ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я освободила бедное создание за день до охоты. — Кейт глубоко вздохнула, пытаясь сдержать нара-стающее негодование. Уголком глаза она увидела, что Маккейн наблюдает за ней. Что он о ней подумает?..

— Роберт, на твоем месте я бы попридержала язык.

Роберт сделал круглые глаза.

— Неужели ты и впрямь жаждешь провести две недели на этом паршивом суденышке?!

— При данных обстоятельствах, боюсь, у нас не было выбора. — Хотя Остин улыбался и его голос был ровным и спокойным, он явно сдерживал раздражение, объясняясь с Робертом. — Плыть на пароходе, как мы планировали поначалу, было бы опасно.

— Что действительно опасно, так это плыть на этой кошмарной посудине. По-моему, нам очень скоро придется звать на помощь спасательные лодки. — Роберт остановился, театрально вскинув брови. — Кстати, тут есть хоть одна спасательная шлюпка?

— Если вы желаете, я посажу вас на ял и отправлю обратно на берег.

Маккейн сказал это едва слышным шепотом. Однако тон его заставил всех обернуться. Роберт, Эдвин, Остин, Фредерик, Барнаби, Кейт — они не сводили с него ошеломленных глаз.

Кейт вгляделась в Маккейна. Он прислонился к стене, его руки были скрещены на груди, а одно колено согнуто. Он был похож на хищника, полного скрытой силы, на ягуара, наблюдающего за своей жертвой из-под полуприкрытых век. Таким и должен быть мужчина. Опасным, завораживающим. Она честно себе призналась, что находит его потрясающим.

Нет, ей следовало остановить это сумашествие. Ее преследует желание снова очутиться в объятиях Девли-на Маккейна, почувствовать прикосновение его губ Сколько можно думать об этом. О да, ей необходимо забыть про этот поцелуй и про то странное ощущение, которое вызывали его прикосновения… Страсть без любви и уважения почти унизительна…

Роберт выпрямился, будто хотел поспорить ростом с Маккейном, но он все равно был ниже на несколько дюймов.

Зачем Роберту эта экспедиция? Как он мог проме-ня гь веселую лондонскую жизнь на грозящие постоянной опасностью джунгли? Должно быть, настоял его отец. И тут было только одно объяснение: Эдвин все еще надеялся, что она примет предложение Роберта.

Мышцы на горле Роберта напряглись, потом дернулся кадык. Наконец он заговорил.

— Кто вы такой, кто вам позволил так со мной разговаривать? Вы не имеете права.

— Мистер Витмор нанял меня проводником, тем самым предоставив мне это право, — сказал Маккейн, глядя Роберту прямо в глаза. — Если вы хотите продолжить путешествие, вы будете делать то, что я скажу.

— В самом деле? — Два розовых пятнышка выступили на бледных щеках Роберта. Он огляделся вокруг, надеясь найти единомышленника. Но такового не оказалось. Никто из присутствующих не собирался оспаривать приказания Маккейна.

— Тебе надо хорошенько все взвесить, прежде чем ехать с нами, Роберт, — сказал Фредерик таким голосом, каким обычно разговаривают с ребенком. — Это только начало, ты не представляешь, что ждет нас в джунглях.

Роберт открыл рот, собираясь что-то сказать, но не решился. Он молча повернулся и пошел к своей каюге, войдя в нее, он со стуком захлопнул дверь, и эхо пронесло этот звук по узкому коридору.

Эдвин долго смотрел вслед своему сыну, потом повернулся к Маккейну.

— Прошу извинить меня за сына. Я поговорю с ним. Ничего подобного больше не повторится.

Маккейн кивнул, его лицо было абсолютно спокойным и не выражало ничего. Эдвин с опущенной головой и с поникшими плечами направился к каюте сына. Кейт смотрела, как он идет, он всегда был таким гордым… как же ему, наверное, стыдно сейчас за сына… сколько разочарований принес ему Роберт. Фредерик, Барнаби и Остин, пожелав всем спокойной ночи, разошлись по каютам.

Девлин остался стоять в проходе, смотря на Кейт, тусклая масляная лампа над головой освещала половину его лица, свет придал его эбеновым волосам каштановый отблеск. В этих грозовых серых глазах было ожидание — ожидание битвы.

Неужели он думал, что и она будет вести себя, как Роберт? Неужели он в самом деле считает ее испорченным капризным ребенком? Эта мысль разозлила ее, и ей «ужасно захо! елось немедленно доказать этому человеку, что она тоже многое может вынести — как и он.

Она сняла с головы черный колпак и немного поколебавшись, положила его на желтое одеяло. Она чувствовала, что Маккейн смотрит на нее. И ждет, когда она обернется и начнет выговаривать ему за плохие условия. Ладно, сейчас он поймет, что она совсем не неженка. Изобразив безмятежную улыбку, она обернулась к нему.

— Я думаю, что всем здесь будет достаточно удобно, мистер Маккейн, -солгала она.

Он нахмурился, около бровей проступили легкие морщины. Он бросил взгляд на ее изогнутые в улыбке губы, как будто хотел вспомнить их очертания, их вкус, их движение под его губами Наверное, именно это пришло ему в голову? А помнил ли он тог поцелуй?

Сквозь спертый воздух Кейт уловила едва заметный чарующий запах: влажный ветер обдувал кожу Маккейна. Она глубоко вдохнула, этот свойственный лишь ему одному запах кружил вокруг нее, странно ее завораживая, все больше завладевая ею… и вот она уже вынуждена бороться с собой… с желанием подойти ближе к этому мужчине. Она попыталась открыть иллюминатор. Может, прилив свежего воздуха избавит ее от наваждения… Иллюминатор не поддавался.

Теплая рука опустилась сверху на ее руку. Она подняла голову и взглянула прямо в эти серебряно-голубые глаза. Он казался еще огромнее в этой маленькой каюте, ему пришлось пригнуться, чтобы не стукнуться о деревянную перекладину на потолке. Он ничего не говорил, просто смотрел на нее. От него веяло раздражением, а на лице была непроницаемая маска.

Она вглядывалась в это лицо, пытаясь угадать, о чем он думает. Ч го же увиден он в ее собственном лице? Всего несколько часов назад? Что заставило его поцеловать ее? Если она сейчас точно как тогда посмотрит на него?.. Он снова ее поцелует? Она возносила молитвы к небесам, но ничего не могла поделать с собой: она хотела снова поцеловать его. Только чтобы доказать себе, что это не так страшно, как ей показалось.

И тут он сделал нечто, что она никак не ожидала — он улыбнулся. Великодушная улыбка сразу же ее согрела, окутала теплом, в этой улыбке было доверие и… что-то еще.

Внезапно ей стало жарко, тихое пламя заструилось по ее жилам, заставляя ее дрожать. Она убрала руку, боясь, что он почувствует, что натворило с ней его прикосновение. Его улыбка стала шире, усиливая ее страх.

— Разрешите мне.

Он дернул за ручку иллюминатора. Створка со скрипом открылась, впуская в эту клетушку холодный ветер. Она глубоко вдохнула его. Но кроме свежего ветра в ее легкие проник все тот же терпкий запах, его запах, запах мужчины, который привел ее в такое смятение…

— Что-нибудь еще нужно? — спросил он, по-прежнему улыбаясь.

Что ей было нужно, так это держаться подальше от этого мужчины. И всегда помнить, кто такой мистер — Маккейн и что он здесь делает. Ей нравились люди совсем другие, которые умели относиться к женщине с уважением. Не то что мистер Маккейн! Без сомнения, соблазнить женщину — для него просто забава.

Нет, ей абсолютно ни к чему стоять здесь и смотреть в эти прекрасные глаза. И вспоминать тот поцелуй. И… и надеяться, что он поцелует ее снова. В конце концов она не какая-нибудь простодушная дурочка. Она не попадется в сети к этому примитивному мужику.

— Нет, спасибо, — сказала она, испугавшись своего еле слышного голоса.

Он опустил глаза, его взгляд заскользил по ее губам. Кейт, затаив дыхание, ждала. А вдруг он опять ее обнимет? Что ей тогда делать? Будто бы она не знает… О да, она знала, что она будет делать… и эта ее заведомая покорность была одновременно и волнующей и унизительной.

Он поднял глаза, в их серебряно-голубых глубинах были гнев и страдание. И снова она увидела забитого мальчишку, ожившего в чертах этого сильного мужчины. И снова она еле удерживала себя, так ей хотелось до него дотронуться.

— Спокойной ночи, мисс Витмор. — Он повернулся и быстро вышел, не дав ей возможности ответить.

15
{"b":"6362","o":1}