ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Адмирал. В открытом космосе
Камни для царевны
Смерть в белом халате
Соблазни меня нежно (СИ)
Кето-диета. Революционная система питания, которая поможет похудеть и «научит» ваш организм превращать жиры в энергию
Добрый волк
Квантовое зеркало
Единственный и неповторимый
Серые пчелы

Лилиан нервно вертела в руках хрустальный бокал с хересом.

– Прошу прощения, леди Элизабет, но я не сомневаюсь, что сегодняшний гость не имеет родственной связи с моим мужем, – с достоинством ответила она.

– Понятно, – ледяным тоном сказала Элизабет. – Вы решили закрыть глаза, на очевидное.

– Очевидное? – переспросила Лилиан и сморщилась, словно съела ломтик лимона. – Вы видели, как он одет! У него нет ни малейшего представления о моде!

– И больше похож, на разбойника, чем на маркиза, – хохотнула Нэнси.

Элизабет чувствовала, как стремительно поднимается в ней волна гнева.

– Мне кажется, что история жизни этого человека вполне оправдывает его внешний вид, – холодно заметила она.

Лилиан отпила глоток хереса и с усмешкой сказала:

– Признаться, я ожидала, что он воткнет в ростбиф нож, и будет грызть его, как кость.

– А я думаю, что мистер Макгрегор вполне прилично справился с ужином, – сухо возражала Элизабет. – Не забывайте, моя дорогая, – его никто не учил пользоваться за столом разными ножами и вилками.

Лилиан сочувственно смотрела на гостью, будто та была бедной запутавшейся девочкой, нуждающейся в покровительстве.

– Понимаю, как сильно Его Светлости хочется найти своего внука, но я уверена, что Эш Макгрегор не может им быть. Он явно произошел из низших слоев.

Приподняв бровь, Элизабет смерила хозяйку холодным взглядом:

– Я считаю, миссис Рэдклифф, что джентльменами не рождаются – ими становятся.

Под ледяным взглядом Элизабет Лилиан стало не по себе, и она нервно дернулась на месте, но уступать не собиралась:

– Я абсолютно уверена, что этот почти первобытный молодой человек никогда не сможет стать джентльменом.

– А я абсолютно уверена, что при должных обстоятельствах Макгрегор создал бы конкуренцию любому джентльмену, – уверенно заявила Элизабет.

Лилиан покачала головой, по-прежнему не соглашаясь с ней.

– Боюсь, что хорошего воспитания за деньги не купишь, – сказала она после некоторой паузы.

– Есть много вещей, которые не купишь ни за какие деньги, – отозвалась Элизабет, обводя гостиную критическим взглядом.

На стенах, оклеенных кричащими розово-зелеными обоями, пестрели пейзажи, натюрморты, семейные портреты. Последние были заключены в витиеватые и изобилующие позолотой рамы и грозили в любой момент рухнуть, не выдержав веса. С тремя диванами и более чем дюжиной стульев, комната напоминала мебельный салон. Каждый предмет, выполненный из темного дерева, был украшен грубо вырезанными виноградными лозами с гроздьями и обит бархатом ядовито-зеленого цвета.

Намеренно не скрывая своего презрения, Элизабет перевела взгляд на миссис Рэдклифф.

– За деньги невозможно приобрести вкус и хороший стиль, – продолжала девушка, – не купить и внимательного отношения к чувствам других.

Темные глаза Лилиан стали огромными, по лицу пошли красные пятна.

– Леди Элизабет, уверяю, я вовсе не желала вас обидеть. Хотела только сказать, что сегодняшний гость никак не может быть сыном Ребекки и Эмори. Прошу вас, не обижайтесь на меня, – извиняющимся тоном прощебетала миссис Рэдклифф.

– Ну что вы, на вас я ни за что не обижаюсь, – ответила Элизабет и, мягко шурша розовым шелком, стремительно поднялась.

Все мышцы ужасно болели: так сильно, она напрягла их, пытаясь подавить гнев и раздражение. Девушка выдавила из себя улыбку:

– Все дело в том, что у нас с вами разные точки зрения на жизнь, миссис Рэдклифф. А теперь, с вашего позволения, я хотела бы подышать свежим воздухом.

– Да, да, конечно, – поспешила ответить Лилиан.

Элизабет направилась к террасе. Двери были слегка приоткрыты, и в комнату врывался свежий ночной ветерок.

Выйдя из гостиной с достоинством королевы, девушка ступила на террасу и закрыла двери. Стуча каблучками по каменным плитам, она пошла вперед, пытаясь немного успокоиться.

Ни разу ей не приходилось общаться с такими ужасными людьми! Вцепившись в холодные перила гранитной балюстрады, Элизабет дала, наконец, волю чувствам. Где справедливость?! Разве можно судить о человеке, ничего о нем не зная? Она постоянно думала, удастся ли узнать, что за человек скрывается за именем Эш Макгрегор? Вне всякого сомнения, он был упрям и не хотел прислушиваться ни к каким доводам.

Элизабет подняла голову и, подставив лицо лунному свету, резко выдохнула. Как ей сейчас хотелось плакать и кричать!

– Вы выглядите такой взбешенной, что испугали бы даже медведя-гризли.

Услышав низкий голос Макгрегора, Элизабет вздрогнула от неожиданности. Резко обернувшись, и прижав руку, к бешено бьющемуся сердцу, она уставилась на него широко раскрытыми глазами. Эш стоял, опершись широким плечом о кирпичную белую стену, разделявшую двери гостиной и библиотеки. Он был как прекрасное видение из самых сокровенных мечтаний Элизабет.

– Вы меня испугали, – сказала девушка дрожащим от волнения голосом.

Эш неспешной походкой направился к ней.

– Похоже, у меня это уже входит в привычку, – насмешливо заметил он.

– Да, похоже на то, – тихо пролепетала Элизабет.

Прохладный ночной ветерок шуршал в листьях, перебирая ветви деревьев, стоящих на темной лужайке, словно шахматные фигуры. Игриво забирался в густые волосы Эша, трепал шелковистые пряди и бросал на лоб темные завитки.

Элизабет боролась со страстным желанием убрать эти непослушные прядки. Девушка дрожала всем телом, но не от ночной прохлады.

– Я думала, вы в библиотеке, – растерянно произнесла она.

– Я и был в библиотеке, – ответил Эш.

Он подошел к девушке так близко, что тепло его тела, казалось, согревало даже воздух. Он приблизился больше, чем того допускали светские нормы. Но он едва ли руководствовался правилами приличия. Эш Макгрегор всегда делал то, что ему хотелось, отличаясь этим от знакомых Элизабет джентльменов.

Он был диким.

Он был необузданным.

Красивым.

Желанным.

Элизабет должна была избегать таких мужчин, как Эш Макгрегор. Но она стояла на месте, наслаждаясь теплом и силой, исходящими от него.

– Надеюсь, вы пришли к соглашению? – поинтересовалась девушка. Макгрегор, опершись бедром о балюстраду, внимательно смотрел на Элизабет.

– Да, – ответил он.

Девушка облизала пересохшие от волнения губы.

– Значит, мы возвращаемся все вместе в Англию? – спросила она.

Прежде чем ответить, Эш окинул девушку долгим и пристальным взглядом.

– Похоже, вам не терпится вернуть этого Пейтона к жизни. Вас связывают с ним какие-то личные планы? – предположил он.

Отвернувшись, Элизабет посмотрела в сад. В конце аллеи белела мраморная беседка в форме маленького греческого храма.

– Просто я хочу, чтобы Марлоу вновь обрел своего внука, – ответила девушка.

– Это единственная причина? – недоверчиво переспросил Эш.

Элизабет заметила краем глаза, как он внимательно наблюдает за ней. Она невольно зарделась, но постаралась спокойным голосом ответить:

– Конечно.

– А я уж было подумал, что у вас какие-то планы в отношении Пейтона. Возможно, хотели бы выйти за него замуж, – предположил Эш.

Элизабет резко обернулась к Макгрегору. От его вольных замечаний она была просто в бешенстве.

– Из того, что мне известно, я могу судить, – у этого парня, Пейтона, довольно неплохое наследство, – как бы между прочим, снова намекнул Эш.

– Я хочу, чтобы вы знали, мистер Макгрегор, мой отец был маркизом Уэйкфилдом. Чтобы выйти замуж, мне не надо предварительно заглядывать в кошелек своего жениха.

Гнев девушки только рассмешил Эша:

– А вы, оказывается, совсем не такая, какой кажетесь на первый взгляд, мисс Баррингтон.

Неожиданное замечание и смягчившийся тон заставили девушку заволноваться.

– Я не понимаю, о чем вы говорите? – осторожно спросила она.

– Я хотел сказать, что со стороны вы производите впечатление чопорной напыщенной леди, – начал объяснять Эш.

Элизабет принялась поправлять волосы, словно ей надо было убедиться, что шпильки на месте.

9
{"b":"6361","o":1}