ЛитМир - Электронная Библиотека

Желая позлить жену, Эш усмехнулся. С гневом он еще мог справиться, а вот другие эмоции грозили вот-вот охватить его целиком.

– Значит, если я встречу на этом балу какую-нибудь хорошенькую женщину, я не могу уделять ей все свое время? – спросил он, старательно придавая голосу оттенок разочарования.

Элизабет резко вскинула голову и посмотрела на мужа блестящими от возмущения глазами.

– Можешь, конечно, – выпалила она, – если хочешь унизить меня, своих родных и самого себя.

– В таком случае мне придется, по всей видимости, не отходить от тебя весь вечер ни на шаг, – еще более разочарованно протянул Эш.

Элизабет перевела дыхание. Терпение начинало лопаться.

– Если супруги весь вечер ни на минуту не разлучаются, это тоже считается неприличным, – сухо заметила она.

Ему никогда бы не хотелось разлучаться с этой женщиной. Он завороженно смотрел на нее. Блестящие волосы Элизабет отливали на солнце золотом и падали на узкие плечи роскошными прядями. Грудь волнующе поднималась и снова опадала. Эшу стало жарко. Огонь страсти грозил сжечь его живьем. Откашлявшись, Элизабет продолжала:

– Ты не должен танцевать на балу больше двух танцев с одной и той же дамой. Иначе все решат, что ты не зря уделяешь ей много внимания.

– Не понимаю, зачем я должен танцевать с кем-то вообще? – раздраженно произнес Эш, прислонясь к стене.

Нервно поправляя камею на воротнике платья, она ответила:

– Если ты не будешь танцевать хотя бы половину всех танцев, тебя сочтут полным истуканом.

– Совсем забыл, какие у вас здесь порядки, – усмехнулся Эш. – Значит, о человеке могут судить по такой ерунде, как умение танцевать?

Элизабет вдруг внимательно посмотрела на мужа, видимо, о чем-то подумав.

– Ты ведь не умеешь танцевать, – догадалась она.

Эш не ожидал от жены такой проницательности.

– Мне негде было этому учиться, – ответил он сухо.

Элизабет кивнула.

– Как же я об этом раньше не догадалась? «А почему, черт возьми, человек, далекий от цивилизации, должен уметь танцевать?»

– Подожди меня здесь, – попросила Элизабет. – Я сейчас приду.

Через несколько минут, она вернулась с блестящей деревянной коробочкой в руках.

– Марлоу и герцогиня вернутся только к полудню. А поскольку одновременно я не могу учить тебя танцевать и играть на фортепиано, нам придется обойтись этим. – Поставив ящичек на стол, она открыла крышку. Из шкатулки полились чарующие звуки вальса.

Но Эша музыка нисколько не обрадовала.

– Эта вещь старинная, – сказала Элизабет, с улыбкой глядя на музыкальный инструмент. – Его подарил мой прадед, маркиз Блэкторн, моей прабабке еще в 1812 году. Это был первый вальс, который они танцевали вдвоем.

Элизабет продолжала смотреть на шкатулку, красивое лицо было торжественным и печальным, словно она думала о ком-то давно ушедшем. Может быть, эта удивительная леди сейчас думала о том человеке, с которым ей хотелось бы закружить в вальсе под нежные звуки мелодии. Может быть, она хотела бы видеть на его месте кого-то другого. Того, кто уже умел танцевать. Прекрасно разбирался бы во всех правилах этикета и назвал бы этот сказочный дворец своим домом.

Спустя несколько минут Элизабет закрыла крышку шкатулки и повернула в ней маленький золотой ключик. Выражение ее лица уже не было таким торжественным. Она снова стала учительницей, строгой и готовой продолжать обучение недоумка, который достался ей в ученики.

– Ты должен постоянно поддерживать талию своей партнерши правой рукой. А ее правая рука должна при этом лежать в твоей левой ладони. Вот так. – Элизабет вытянула вперед правую руку, словно придерживая партнера. Потом она подняла левую, объяснив, как следует держать руку леди. – Этот танец имеет размер три четверти.

Эш молча наблюдал, как кружит по комнате жена в объятиях воображаемого кавалера. Подол платья то и дело задевал вытканные на ковре золотые вазы с белыми цветами. Слушая объяснения, Эш пытался убедить себя, что танцевать вальс – не так уж сложно. Однако когда жена знаком попросила его присоединиться, он почувствовал, что ноги словно налились свинцом.

Подойдя к жене, Эш поднял руки и с улыбкой сказал:

– На мне нет перчаток.

В ответ она помахала своми ладонями без перчаток.

– Представим, что они на нас есть, – невозмутимо ответила учительница. – Обними меня за талию правой рукой.

Эш обвил стройную, затянутую шелком талию жены. Он старался не думать, какая она податливая и нежная без одежды. Элизабет тоже пыталась подавить в себе воспоминания о властных и умелых руках.

Она подняла крышку музыкальной шкатулки, вновь выпуская из нее сладкие звуки вальса. Направляя шаги мужа, она, не поднимая глаз, смотрела на его плечо. Эш следовал за женой, чувствуя себя огромным и неуклюжим медведем, опасающимся что-нибудь задеть. Без конфуза не обошлось. Большая и неловкая нога тяжело опустилась на изящную ножку Элизабет. Услышав, как она вскрикнула от боли, Эш выругался про себя.

– Прости, – сказал он. – Послушай, может быть, никто и не заметит, что я не танцую?

Опершись о стол, Элизабет приподняла оттоптанную ногу, помахивая, ею на весу.

– Увы, ты будешь подвергнут самому пристальному вниманию, – невесело усмехнулась она.

Иными словами, с него сорвут маску цивилизованного джентльмена и увидят скрывавшегося под ней дикаря.

– Ах да, совсем забыл – ради меня ведь и устраивается этот бал. Я буду, как танцующий в балагане медведь.

Элизабет закрыла крышку затихшей музыкальной шкатулки и тихо сказала:

– Завтрашний вечер едва ли можно назвать балаганом.

– Не думаю, – мрачно произнес Эш.

– Неужели ты так легко сдашься, даже не пробуя, как следует научиться танцевать? – удивленно посмотрела Элизабет.

– Может быть, не стоит, и начинать, – хмуро предложил он, – пока я не переломал тебе ноги?

– Не волнуйся, мне не раз наступали на ноги, – успокаивая мужа, она повернула в шкатулке ключ и открыла крышку. – Попробуем еще раз?

Серые глаза вызывающе блестели. Поколебавшись немного, Эш привлек ее к себе и сказал:

– Хорошо. Только не говори потом, что я тебя не предупредил.

Элизабет упрямо сжала губы.

– Сделай шаг назад левой ногой, – попросила она.

Подстегиваемый рукой жены, лежащей на плече, Эш отступил назад. Громкий и отчетливый голос Элизабет звучал снова и снова, преподавая очередной урок танца. Постепенно шаги перестали быть неуклюжими, мягкий ритм голоса дошел, наконец, до его сознания. Он понял, что урок вовсе не так уж плох. Когда умолкли последние звуки вальса, Элизабет подхватила мелодию и стала негромко мурлыкать себе под нос.

– Ну, вот, – улыбнулась она мужу, – у тебя все отлично получается.

Необыкновенно теплая улыбка жены приятно согрела Эша. Он кружил с ней по комнате в ритме вальса, и пышные юбки касались его ног, пробуждая волнующие воспоминания. Перед глазами Эша снова возникло обнаженное тело жены, с которого неслышным шелестом соскальзывало платье. Мужчина крепко обхватил талию своей партнерши. Гладкий щелк под ладонью дразнил. Он хотел провести рукой по бархатной коже Элизабет и ощутить жар ее тела.

Опустив глаза, он посмотрел на красивую грудь жены под зеленым шелком лифа. На Элизабет было скромное платье, глухое, до самого подбородка, но мысленно он видел ее раздетой, такой, какой каждую ночь она лежала в его объятиях. Теплой. Ласковой. С упругими розовыми сосками, блестящими от влажных поцелуев.

Трепет, охвативший женщину, передался и ему. Через несколько тактов, она наступила мужу на ногу.

– Прости, – смущенно пробормотала она, отстраняясь.

Но Эш не разжал своих рук и встретил растерянный взгляд жены, не пытаясь отвести горящие желанием глаза. Он походил сейчас на свирепого зверя, которому не терпелось накинуться на жертву. Накинуться прямо здесь. Но зверь продолжал стоять, как изваяние. Легкая волна тонкого аромата лаванды нежно окутывала его. Прятавшийся зверь снова зашевелился, решительно заявляя о своем желании обладать Элизабет. Она могла бы остановить этого хищника одним движением руки. Но ее пальцы уже побежали по шее мужчины. Эш не мог больше сдерживать себя. Желание вспыхнуло, как сухой хворост. Он притянул жену к себе и подхватил на руки. Страстный поцелуй заглушил все протесты Элизабет. Собственно, она и не собиралась возражать.

68
{"b":"6361","o":1}