ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Фатальное колесо. Третий не лишний
Разбитые окна, разбитый бизнес. Как мельчайшие детали влияют на большие достижения
Виттория
Семейная тайна
Когда говорит сердце
Рыцарь Смерти
Цветок в его руках
Еда по законам природы. Путь к естественному питанию
Основано на реальных событиях

Не ожидавшая, такого поведения, Элизабет невольно отступила назад, запахивая на груди разорванную сорочку.

– Разве в этом была необходимость? – искренне удивилась она.

Опустив руки, Эш смерил ее ледяным взглядом.

– Давай закончим раз и навсегда, принцесса, – мрачно заявил он. – Я не собираюсь больше верить ни единому твоему слову. Поэтому не трать их понапрасну.

– Понимаю, у тебя в прошлом было много причин не доверять людям, но я не хочу, чтобы ты считал меня обманщицей. Я никогда и никому не лгала! – горячо воскликнула Элизабет.

Эш прикоснулся к обнаженному телу жены, выглядывавшему из разорванной рубашки. Вздрогнув, Элизабет замерла. В больших серых глазах было ожидание. Скользнув кончиками пальцев по длинной нежной шее Элизабет, Эш погладил округлые холмики грудей и спустился к плоскому животу. Он чувствовал, как девичье тело дрожит под его рукой.

– Я хочу, чтобы ты разделась, – повторил муж.

Элизабет продолжала пытливо вглядываться в его лицо, надеясь увидеть брешь в холодном, созданном им панцире. Эшу казалось, что она заглядывает в его больную, израненную душу.

– Сними с себя рубашку или, я ее порву, – буркнул он сквозь зубы.

– Если ты так хочешь... – пожала она плечами.

Сквозь злость, затмившую его сознание, в мягком ее голосе он уловил странные нотки. Эш уже убедился, что эта леди никогда легко не уступает. Сейчас же с кротким видом стояла перед ним и послушно сбрасывала сорочку. Рубашка, мягко обнимавшая грудь, живот и длинные ноги, соскользнула с плеч и тихо упала на пол. Он был зачарован этим зрелищем. Свет подчеркивал красоту матовой кожи, упругая грудь вздымалась и опадала при каждом вздохе, а розовые соски были напряженными и соблазнительными. Эта женщина оказалась гораздо красивее, чем рисовало Эшу его воображение.

– Ты ведь никогда не сдаешься без боя, – растерянно произнес он.

– Я не хочу с тобой воевать, – мягко ответила Элизабет и дотронулась пальцами до широкой груди Эша. – Я хочу тебя любить.

– Любить? – усмехнулся Эш, ему хотелось задеть ее побольнее. – К чему такие возвышенные слова, принцесса? Меня интересует лишь то, что находится у тебя между ног.

– Что ж, если ты так хочешь, я могу стать для тебя проституткой, – сказала она, продолжая нежно гладить грудь мужа. – Правда, я не знаю, с чего начать. Тебе придется меня научить.

Рука Эша скользнула между бедер девушки и нащупала самое сокровенное местечко. Ему показалось, что он ощутил пальцами теплый тающий мед. Когда он отыскал влажный и мягкий бугорок – источник женского наслаждения, – девушка тихо вскрикнула и ухватилась за его плечи, словно боялась упасть.

Легонько прикоснувшись к губам Элизабет, Эш пощекотал кончиком языка уголок ее губ.

– Твое тело само подскажет, как играть роль проститутки, – прошептал он.

Элизабет посмотрела мужу в глаза:

– Если ты меня ненавидишь, то почему так сильно хочешь?

В бездонных серых глазах было столько любви, нежности и желания, что в них легко было утонуть.

«Все это ложь», – напомнил себе Эш.

– Как-то раз Хэтти сказала мне, что главное в их профессии – умение притворяться, – сухо ответил он. – Сейчас я представлю себе, что ты не лгунья, какой являешься на самом деле.

Элизабет больно было это слышать. Ему показалось, что влажный блеск глаз вот-вот превратится в слезы. Но она не заплакала.

– Мне же остается представлять себе тот день, когда ты, наконец, поймешь, как сильно я тебя люблю, – печально отозвалась Элизабет.

Черт бы побрал эту женщину! Черт бы побрал ее за то, что она так упорно пытается заставить его поверить в свои лживые слова! Схватив ее за талию, он грубо притянул к себе.

– Насколько я помню, вчера ночью ты без особого труда представила себе, что именно обо мне мечтала и грезила всю жизнь.

– Ты прав, – согласилась Элизабет. – Я мечтала о Пейтоне. – Говоря это, она продолжала гладить Эша по спине. – Я часто воображала себе, каким он будет, представляла его голос, прикосновения. Мне кажется, я всегда немного любила Пейтона.

Эш почувствовал острый укол ревности. Бет мечтала о джентльмене. О мужчине своих грез. А вместо этого пришлось выйти замуж за него, – дикого и необузданного.

– В таком случае тебе легко будет это сделать, – насмешливо сказал Эш.

– Нет, нелегко, – покачала головой Элизабет, – ведь я не вижу в твоих глазах ничего, кроме ненависти.

– А ты закрой глаза, – посоветовал Эш, в его голосе прозвучали стальные нотки.

– Нет. – Она легонько потерлась щекой о грудь мужа. – Эта ночь для меня особенная, даже если для тебя она ничего не значит. Сегодня я отдаю тебе свое тело и душу. Хочу, чтобы в памяти сохранилась каждая минутка.

Боже, какой же сладкой казалась ложь в устах этой женщины. Но он не станет ей верить. Он не позволит, чтобы она снова ранила его в сердце. Взяв в руки лицо жены, он заглянул в насквозь лживые глаза.

– Браво! Ты – прекрасная актриса. Девочки Хэтти в подметки тебе не годятся.

– Я знаю, ты мне не веришь! – страстно воскликнула Элизабет. – Но я хочу, чтобы ты знал: я люблю только тебя и именно тебя, а не тот образ, который создала в своем воображении.

«И снова она врет», – с досадой подумал Эш, а вслух сказал:

– Ты слишком много говоришь. Хорошая проститутка знает, когда ей надо помолчать.

– Только трус боится правды, – тихо прошептала Элизабет и припала губами к руке мужа. – Я не верю, что ты трус.

– Но и не дурак, – с достоинством ответил Эш. – Только ты упорно не хочешь этого признавать.

– Я твоя, Эш, – взволнованно произнесла Элизабет. – Отныне и навсегда.

Тихие слова девушки вызвали во всем теле Эша сильную дрожь. Он почувствовал, что его крепкая оборона начинает слабеть.

От тонкого, волнующего аромата лаванды у него сладко кружилась голова. Его, как усталого путника, манил свет в бездонных серых глазах.

Эш подавил в себе волну обожания, которая с каждой минутой все больше захлестывала его, и убрал руки от лица Элизабет. Он хотел доказать, что ее можно использовать только для одной цели.

– Когда я впервые тебя увидела, ты мне показался самым грозным из всех мужчин, которых я когда-либо видела, – призналась Элизабет, гладя мужа по его широким плечам. – Мне страшно хотелось вот так коснуться тебя. Я представляла тебя совсем раздетым, нагим.

«Снова ложь», – пытался убедить себя Эш.

Когда жена доверчиво прильнула к нему, и его коснулись мягкие груди, он весь напрягся. Его возбужденная плоть упиралась в упругий девичий живот.

– Я и представить себе не могла, что ты окажешься таким красивым. – Мягкий голос жены убаюкивал его воспаленное сознание. – Я люблю тебя больше всего. Твою чистую кожу. Твои шелковистые завитки. Ты такой желанный.

Такое поведение Элизабет не входило в планы Эша. Он надеялся, что она будет смертельно напугана зверем, которого сама поймала в капкан. Он хотел ее оттолкнуть, но она припала губами к его груди и пощекотала сосок кончиком языка. По всему телу разлилась теплая и пьянящая волна удовольствия. Он запрокинул голову, не в силах сдержать хриплый стон.

– Я думала, что умру, когда прошлой ночью, ты вот так касался меня. – Маленькие руки Элизабет не спеша двигались по бокам и бедрам мужа. – Мне казалось, я распадаюсь на тысячу мелких осколков. Я никого не хотела так сильно, как тебя.

Желание, клокотавшее в крови, достигло апогея. Оно пронзило собой все его тело.

Эш никогда в жизни не стоял на коленях. Он не опускался до этого даже тогда, когда приходилось жить под открытым небом и питаться отбросами из мусорных ящиков. И тогда он не преклонял колен. Но эта женщина, ставшая сегодня его женой, одними только объятиями заставила опуститься перед ней на колени.

Не в силах владеть собой, Эш прильнул к нежному женскому телу. Элизабет была огнем, он – хворостом, сухим и трескучим. Он желал ее всю, без остатка, как ни одну женщину на свете. Хотелось погрузиться в гладкую шелковистую плоть и забыть все ужасы и страхи, которыми была полна его жизнь.

56
{"b":"6361","o":1}