ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну, хорошо, я тоже так не считаю. Но ты должна согласиться, что такие события случаются не каждый день.

– Мы должны помочь Пейтону привыкнуть к этому месту и новой жизни, а не награждать его пренебрежительными прозвищами.

Дуайт какое-то время смотрел на нее, а потом спросил:

– Чего ты боишься? Что случится что-то непоправимое?

Элизабет отвела глаза от пытливого взгляда и снова стала смотреть на фонтан.

– Я хочу, чтобы Пейтону было здесь хорошо, – сказала она. – Ему сейчас очень трудно.

– Я слышал, тебе нелегко с ним приходится, – осторожно произнес молодой человек.

Женщина бросила на него вопросительный взгляд.

– А что именно ты слышал?

Дуайт опустил глаза и стал накручивать зеленый лист на палец.

– Ни для кого не секрет, что твое замужество было несколько поспешным, – ответил он. – Должен признаться, эта новость меня просто потрясла.

Не поднимая глаз, он продолжал смотреть на листочек в своих руках. Его красивый профиль четко вырисовывался на фоне живой изгороди. Он часто подтрунивал над Элизабет, обещая когда-нибудь на ней жениться. Но только сейчас она поняла: в той шутке была доля правды.

– Не знаю, что именно ты слышал, – сказала Элизабет, – но вполне довольна своим мужем.

– По-моему, ты выглядишь сейчас не очень довольной. – Он снова внимательно посмотрел на молодую женщину.

Элизабет поправила соскользнувшую с плеч шаль.

– Знаешь, Пейтон не уверен, сможет ли он остаться в Четсвике, – решилась она сказать правду. – Возможно, уедет назад, в Америку. И хочет, чтобы я поехала вместе с ним.

Дуайт очень удивился:

– Боже правый! Он хочет, чтобы ты поехала с ним в Америку?

Элизабет кивнула головой.

– Я не знаю, как мне поступить, – устало произнесла она.

Повернувшись, Дуайт взял ее руки в свои теплые ладони.

– Только не говори мне, что ты раздумываешь над его предложением! – воскликнул он.

– Я уже обо всем подумала. – Элизабет печально смотрела на прохладные струйки, с шумом падавшие в широкий каменный бассейн. – Как раз перед твоим приходом я обмолвилась об этом с мамой. Она очень расстроилась: испугалась, что мы бросим ее здесь. Успокоить ее я смогла только обещанием никуда не уезжать.

Дуайт с чувством сжал руки женщины.

– Вот видишь, это и в самом деле невозможно, – горячо сказал он. – Ты просто не можешь уехать.

– Мне не стоило даже говорить об этом, – с печалью в голосе ответила Элизабет. – Еще два года тому назад мы с герцогиней уговорили ее поехать с нами в Лондон. Она так расстроилась. Мы не успели еще доехать до места, а мама стала уже дрожать. К обеду она плакала, как ребенок. – Элизабет было нестерпимо тяжело от сознания, что выбирать ей не приходится. – Я не могу ее оставить. Она никогда не согласится покинуть Четсвик. Уговорить Пейтона остаться здесь я тоже не сумею. Получается замкнутый круг.

– Мужчина, создающий такую ситуацию, не заслуживает права быть твоим мужем, – прямо сказал Дуайт.

Элизабет улыбнулась, хотя на сердце у нее было тяжело.

– Ты всегда был мне хорошим другом, – с нежностью сказала она.

Легонько коснувшись губами ее лба, он ответил:

– И всегда им буду, миледи.

От необыкновенной нежности, которая прозвучала в голосе друга, на глаза Элизабет навернулись слезы.

– Спасибо тебе, – прошептала она.

Вся эта сцена не укрылась от глаз Эша. Он стоял у окна библиотеки и смотрел в сад, где на скамье сидели его кузен и жена. «Если бы они были любовники, то не стали бы открыто встречаться средь бела дня и на виду у всех», – убеждал себя Эш. Он верил Элизабет. Но холодные пальцы ревности все же сжимали его сердце. Дуайт был тем человеком, который достоин Элизабет, как никто другой. Он куда лучше вписался бы в ее жизнь, чем он, Эш.

Почувствовав, как за спиной остановился Шелби, Эш весь напрягся. От того не скрылось озабоченное лицо кузена.

– Я уверен, они только друзья, – сказал Шелби, опуская руку на плечо Эша.

Эш стиснул зубы. Ему совсем не хотелось, чтобы кто-то рассуждал о связи его жены с тем красивым аристократом, даже если их отношения были невинными.

– В чем дело? – поинтересовался Хейворд и, поднявшись из-за стола, подошел к окну.

Эш натянуто улыбнулся:

– Уикэм приехал несколько рановато.

– Вижу. – Хейворд смотрел на Элизабет и Дуайта, направлявшихся к дому. – Но здесь не о чем беспокоиться, сынок. Дуайт, конечно, огорчен. Ведь вместе с титулом из рук ускользнула и Элизабет, но она никогда не воспринимала всерьез ни одно его предложение.

– Предложение? – удивленно спросил Эш. Хейворд кивнул:

– Ты понимаешь, о чем я говорю?

Эш прекрасно понимал, какие чувства сейчас испытывает кузен. Ему пришлось уступить и титул, и женщину, к которой он был неравнодушен. И кому? Восставшему из мертвых Пейтону!

Эш сомневался, что молодой аристократ может питать какие-то дружеские чувства к своему недавно нашедшемуся кузену. И опять, в который раз, Эш подумал, как его исчезновение устроило бы всех!

Хейворд взглянул на большие напольные часы.

– Пора спускаться к чаю, – заметил он. – Оставим пока разговор о делах и присоединимся к дамам. Они, должно быть, уже в гостиной. Скоро начнут съезжаться гости.

Меньше всего Эшу хотелось сейчас сидеть в гостиной за чашкой чаю и наблюдать за Дуайтом, блистающим, как всегда, умом и обаянием. В сравнении с кузеном он чувствовал себя огромным и неуклюжим быком. Эш вышел из библиотеки вместе со всеми. Он никогда в жизни не отказывался принять брошенный ему вызов. Не было смысла делать это и сейчас.

За дверью, в коридоре, стояла Джулиана. Женщина с задумчивым видом рассматривала голубую фарфоровую чашу на полированном столике из красного дерева. Когда мужчины вышли из комнаты, Джулиана подняла глаза. Взгляд остановился на Эше. Он заставил его невольно вздрогнуть: ее глаза были полны ужаса.

– Можно мне с вами поговорить? – спросила Джулиана, вцепившись в рукав Эша.

Эш посмотрел на Хейворда. Лицо герцога стало озабоченным, – он почувствовал ее стрессовое состояние. Однако старик кивнул внуку и направился с Шелби в гостиную. Джулиана подняла на Эша лихорадочно блестевшие глаза и горестно прошептала:

– Я считала вас своим другом.

– Джулиана, в чем дело? – обеспокоенно спросил зять.

Она нервно теребила рукав его темно-серого шерстяного сюртука.

– Вы хотите увезти ее отсюда, – выпалила она. – Вы хотите увезти от меня мою дочь!

Эша словно окатили ледяной водой. Он понял, о чем говорила Джулиана.

– Бет просила вас поехать с нами в Америку, да? – спросил он.

Джулиана прижала к губам стиснутую в кулак руку и тихо заплакала:

– Вы не можете увезти от меня мою дочь. Я не позволю вам увезти ее. Я этого не переживу.

– Нам необходимо об этом поговорить, – согласился Эш, стараясь быть как можно мягче.

– Обещайте, что вы не увезете мою Элизабет. – Джулиана судорожно цеплялась за рукав сюртука. – Обещайте.

Эш смотрел в огромные испуганные глаза женщины. Казалось, Джулиана стоит на краю пропасти. Один неверный шаг – и она сорвется вниз.

– Обещаю, – тихо сказал Эш.

– Вы это серьезно? Не обманете меня? – переспросила Джулиана высоким и тонким, как у ребенка, голоском.

Эш опустил руку на хрупкое плечо женщины, отказать которой он просто не смел.

– Не волнуйтесь, – попытался он ее успокоить. – Я не разлучу вас с дочерью.

ГЛАВА 29

«Для беспокойства нет причин», – убеждалась Элизабет. Эш прекрасно справлялся со своими обязанностями. Выглянув из-за плеча партнера по танцу, лорда Стивена Дэнбери, она наблюдала за маркизом Энджелстоуном, кружившим в вальсе леди Сюзанну Керридж. Уверенности и мужественной грации, с какой танцевал Эш, могли бы позавидовать многие мужчины. Никто бы и не подумал, что танцевать вальс его научили только вчера.

Но Элизабет не нравилось выражение лица Сюзанны. Светловолосая молодая женщина не поднимала взгляда с плеча Эша. Губы плотно сжались в узкую полоску, а лицо казалось неестественно бледным. Похоже, она была до смерти перепугана.

74
{"b":"6361","o":1}