ЛитМир - Электронная Библиотека

Что, черт побери, с ним происходит? Эта женщина совсем не нужна ему! Он не нуждается в лживых признаниях и неискренних словах. Ему вообще никто не нужен. Он долго заботился о себе сам, прекрасно справится и сейчас.

Элизабет стояла на расстоянии, и ему оставалось только жалеть, что она не рядом.

– Я никогда не видела, чтобы кто-нибудь так быстро нашел дорогу в этом Лабиринте, – снова заговорила она. – Вы шли так уверенно, словно знали каждый его поворот.

Эш потянул носом прохладный воздух и невольно подумал, что пытается уловить в нем запах лаванды.

– Может быть, у меня от природы дар разгадывать лабиринты, – стараясь казаться безразличным, ответил он.

– Марлоу говорил, что вы часто играли здесь в детстве. Значит, все-таки что-то помните.

В голосе Элизабет звучала уверенность. Эш обернулся. Ее лицо оставалось в тени от падавшего на спину света, но он догадывался, что оно сейчас выражает: спокойствие и желание знать правду.

– Я не уверен в том, что помню, – уклонился он от ответа. – Может быть, это лишь плод моего воображения.

– А если это пробуждение сознания о вашем прошлом? – прямо спросила девушка.

Эшу показалось, что пол уходит из-под ног. Он не мог полагаться на свои предположения. Все было, как в тумане, – неясным, расплывчатым и нереальным.

– Может быть, – нерешительно произнес он. Ступая осторожно и неуверенно, Элизабет направилась к нему. Когда она вышла из яркого солнечного света, он разглядел ее лицо. В глазах были задумчивость и волнение.

Сладкий запах лаванды становился все ощутимее. Он дразнил Эша, манил к белой гладкой шее, – хотелось припасть к ней и долго-долго вдыхать удивительный волнующий аромат. Как он ни старался, картины в его воображении становились более откровенными и эротичными. Он представлял себе белеющие в полумраке груди Элизабет и нежно-розовые, отвердевшие от желания соски.

– Что вы будете делать, когда узнаете, что вы – Пейтон Тревелиан? – продолжала наступление девушка.

Ни в ее голосе, ни в глазах не было сомнения. Уверенность Элизабет в том, что он – Пейтон, была такой же крепкой, как окружавшие их стены.

– Не знаю, – честно признался он.

– Но вы должны понять, что именно это место и есть ваш дом, – настаивала Элизабет.

– Если я и в самом деле Пейтон Тревелиан, то жил здесь много лет назад. Все в жизни меняется. Изменился и я. – Эш посмотрел ей в глаза. – Я не уверен, что смогу когда-нибудь назвать этот дом своим. Независимо от того, кто я такой.

Губы девушки сурово сжались.

– Вы испытываете такие чувства только потому, что кажетесь себе рыбой, выброшенной на берег. Вы чувствуете себя неуверенно оттого, что вам чужды законы светского общества.

– Моих знаний вполне достаточно, чтобы понять, что такой человек, как я, никогда не будет чувствовать себя в этом мире свободным, – спокойно ответил он.

Элизабет улыбнулась, и в глазах появился решительный блеск.

– Может быть, вам следует подождать? Вы приобретете за это время больше знаний и только потом примете решение? – спросила она.

Эш испытал облегчение, будто камень свалился с души. Смешно, но рядом с этой маленькой женщиной все невозможное начинало казаться возможным.

– Что ж, нам еще предстоит узнать, насколько вы хороший учитель, леди Бет, – по-доброму улыбнулся он.

– Я нисколько не сомневаюсь, что, если вы всерьез возьметесь за дело, то сумеете за короткий срок освоить премудрости аристократической жизни и поведения джентльменов.

Глядя на красивые губы Элизабет, он вспомнил их сладкий вкус. Снова, в который раз, хотелось заключить ее в свои объятия. Все-таки он непроходимый дурак, если все еще позволяет себе думать об этом. Женщина, к которой его так влекло, была, прежде всего, леди, а значит, владела массой всяческих хитроумных уловок, позволяющих обводить мужчину вокруг пальца. Однако чувственные образы манили все сильнее, как стол с яствами – голодного. Осторожно прикоснувшись к щеке Элизабет, он с наслаждением ощутил, какая она нежная и теплая. Губы ее раскрылись, и с них сорвался тихий вздох удивления. Она не отстранилась от него. Может быть, ей показалось, что именно сейчас она очень ему нужна.

Элизабет знала, что оставаться наедине с Макгрегором для нее рискованно. Но в груди уже бушевал ураган, с которым ей одной не справиться. Да и отвернуться от него она уже не могла. Он для нее значил многое.

Она положила руку на грудь Эша, чувствуя, как бешено, колотится его сердце.

– Ты не одинок, Эш, – тихо сказала она. – Я всегда буду рядом.

Он закрыл глаза, словно боролся с искушением. А когда открыл, они были полны желания. У нее невольно перехватило дыхание.

Сквозь рубашку Элизабет ощутила жар, обжигающий огонь которого постепенно переходил в ее тоскующее тело. С наслаждением вдыхая, неповторимый запах Эша, она даже не пыталась скрыть своих чувств. Не хотелось думать о том, что будет завтра. Быть бы только в жарких объятиях Эша и сходить с ума от нежных поцелуев.

– Я никогда не встречал такого человека, как ты, – тихо прошептал Эш.

– И я тоже, – слабым эхом отозвалась девушка и привстала на цыпочки навстречу поцелую.

Сильные мужские руки обхватили Элизабет. Небольшие упругие девичьи груди страстно прильнули к широкой груди. Элизабет невыносимо мешали многочисленные одежды, которые разделяли ее и Эша.

Обвив руками шею, она запустила пальцы в его густые волосы и крепко поцеловала. В огне страсти сгорала всякая логика. Мысли окончательно путались, успела лишь подумать: кажется, сбывается ее самое сокровенное желание. Возможно ли, чтобы дикий и неукротимый, Макгрегор отдал женщине свое сердце! Сможет ли она его приручить?

– Ты нужна мне, – тихо прошептал Эш.

От долгожданных слов ее охватила сильная дрожь. Это было многообещающее начало.

Руки Эша скользнули вверх и стали двигаться по спине Элизабет. Не прошло и минуты, как она ощутила разгоряченной кожей прохладу ветерка. Боже правый! Он справился с пуговицами быстрее, чем служанка. В который раз водоворот чувств снова затягивает ее в пучину.

Когда на обнаженную спину Элизабет легла ладонь Эша, она едва слышно вздохнула. «Останови его», – шептал внутренний голос. Надо это сделать и как можно быстрее, но где взять силы? Как только мужская рука касалась ее, девушка забывала, о всех правилах приличия. Она не находила слов, которые могли бы его остановить.

Эш осыпал поцелуями лицо девушки, шею, плечи.

– Ты не представляешь, как сильно я тебя хочу, – прошептал он и припал губами к жилке на ее плече.

«Чувство им владеет больше, чем простая похоть, – пыталась убедить себя Элизабет. – Я ему небезразлична. Может быть, он меня не любит. Пока не любит. Но любовь обязательно придет. Я верю, что когда-нибудь он одарит меня большой и искренней любовью».

Ей нравилось, как быстрые пальцы освобождают ее от одежды. Она была готова отдать ему то, чего он так сильно желал.

Элизабет медленно, словно кукла, подчиняющаяся воле хозяина, опустила руки. Мягко шурша, шелк скользнул по груди, бедрам, ногам и упал на пол большим блестящим ворохом.

Ей не терпелось ощутить на обнаженном теле влажные поцелуи Эша. Хотела, чтобы было так, как снилось во сне.

Запустив руки под сюртук, Элизабет стянула с его плеч не нужную сейчас вещь, и элегантный наряд последовал за платьем. Словно испугавшись, что девушка опомнится, он крепче прижал ее. «Неужели он не понимает, что я по уши в него влюбилась? И пребываю в таком состоянии с того дня, как впервые его увидела. Разве он не догадывается, что я люблю его и сердцем, и душой?»

– Я люблю тебя, Эш, – призналась девушка, не в силах больше молчать.

Услышав ее откровение, он задрожал еще сильнее от нестерпимого желания.

– Моя прекрасная принцесса, – прошептал он и жадно припал к губам.

На этот раз ничто не могло им помешать. Отступать назад было поздно, да и не хотелось.

Но вдруг она почувствовала, как тело Эша стало напряженным и скованным. Не прошло и нескольких секунд, как он резко прервал поцелуй. Когда Элизабет открыла глаза, она увидела, что Эш смотрит на дверной проем. Сквозь бешено колотящийся стук сердца она только сейчас услышала приближающиеся по дорожке шаги.

50
{"b":"6361","o":1}