ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Будда слушает
Скрытая угроза
Собиратели ракушек
Как написать бестселлер. Мастер-класс для писателей и сценаристов
Прах (сборник)
С любовью, Лара Джин
Всегда ваш клиент: Как добиться лояльности, решая проблемы клиентов за один шаг
Алхимики. Бессмертные
Черная Пантера. Кто он?
A
A

Горячие слезы падали на его обнаженные плечи, ее тело содрогалось.

— Все нормально.

— Пожалуйста, не ненавидь меня.

— Да разве я смогу тебя ненавидеть? — Он потерся щекой о теплый шелк ее волос, вдыхая их аромат. Чувства переполняли его грудь, тискали, сжимая его сердце, — ему казалось, что оно сейчас лопнет. Он прижал ее крепче, думая о том, чего ему никогда не добиться, и о том, удастся ли ему когда-нибудь залечить свои раны.

Они шли весь день, прорубая себе путь по склону холма, ведущего к вершине водопада. Кейт следовала за Девлином, и, глядя, как он прорубает своим длинным ножом назойливые ветки, изо всех сил старалась побороть сомнения, зародившиеся в ее душе.

Она стояла на перепутье, не зная, в какую сторону повернуть. То, что он предлагал ей, так отличалось от привычной жизни, от всего, что, как ей казалось, было ей необходимо. Она не могла выйти за него. Но хватит ли у нее духу позволить ему уйти из ее жизни?

Было уже далеко за полдень, а они еще не набрели на лагерь отца, чему Кейт в глубине души радовалась. Она пока была не готова к встрече с остальными, и ей надо немного прийти в себя.

Они пообедали рыбой и папайей, а потом долго сидели друг против друга у костра. Кейт расчесывала волосы подаренным ей гребнем. Тяжелые пряди никак не сохли. Хотя она намекала ему, что он может составить ей компанию, он предпочел ей не мешать, она купалась в одиночестве, а он молча ее охранял, повернувшись к ней спиной. Он молчал почти весь день и держался от нее на расстоянии.

Порывы ветра вздымали блестящие искры в воздух. Сквозь ресницы она поглядывала на Девлина. Он лежал, оперевшись на локоть, подперев щеку ладонью. Он так смотрел на огонь, будто что-то мог прочесть в этом пламени.

Золотые отблески мерцали на его лице; Кейт старалась запомнить каждую черточку. Когда она состарится и поседеет и, возможно, пожалеет о том, не выбранном ею пути, пусть у нее будут хотя бы воспоминания об этом мужчине, и пусть они будут яркими и живыми, они скрасят остаток ее дней.

— Поздно. — Она встала и посмотрела на него.

— Спокойной ночи.

Он продолжал смотреть на костер.

— Ты не пойдешь спать? Он покачал головой.

Возможно, он не понимал. Возможно, не подозревал, как сильно ей хотелось обнять его, как страстно она желала ощутить вкус его губ, прикосновение его рук.

— Завтра мы встретимся с остальными. — Они уже видели их костер выше по течению, в часе ходьбы, не больше. — Так что это наша последняя ночь вдвоем.

Он взглянул на нее, его глаза были полны света от костра и скрытой печали, ей мучительно хотелось стиснуть это лицо руками и целовать, целовать, пока ее поцелуи не развеят мрак в его душе.

— Прошлая ночь была нашей последней ночью, Кейт.

Эти слова подействовали на нее как удар, и удар неожиданный, от которого она задохнулась и кровь прилила к глазам.

— Но я думала, мы могли бы обнять друг друга.

— Обнять друг друга. Зачем? Только на одну ночь?

— Девлин, почему бы нам не воспользоваться отпущенным нам временем?

— Воспоминания, вот что ты хочешь от меня, Кейт?-У него на скулах заиграли желваки, когда он сжал челюсти. — Сожалею, но у меня уже достаточно воспоминаний, на мою жизнь хватит.

Она отвернулась от него, упершись взглядом в темную стену леса. Да, ему нужно все, а меньшего он не хотел. Он не будет довольствоваться одним сегодняшним днем, несколькими мгновениями, которые они могли провести вместе. Он хотел завладеть ее сердцем, ее душой, ее жизнью. Он хотел отнять у нее все, что она любила, что ей было привычно.

— Спокойной ночи. — Она зашагала к хижине.

— Спокойной ночи, моя любовь.

В его низком голосе было столько серьезности, столько чувства. Она на миг остановилась, ей так хотелось подбежать к нему и броситься в его объятия.

Но она не могла подарить себя ему. Только не целиком, не полностью, а он требовал именно этого. Завтра все закончится, ну не завтра, так через день или через неделю, уговаривала она себя, заставляя свои непослушные ноги вести ее от Девлина.

Возможно, и в самом деле лучше не продолжать и провести эту ночь врозь. Возможно, ей удастся и свое сердце убедить в том, что так действительно лучше.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Наконец-то эта ночь кончилась. Странно, но она показалась Девлину бесконечно длинной. Уперевшись подбородком в приподнятое колено, он смотрел на угли, оставшиеся от костра. Утренний ветерок обдувал почерневшие деревяшки, которые не сдавались и упорно алели, обгоревшие ветки и прутья тоже еще мерцали, но их мерцание постепенно затухало. Он сделал глубокий вдох. Запах углей наполнил его легкие, оставив горьковатый привкус на языке.

Они скоро отправятся в путь. Их экспедиция уже близко. Но у него не было абсолютно никакого желания куда-либо отправляться. Он устал, все его кости болели, как будто из него ушла жизнь и осталась одна оболочка. Этой ночью он спал всего несколько часов. Стоило ему задремать, ему снилась Кейт, это было ужасно»,

Он посмотрел на маленькое укрытие, где спала Кейт. Солнечный свет пробивался сквозь листья, бросая золотые отблески на темно-зеленую листву, из которой был сделан этот примитивный домик.

Последняя ночь вместе. Каким соблазнительным было ее приглашение. Сколько раз за эту бесконечную ночь он покидал свое ложе, устроенное около костра. Сколько раз он подходил к хижине и любовался той, что там спала, и отблесками огня на ее лице.

Он изнемогал от вожделения, оно терзало его. Он хотел лечь рядом, обнять это тело, погрузиться в эту манящую теплоту. Он мог бы дать ей все, что она так хотела. Но ему позволительно лишь мечтать обо всем этом.

Он закрыл глаза. Забудь ее. Отрешись от воспоминаний. Отрешись от снов.

Он не хотел, чтобы его снова использовали. Он не мог слепо верить в любовь, зная, что с ее стороны нет ничего, кроме вожделения. Обманутые надежды и мечты однажды чуть не разбили его душу, когда он был зеленым юнцом. Вот и сейчас ему нечем было защититься, он не мог скрыться от Кейт. Если он не найдет способ защитить себя, она разобьет уцелевшую когда-то душу и растопчет остатки его гордости. Нет, этого он не мог допустить. Лучше покончить с этим немедленно.

— Доброе утро.

Девлин поднял голову, его загруженные усталостью чувства пробудились при звуке ее голоса. Она стояла в нескольких шагах от него, оглядываясь вокруг, как бездомное дитя, волосы золотыми волнами спадали ей на плечи, ее ноги были босы, одежда порвана. Она невозможно прекрасна. И соблазнительна. Невероятно. Да поможет ему Бог.

Он посмотрел на остатки костра и снова попытался убить в себе желание, свирепствовавшее в нем, подобно дикому зверю.

— Если ты голодна, остались фрукты с вечера. У нас нет времени на более плотный завтрак.

— Понимаю. Тебе не терпится встретиться с остальными.

Это было обвинение. Уголком глаза он мог видеть ее, она стояла, уперев руки в бока и вздернув подбородок — рассерженная классная дама.

— Да небось отец твой с ума сошел, не зная, где ты и что с тобой.

Она отвернулась от него, уставившись на свои ступни, гордая классная дама мигом превратилась в женщину, не вполне уверенную в себе.

Он сжал руки в кулаки. Нет, он не подойдет к ней. И не будет ее обнимать. Потому что, если он сделает это, пиши пропало!

— Кажется, я не слишком часто вспоминала за эти дни про остальных, — сказала она. — А еще мне кажется, что я действительно не знаю…

Недалеко хрустнула ветка. Девлин потянулся к ножу и вытащил его из футляра на бедрах, вскочив на ноги как раз в тот момент, когда вторглись пришельцы из леса.

Это были два индейца в набедренных повязках, за ними следовали двое белых мужчин. Девлин узнал в них тех, с кем он сражался в номере Кейт, в отеле в Рио.

Тот, что был поменьше ростом, вышел вперед, на лице его была ухмылка. Другой, огромный неуклюжий медведь по кличке Жоко, так смотрел на Девлина из-под косматых темных бровей, будто единственным его желанием было переломить ему хребет. Оба белых были одеты в какую-то форму: темно-желтые брюки, темно-желтые рубашки с эполетами и медными пуговицами, все это пропиталось потом.

57
{"b":"6362","o":1}