ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Какое жгучее, острое ощущение.

Она не чувствовала страха, когда предалась ему. Только ожидание, только завораживающее наслажденье. Ощущение его руки, его тела, прильнувшего к ее грудям, животу, бедрам. Его тепло окутало ее, его пальцы то скользили внутрь, то выбирались наружу, медленно, настойчиво призывали ее принять его, уча ее ритму, мелодии этого неведомого ей танца. Ее тело поднималось навстречу ему.

— У тебя так хорошо это получается, — прошептала она около его губ.-Ты все-все понимаешь.

Потом уже не было слов, не было мыслей, остались только стук сердца и головокружение. Они слились воедино, и он вошел в нее, заполнив ее всю, и показалось, что она сейчас умрет…

Но она не умерла. Она воскресла, ощущая еще полнее и острее радость жизни, каждый ее нерв пробудился, трепеща в языках того пламени, которое он разжег в ней. И она поднималась навстречу ему, подстраивалась к его ритму и смотрела на отблески костра, сверкавшего на его коже, — как тот огонь, который горел между ними.

Когда настал пик наслаждения, упоительное пламя объяло ее всю, как будто в огонь подбросили целую охапку хвороста. Она изогнулась под ним, тело ее содрогалось, она обхватила его руками и ногами, стремясь обнять его каждой клеточкой своего тела. Он откинул голову, отблески заиграли по колонне его шеи, отплясывая на натянутых мышцах. Он тоже содрогался. Низкий стон вырвался у него, когда он сдался этому пожару.

Когда огонь утих, Девлин глубоко вздохнул. Он порывисто поцеловал ее плечо, его грудь прижималась к ее грудям, его сердце билось напротив ее сердца Она крепко обвила руками его плечи, ни о чем не волнуясь, ни о чем не думая…

Постепенно — казалось, прошла вечность, — ее сознание прояснилось, вытесненный наслаждением разум снова вернулся к ней, а стало быть, и способность думать Около своего плеча она чувствовала горячий пульс Девлина, трепет его груди, тяжко вздымающейся. Она ощущала его глубоко внутри своего тела. Они все еще были вместе. Странно. Чарующе. И страшно Она поморщилась от накатившего вдруг страха.

Он поднялся, упершись руками о землю, и заглянул ей в лицо. Глаза его стали почти синими.

— Как ты?

У нее сжалось горло, не пуская наружу слова, которые он от нее ждал.

— Я сделал тебе больно Мне надо было… Она прижала палец к его губам.

— Ты не сделал мне больно. Просто, я не ждала ничего подобного.. — что я сольюсь с тобой полностью, будто моя душа и твоя душа соединились, что наши сердца будут биться в едином ритме и, наконец, превратятся в одно. В одно сердце на двоих.

О Боже, она не хотела этого, страсть поглотила ее всю. Ее власть слишком велика, это пугало… И ставило под сомнение все ее планы на будущее.

Внезапно он показался ей слабым, этот гигант, который голыми руками мог сразиться с дикой природой.

— Кейт, я никогда не ощущал такого с другими женщинами. Я никогда не понимал…

— Нет, пожалуйста. Не надо слов. — Она видела в его глазах преданность и любовь. — Пожалуйста, ничего не говори. Я не хочу слов. — Я не хочу преданности. Я не хочу думать о будущем, о том, что будет за пределами этого первозданного Эдема.

Он перекатился на бок, не выпуская ее из рук, нежно ее баюкая, будто дороже ее у него ничего не было. За его спиной огонь жадно догрызал дерево, последние уцелевшие куски сдавались с хрустом и стонем

Небо оживало, становилось светлее, индиго превращался в серебряно-голубой. Но ей казалось, что солнце уже давно взошло, так как ее мерцающим жаром окружало тепло Девлина. Век бы вот так лежала.

О небеса, зачем она сделала это? Зачем она позволила этому мужчине узнать ее, зачем она так перед ним раскрылась?

— Обними меня. — Она уткнулась лицом в его шею — Я хочу заснуть в твоих объятиях.

Он поцеловал ее волосы.

— Готов быть с тобой целую вечность.

Кейт прикусила нижнюю губу и не думала ни о чем, кроме этой минуты.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Кейт открыла глаза навстречу сияющему золоту раннего утра. Воздух стал теплым; солнце медленно выплывало на небо. Но жар древнего светила не мог сравниться с жаром мужчины, прижавшегося к ней.

При каждом его вздохе его грудь касалась ее спины, шелковые черные завитки дразнили ее кожу, каждый выдох щекотал ее затылок. Мускулистые бедра покоились сзади ее бедер, и она чувствовала его член, угнездившийся на мягкой подушке ее ягодиц.

Вокруг них пробуждались джунгли; попугаи ара кричали на ветвях прямо над их ветхой маленькой хижиной, а где-то вдалеке, в изумрудных зарослях, ревел ягуар. Кейт задрожала и крепче прижалась к Девлину.

Он обнимал ее всю, одна рука лежала на ее талии, другая ладонь была близко-близко от ее голой груди. И казалось абсолютно естественным просыпаться в таком положении.

Она посмотрела на его раскрытую ладонь, провела взглядом по длинным венам и вспомнила, как его мозолистая рука скользила по ее телу, лаская ее, воспламеняя ее. Если она наклонится вперед, на один только дюйм… При этой мысли ее тело моментально среагировало, и ее грудь опустилась в его ладонь.

Длинные, золотые пальцы, изогнувшись, легли на бледный холмик, и это зрелище заставило напрячься ее пах.

Мягкий розовый цветок ее соска свернулся в тугой бутон под его рукой, впуская сладостный поток тепла в ее кровь. Она вздохнула, накрыв его руку своей, теснее к нему прижавшись.

Как кошечка, греющаяся на солнце, изогнулась она, желая ощутить ласку его кожи, ей было необходимо почувствовать касание черных завитков, тепло этой золотистой кожи — его завитков, ощутить его тепло Ей нужен был только он, Девлин Маккенн.

Может она сошла с ума? Почему ее так тянет к нему, и странные желания совсем не вписывались в привычные правила и ни в коем случае не соответствовали той цели, которую она поставила перед собой в этой жизни. Они пугали ее.

Но все же она не могла больше пренебрегать снова проснувшимся желанием, как невозможно забыть о голоде и отказаться от пищи. Она не могла думать ни о чем, кроме жаркой истомы, не желая, чтобы какая-нибудь мысль, будь она трижды разумна, вытеснила это замечательное ощущение.

Даже во сне его тело отвечало ей. Он приблизился еще больше, его рука крепче сжала ее, смыкая их тела. Он шевелил бедрами, черные жесткие завитки ласкали ее нежную кожу. Она почувствовала, как убыстрилось течение крови в его венах, почувствовала, как вздымается бархатистая плоть, упираясь в ее ягодицу, как она становится большой и твердой, готовой дать ей наслаждение. Ее тело тоже готовилось, она ощутила ласкающую влагу в своем лоне .. Но вот и он проснулся, она поняла это сразу.

Девлина разбудила жажда. Плотская жажда, жажда, пульсирующая в каждой клеточке его тела. Мягкое касание теплого шелка терзало его обнаженную плоть, обостряя это чувство.

Он открыл глаза и обнаружил, что Кейт наблюдает за ним через изгиб своего нежного белого плечика, в глазах ее был вопрос: Ты будешь любить меня, Девлин? Он слышал эти слова, хотя губы ее не двигались и она молчала.

На мгновение у него перехватило дыхание, возбуждение и желание вырвали воздух из его легких. Она хотела его И теперь, при свете утра, его прекрасная Кейт хотела его. Это было пределом его мечтаний.

— Да, — прошептал он, отвечая на се молчаливый вопрос. — О Господи, да.

Он шевельнул бедрами, проскользнув своим возбужденным твердым членом между ее бедер. Мягкие завитки погладили его, ее страстное влажное лоно жаждало его. Он вздохнул около ее шеи и прижался открытым ртом к ее затылку, проводя языком по ее коже, вкушая чарующий запах ее жаркого тела, впитывая аромат его возбуждения. Он окутал его, эгог самый земной на свете запах, Девлин двинул бедрами и заскользил по мягким увлажненным складкам ее тела, при каждом толчке бедер чувствуя, как сильно она его хочет.

— Девлин. — Она застонала и изогнула шею, ее рука напряглась на его бедре.

Он посмотрела на ее груди, чуть покачивающиеся в ритм с его бедрами. Тугие маленькие соски манили его.

54
{"b":"6362","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Объект 217
Стражи Галактики. Собери их всех
Как узнать всё, что нужно, задавая правильные вопросы
Атлант расправил плечи. Часть II. Или — или (др. перевод)
Гортензия
Вещные истины
Метро 2033: Спящий Страж
Карильское проклятие. Возмездие
Последние дни Джека Спаркса