ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да. Он мне об этом сказал, – ответила она.

– Возвращайтесь в свое купе, леди Бет. Мне не нужна ваша помощь.

– Но рана должна быть хорошо обработана, – настаивала девушка, не останавливаясь у входа. – И потом, я должна сказать...

Эш стоял перед фарфоровым умывальником совершенно, обнаженным. Элизабет остановилась, как вкопанная, словно наткнувшись на красивого дикого зверя, пришедшего к ручью на водопой. Она никогда в своей жизни не видела мужчины даже без рубашки, а...

Золотистый свет лампы выхватывал из полумрака мощный мускулистый торс. Элизабет была не в силах отвести взгляд от изящной ложбинки на спине, где смуглая загорелая кожа плавно переходила в бледную, почти белую.

Она сразу вспомнила виденные в Италии мраморные статуи. Тогда она решила, что столь совершенные мужские тела, – всего лишь воображение скульптора. Теперь поняла, что ошибалась.

Гладкое мускулистое тело Эша мерцало в неярком свете лампы. Его фигура была живым олицетворением мужской силы и мощи. Забыв о правилах приличия, зачарованная Элизабет, смотрела на обнаженного мужчину. Все ее тело постепенно охватывала дрожь, трепетал, кажется, каждый нерв.

– Леди Бет...

Низкий голос Макгрегора вывел ее из оцепенения. Посмотрев в зеркало, она встретилась с его взглядом. В нем сквозила насмешка. Он видел, как она на него смотрит.

Элизабет резко отвернулась и крепко прижала к себе ящичек. Она знала, что краска стыда, залившая лицо, пройдет нескоро. А ужасное волнение, что испытала при виде обнаженного Эша, будет преследовать ее всегда. Ничто теперь не заставит забыть это удивительно красивое и сильное тело.

– Мистер Макгрегор, почему вы не предупредили меня о том, что вы... что вы... не совсем... готовы принять меня? – запинаясь от волнения, выговорила, наконец, Элизабет.

– Насколько мне помнится, я сказал, чтобы вы уходили, – ответил Эш, и в голосе звучала явная насмешка.

– А я помню, как сказала, что все равно обработаю вашу рану, – упрямо возразила она.

За спиной Элизабет послышалось мягкое шуршание. Скорее всего, это был шелест разворачиваемого полотенца.

– Мне не нужна помощь, – отказывался Эш.

– Какой вы упрямый! – воскликнула девушка.

– Мне кажется, что вы ничуть мне не уступаете, – поморщившись от боли, заметил Эш.

Элизабет направилась к бюро, стоявшему у двери.

– Я бы не назвала себя упрямой, – сказала она и поставила ящичек на гладкую полированную поверхность.

– Да, да, это так же верно, как и то, что у быков нет яиц, – усмехнулся Эш.

Элизабет едва не задохнулась от возмущения.

– Мистер Макгрегор, как вам не стыдно, – голос ее звучал укоризненно. – Вы не должны говорить подобные вещи.

– Постараюсь это запомнить. – Эш тяжело вздохнул. Он чувствовал себя, смертельно уставшим.

– А теперь прошу вас, возвращайтесь к себе. Я сам позабочусь об этой пустяковой царапине. Мне, не нужна... – он вдруг замолчал.

Элизабет хотела броситься к нему, но колебалась, раздираемая беспокойством, за Эша и своей стыдливостью. Свет лампы, висящей над бюро, отражался на гладкой полированной поверхности. Нахмурившись, Элизабет всматривалась в свое отражение и с нетерпением ждала продолжения фразы, начатой Эшем.

– Мистер Макгрегор, – не дождавшись, позвала она.

Эш ответил не сразу.

– Хотя, нет, мне... возможно, понадобится... Он не договорил: с его губ слетел хриплый стон.

ГЛАВА 13

Элизабет резко обернулась, и волосы разлетелись блестящим шелковистым веером. Эш держался за дверной проем, и костяшки пальцев белели от напряжения.

– Бет, – чуть слышно прошептал он и покачнулся.

– О Боже! – испугалась Элизабет. Бросившись, к тяжело осевшему на пол Эшу, она обхватила руками его тонкую талию.

– Держитесь за меня. – Эш положил руку ей на плечо. – Вот так, – прибавила Элизабет.

– У меня... кружится голова, – с трудом произнес он.

– Держитесь за меня, и вы не упадете, – взволнованно приговаривала Элизабет.

Она помогла ему встать и повела к кровати. Поддерживая Эша за талию, девушка схватилась за мягкое махровое полотенце, обвязанное вокруг его бедер. Через несколько шагов, оно соскользнуло и упало на пол. Элизабет смотрела прямо перед собой, стараясь не замечать наготы.

– Вот так, – подбадривала она, – осталось совсем немного. О, простите, ради Бога, – смущенно пробормотала она, когда Эш наткнулся на бюро и глухо застонал.

– У нас все прекрасно получится. Осталось несколько шагов. – При этих словах девушка ударилась о край кровати.

– Осторожнее. Вы чуть... не, о Боже... Осторожнее!

Подавшись всем телом вперед, Эш упал на постель, увлекая за собой Элизабет. Не успела она и глазом моргнуть, как оказалась на матраце, прижатая телом Эша. Синий бархат покрывала нежно укутывал ее, и она лежала в мягком уютном гнездышке рядом с обнаженным мужчиной. Эш уткнулся лицом в ее пушистые волосы и замер от усталости. Жар его тела проникал через темно-красный шелк платья и белый хлопок белья. Лицо Элизабет горело. Сердце стучало так громко, что Эш не мог его не слышать.

Казалось, мир вокруг исчез. Остались лишь горячее мужское тело и нежный бархат покрывала. Элизабет пылала от его прикосновения. Кружилась голова от особого, «лимонного», запаха Эша. Волосы щекотали щеку, и ей безумно хотелось зарыться в роскошную темную гриву. Элизабет осторожно коснулась гладкой мускулистой спины. В мечтах она представляла себя в объятиях самого восхитительного мужчины. Но им всегда был Пейтон. И только Пейтон. Плод ее воображения.

Эш зашевелился и, приподнимаясь на локте, тихо застонал.

– Я не причинил вам боли? – спросил он.

Элизабет молча смотрела ему в глаза, пытаясь найти в себе силы произнести хоть слово. Ей казалось, что она тонет в потоке нахлынувших чувств. В глазах Эша постепенно рассеивался туман, вызванный болью, уступая место ясному и откровенному огню страсти. Он спрашивал взглядом, можно ли ее поцеловать.

«Поцелуй меня», – девушке стало страшно от собственного желания.

Эш осторожно коснулся щеки Элизабет тонкими длинными пальцами. Убрав с лица прядь волос, легонько пощекотал ее возле мочки уха. Опустив ресницы, остановился взглядом на губах.

Мгновение, которое казалось вечностью, она неподвижно лежала в объятиях Эша и с тревогой прислушивалась к своему телу, которое все больше и больше охватывало возбуждение. Она молча ждала, боясь даже дыханием спугнуть свое желание.

– Вы не должны здесь находиться, – нахмурился вдруг Эш, и рука, лежавшая на плече Элизабет, сжалась в кулак.

«Да. Должна, за милю обходить этого человека, если хотела хоть как-то защитить свое сердце. Не говоря уж о невинности».

– Если бы я не пришла на помощь, вы упали бы лицом вниз, – растерянно пробормотала девушка.

Эш улыбнулся, и полные, красиво очерченные губы показались такими соблазнительными, что она с трудом удержалась, чтобы не притронуться к ним рукой.

– Похоже, ваше упрямство сослужило мне добрую службу. Я вам благодарен, – сказал он.

– Никакая я не упрямая, – вспыхнула она.

– Это я уже слышал.

Он хотел встать, но, поморщившись, схватился за бок.

– У вас опять пошла кровь? – взволнованно спросила девушка.

– Похоже на то, – отозвался Эш.

Он посмотрел на платье, и девушка под его пристальным взглядом почувствовала, как ее обдало жаром.

– Боюсь, я испортил ваше чудесное платье, – виновато сказал Эш.

– Как вы можете сейчас думать о каком-то платье? – возмутилась она и, положив руку на его плечо, попросила:

– Дайте мне встать. Я должна посмотреть, насколько серьезно вас ранили.

Помолчав немного, он неуверенным голосом ответил:

– Если вы еще не заметили, то я, похоже, потерял свое полотенце.

Элизабет заметила это давно.

– На мне ничего нет, – повторил Эш. – Если вы не хотите смутиться, закройте глаза, пока я натяну на себя покрывало.

Девушка густо покраснела от щекотливости ситуации.

34
{"b":"6361","o":1}