ЛитМир - Электронная Библиотека

Эш крутил в руках бокал с водой, наблюдая за игрой цвета на дорогом хрустале.

– Мне кажется, я вас понимаю, – отозвался он.

– Но вы хоть что-нибудь помните? – спросил Шелби.

Эш покачал головой.

– Временами мне кажется, что вот-вот что-нибудь вспомню. В сознании порой возникают обрывки далеких воспоминаний, но потом они исчезают, и ничего не проясняется.

– Думаю, память вернется, как только вы попадете в знакомую вам обстановку, – вступил в разговор Хейворд и внимательно посмотрел на Эша. – Вопрос остается открытым – решитесь ли вы встретиться со своим прошлым?

Эш стиснул зубы.

– Вся беда в том, что я не уверен в своем прошлом.

Шелби вытер салфеткой губы и удивленно произнес:

– Вы поражаете меня, мистер Макгрегор. Пейтон Тревелиан – очень состоятельный молодой человек. Он не только имеет титул и состояние отца. Его мать, моя кузина Ребекка, была единственным ребенком в семье. После смерти отца она унаследовала все состояние, которое перешло потом к Эмори, а после его смерти – к Пейтону. Чтобы заполучить такие деньги, большинство людей не остановились бы даже перед преступлением!

Эш пожал плечами:

– Считайте, что я не такой, как эти люди.

Чем больше Элизабет смотрела Эша, тем сильнее убеждалась в правоте его слов. Он мог быть грубым и колючим, как еж. Свирепым и злым. Но было в нем что-то такое, от чего у Элизабет захватывало дух.

Она очень надеялась, что он, в самом деле, окажется Пейтоном. С Пейтоном ее могло ждать будущее. Что касается Макгрегора, как бы сильно ей ни хотелось, им не суждено быть вместе: слишком из разных они миров.

Элизабет казалось, что Тревелиан смотрит на Макгрегора, как на противника, только что одержавшего победу в первом туре. Следующий должен начаться после ужина. Она молила в душе: пусть победителем выйдет Хейворд.

ГЛАВА 3

Эш, смотрел в сторону Тревелиана и Рэдклиффа, стоявших у дверей библиотеки. Весь вечер он думал о предстоящем разговоре и ловил себя на мысли, что не хочет обсуждать с Тревелианом его предложение.

– Простите, но мне надо поговорить с мистером Макгрегором с глазу на глаз, – обратился Хейворд к Шелби.

– Конечно, конечно, – поспешно согласился тот. – Я поработаю у себя в кабинете. Когда поговорите, зайдите за мной, и мы вместе присоединимся к дамам.

Дверь закрылась, оставляя Эша наедине с человеком, который вполне мог быть его дедом.

Вероятность этого, так волновала Эша, что он чувствовал себя очень скованно. Старательно избегая взгляда пожилого человека, который внимательно разглядывал его, Эш сосредоточил внимание на книжных шкафах, встроенных в стены библиотеки.

За стеклом, на полках из орехового дерева плотными рядами стояли толстые тома в кожаных переплетах с золотым тиснением на корешках. Многие Эш уже читал, но некоторые видел впервые. Еще мальчиком он познал удивительную особенность книг: стоит открыть одну из них, и исчезает все уродство окружающего мира. По крайней мере, на какое-то время.

Почувствовав приближение Тревелиана, Эш весь напрягся. Старик остановился, и в стекле книжного шкафа, рядом с отражением Эша, появилось другое. Два отражения – юности и старости – удивительно похожие.

Тревелиан, улыбаясь, смотрел на молодого человека, и, казалось, знал секрет, которым готов поделиться со своим собеседником.

– Моему сыну было восемнадцать лет, когда он начал собирать редкие книги, – заговорил, наконец, Тревелиан. – Особенно его интересовали средневековые рукописи. Вы должны обязательно взглянуть на эту коллекцию.

Эш повернулся к старику:

– Не слишком ли длинный путь придется проделать, чтобы взглянуть, на несколько старинных книг?

Тревелиан улыбнулся, и в его темных глазах появился живой блеск.

– Туда стоит съездить не только из-за книг, – с воодушевлением заговорил он. – Там, где мы живем, есть много такого, что заслуживает внимания: к примеру, ручей, в котором вы поймали первую форель.

Эш задумчиво вертел в руках бокал с бренди, янтарно-желтый цвет, которого красиво отсвечивал в неярком мерцании газовой лампы.

– Похоже, вы твердо решили увезти меня с собой в Англию? – спросил он.

– Сынок, мы так долго ждем тебя! – печально ответил старик. – Пора возвращаться домой.

Эш судорожно обхватил бокал, нервно перебирая пальцами его хрустальные грани.

– Я не понимаю, почему вы так уверены во мне? – рассеянно спросил он.

– Чтобы понять это, мой милый, достаточно просто взглянуть на вас, – усмехнулся Тревелиан.

Эш поднял голову и увидел, как уверенно смотрят на него темно-синие глаза старика.

– Мне кажется, что вы видите то, что хотите видеть, мистер Тревелиан, – смело сказал Эш.

– А мне кажется, что вы слишком упорно сопротивляетесь и не хотите обратить внимание на того, кто стоит прямо у вас перед глазами, – не остался в долгу Хейворд. – Не знаю, правда, почему.

В памяти Эша всплыли слова Элизабет Баррингтон: только по-настоящему смелый человек способен не лелеять гордыню, а бороться за свою судьбу. Может, он и в самом деле боится. Боится, что действительно окажется Пейтоном Тревелианом и все убедятся, что он, не достоин носить это имя.

Словно догадываясь о его мыслях, Хейворд ободряюще улыбнулся:

– Предложение остается в силе. Я готов заплатить шестьдесят тысяч долларов за шесть месяцев, которые вы проведете в моем доме.

Эш смотрел старику прямо в глаза и старался не думать, что может он приобрести за такие деньги, и как начнет новую жизнь.

– Вы считаете, что можете купить, что угодно и кого угодно? – вспылил Эш.

Тревелиан покачал головой и, улыбаясь, посмотрел на молодого человека, словно тот чем-то его насмешил.

– У меня много денег, – объяснил он. – Но хочу, чтобы вы знали: они для меня не значат ничего. Главное для меня – вновь обрести своего внука. Мы вместе с бабушкой, так долго ждем его возвращения. Я предлагаю деньги, чтобы компенсировать затраченное вами время. Можете не сомневаться, мистер Макгрегор, вы отработаете за проживание в моем доме.

– Но каким образом я это сделаю? – недоуменно спросил Эш.

– Работать придется головой: искать ключи к разгадке своей личности. И после, я надеюсь, станете моим внуком. На протяжении шести месяцев вы будете Пейтоном Эмори Хейвордом Тревелианом, маркизом Энджелстоуном.

– Но как, черт возьми, я могу стать тем, кем не являюсь на самом деле! – воскликнул молодой человек, в душе которого творилось что-то невообразимое.

Глядя на Эша поверх своего бокала, Тревелиан сделал глоток бренди.

– Вы – Пейтон. И рано или поздно поймете это сами.

Эш чувствовал себя подхваченным стремительным ураганом. Он воспринимал слова Тревелиана, абсолютно лишенными здравого смысла. Всю жизнь Эш тосковал по дому, семье, родителям и тщетно пытался найти их. То, о чем говорил ему сейчас этот старый человек, походило на сказку, но он, Эш, давно понял, что с ним чудес не случается.

Отвернувшись от Хейворда и пренебрегая соблазнами, которые ему предлагали, Эш решительно пошел к открытой двери. Выйдя на залитую лунным светом террасу, он жадно, полной грудью вдохнул прохладный ночной воздух.

Хотелось бежать, бежать со всех ног от Тревелиана и его очаровательной подопечной, но он знал, что никуда не сможет убежать от собственных сомнений.

В темноте светились окна соседнего дома. Эш шагнул к балюстраде и крепко ухватился за перила. Здесь ему тоже негде спрятаться, при ярком лунном свете не скрыть смятение. Не оборачиваясь, Эш чувствовал, что Тревелиан стоит на пороге и смотрит на него. В следующее мгновение он услышал шаги старика, неспешно направляющегося в его сторону.

– Я понимаю, какой ураган чувств вас сейчас обуревает, – мягко сказал Хейворд.

Эш тихо засмеялся.

– Да, это уж точно, – согласился он. Опустив руки на перила, Тревелиан всматривался вдаль, на залитые лунным светом горы.

– Я часто думаю: что должен был бы сказать своему сыну в тот день, в июне, когда он уезжал, – негромко начал старик. – Эмори не знал, как сильно я его люблю. До сих пор жалею, что не сказал ему этих слов, – грустно закончил он.

7
{"b":"6361","o":1}