществе настоящий ажиотаж. В вашу честь будут устраивать званые вечера и балы. И я не удивлюсь, если вас пожелает видеть сама королева.

Эш озабоченно нахмурился и спросил:

– Какая еще королева? Элизабет удивилась:

– Ее Величество королева Виктория. Поспешно вскочив с кресла, Эш подошел к окну: воздух в салоне показался вдруг душным и жарким. Он с трудом дышал и никак не мог набрать полные легкие. Ухватившись за край тяжелой бархатной с золотой каймой портьеры, Эш рывком раздвинул ее и распахнул окно.

Ритмичный стук колес стал громче, и в салон ворвался едкий запах гари. Эш с жадностью вдыхал щекочущий ноздри воздух, пытаясь обрести внутреннее равновесие, которое всегда его поддерживало.

Сзади послышался мягкий шелест шелка. Не оборачиваясь, Эш прекрасно знал, что сейчас делала Элизабет. Когда она подошла к нему поближе, он почувствовал, как стала пощипывать кожа, словно он обнаженным стоял под прямыми лучами солнца.

После обеда у Шелби Рэдклиффа он снял сюртук, который специально покупал для этого. Ко всему, он закатал рукава рубашки, чем заслужил неодобрительный взгляд Элизабет и замечание, что джентльмен не позволяет себе ходить наполовину одетым. Он никак не мог понять, зачем надо к обеду как-то по-особенному выряжаться и почему старик Тревелиан и Элизабет переодевались по десять раз в день. Возможно, таким образом, богатые люди демонстрировали окружающим свой гардероб.

Ожидая, с какой яростью обрушится на него сейчас Элизабет, он с силой сжал руки в кулаки. Но она, похоже, не собиралась читать лекцию, как следует подниматься с места, раздвигать портьеры, держать голову или дышать. Она повернулась к окну и стала всматриваться в прозрачные в лунном свете силуэты деревьев.

– Я никогда не забуду тот день, когда впервые была представлена королеве, – тихо заговорила, наконец, Элизабет. – Когда я к ней подходила, ноги так дрожали, что я боялась, как бы Ее Величество не услышала стук моих коленок. Приседая перед королевой в реверансе, я молила Бога только об одном, чтобы не запутаться в подоле платья и не упасть. Со стороны, должно быть, я производила впечатление полнейшей дуры.

Эш повернулся к девушке, и у него перехватило дыхание, когда она ему улыбнулась. Казалось, он весь день только и ждал улыбки прекрасной леди.

– Сколько лет вам тогда было? – поинтересовался Эш.

– Шестнадцать, – засмеялась Элизабет, и мягкое журчание смеха заставило улыбнуться и Эша. – Я была тогда ужасно юной.

Припав плечом к оконному переплету, Эш любовался девушкой. Серебристая луна и мягкий желтоватый свет лампы красиво оттеняли ее лицо. Она была так хороша собой, что невозможно было отвести от нее глаз!

– Надеюсь, вы не запутались в подоле платья и не упали? – спросил Эш.

Девушка покачала головой:

– К счастью, я достойно справилась с этим сложным испытанием, только головная боль напоминала мне потом о потрепанных изрядно в тот день нервах.

– У меня совсем другая ситуация, – печально заметил Эш. – Мне не шестнадцать лет. И я никакой не английский маркиз.

Элизабет улыбнулась, и глаза ее радостно заблестели.

– На этот раз вы все правильно сказали, – обрадовалась она.

– Наверное, вы – хороший учитель. Элизабет потупила взор с неподдельной скромностью, какой Эш не видел ни у одной женщины.

– Скорее всего, – ответила она, – вы оказались способным учеником.

В эту минуту Эшу безумно захотелось самому преподать урок своей строгой учительнице. Не удержавшись, он дотронулся до нежной, теплой руки Элизабет, которую освещал, мягкий свет лампы. В ее глазах появилось удивление, но она не отпрянула, а продолжала стоять на месте. Ему стало хорошо и спокойно: пусть даже на короткий миг, но он не оставался один на один со своими страхами и тревогами.

Эш провел кончиком пальца вдоль губ девушки, и его обожгло ее жаркое дыхание. Он почувствовал, как внутри начинает просыпаться безумное желание. Словно гигантская змея, оно обвивало всю его плоть. Эш осторожно коснулся большим пальцем припухлой нижней губки. Огромные красивые глаза выражали целомудрие девушки, ничего не знавшей об отношениях мужчины и женщины. В них угадывались также любопытство и нарождающееся желание. Леди хотела найти ключ к разгадке тайны, о существовании которой начала догадываться только сейчас. Что ждет ее? Какие секреты откроются, когда она вкусит запретный плод? О да! Леди явно сгорала от любопытства. Нетерпение охватило Эша.

Кончик его большого пальца осторожно раздвинул жаркие влажные губы Элизабет, от которых он не мог отвести взгляда. Кровь едва не вскипала в жилах, сердце в груди учащенно билось. Элизабет вдруг тихо и печально простонала, словно маленький пушистый зверек, угодивший в острые когти ястреба.

Господи! Как сильно он хотел обладать этой женщиной! Прямо сейчас. Здесь. Мысленно он уже представлял себе Элизабет с разметавшимися по плечам волосами на узком диванчике, где лежала книга о правилах хорошего тона.

– Что вы делаете? – тихим шепотом спросила она.

Эш с трудом узнал свой голос, когда заговорил:

– Прикасаюсь к вам.

– О, – только и могла выговорить Элизабет. Странная эта женщина даже не подозревала, как сильно ему хотелось освободить ее тело от красивого шелкового платья. Он справился бы с этой задачей без труда. В тринадцатилетнем возрасте в борделе мисс Хэтти он узнал, что такое женщина. Работавшие там девочки научили его разным премудростям своей профессии.

Он знал секреты проституток, утешавших его своими ласками. С их помощью Эш познал все изгибы и ложбинки женского тела. Они научили его творить настоящие чудеса с помощью одних только губ и языка.

Но ни разу в жизни ему не доводилось первым переводить женщину через порог невинности. В этом деле он был таким же новичком, как и прекрасная леди. Испуганная, заинтригованная и нетерпеливо ожидающая, что произойдет дальше. Эш чувствовал, как она дрожит. В пахнущем гарью воздухе он улавливал ее неповторимый аромат. Леди Бет была совсем не такой женщиной, каких он знал. Она ожидала от него не только интимных отношений, но и большего, чего он не мог ей дать.

Эш опустил руку.

– Уже поздно, – сказал он. – И вам пора ложиться спать. – Голос Эша был хриплым от возбуждения.

Девушка отступила назад. В ее глазах появилось растерянное выражение, сменившееся гневом.

– Мистер Макгрегор, – с достоинством ответила Элизабет, – я – не ребенок, и мне не нужно напоминать, когда я должна лечь спать.

Если бы она знала, как учащенно билось сердце в его груди, она сорвалась бы с места и убежала без оглядки.

31
{"b":"6361","o":1}