ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джудит повернулась и по заросшей траве пошла обратно. Душный воздух сразу стал почему-то очень холодным, таким холодным, что заморозил Кейт душу.

— Она любит тебя, — прошептала она, проводя пальцами по прохладной щеке Девлина.

Когда-нибудь Девлин женится. Найдет женщину, похожую на Джудит, женщину, которая отдаст все, что у нее есть, с радостью пожертвует всем — за то, чтобы быть рядом с ним. Она родит ему детей и состарится вместе с ним.

Слова Девлина вспыхнули в ее сознании, и каждое лезвием вонзалось в ее сердце: Выходи за меня замуж, Кейт. Давай будем жить вместе, всю жизнь.

— Этого никогда не будет. — Она провела пальцами по изгибу губ Девлииа, таких теплых. — Мы слишком разные, ты и я. Мы разного хотим от жизни. — Она уже не сдерживала слезы, которые потекли по ее щекам. — Ты не будешь счастлив в моем мире, а я не буду счастлива в твоем. Мы оба знаем это. Но все же, как же я буду без тебя жить, Девлин Маккейн?

Девлин.

Голос слышался откуда-то издалека, проникая сквозь густую тьму, пытаясь пробудить его сознание. Кто-то звал его. Кто-то нуждался в нем. Кейт. Он должен пойти к ней, что-то случилось, ей нужна помощь. Но он так устал, и боль зависла где-то в темноте, она давила, точно глыба гранита. Слишком тяжелая. Нет, ему не найти дорогу из этой тьмы.

Девлин.

Опять этот голос, точно луч, блестящий, серебряный, он прорывался сквозь чернильную мглу и боль.

Пожалуйста, очнись, дорогой.

Ее голос был маяком, ярким серебряным маяком. Он должен добраться до этого света. Если он не дотянется до этого света, ему никогда не выбраться из темноты. И тогда он больше не увидит Кейт…

Девлин, пожалуйста, не покидай меня.

…И все-таки Девлин дотянулся до серебряного лучика. Едва он к нему прикоснулся, свет усилился, его серебро упало на него, наполняя его всего. Свет проник в его вены, теплое блестящее серебро просачивалось в его поры, вытесняя боль, пока он не ощутил, что и сам превратился в мерцающий серебряный поток.

Солнечный свет. Он чувствовал тепло солнца на своем дице, его блеск дразнил его сквозь сомкнутые веки. Когда он открыл глаза, то увидел над собой ясное голубое небо, золотые блики плясали перед затуманенными глазами. Чье-то лицо закрыло солнце, это был лик ангела, обрамленный золотым нимбом.

— Слава Богу, — прошептала Кейт, обхватив ладонью его щеку.

Когда он открыл рот, чтобы что-то сказать ей, она прижала к его губам пальцы.

— Только шепотом. Если они услышат вас .. — Она судорожно сглотнула, как будто ей очень тяжело было говорить. — Только шепотом.

Но он и не мог пока говорить громче.

— Чем вы ударили меня на этот раз, профессор?

— Это не я. Ты помнишь, что случилось? Ты помнишь ван Хорна?

— Где он?

— Все еще в лагере. В нескольких ярдах от нас.

Девлин глубоко вдохнул и попытался сесть. Небольшого усилия ее нежной руки было достаточно, чтобы не позволить ему это. Он снова повалился на ее колени, задохнувшись от напряжения.

— Не строй из себя героя, мистер Маккейн. Он попросту убьет тебя.

— Я не захотел стать ничьим героем. — Он еле справлялся с отяжелевшими веками, которые так и норовили закрыться. — Помнишь?

— Я помню слишком много. — Она погладила его по виску, такие теплые пальцы…

— А я никогда не забуду, — прошептал он, прежде чем снова ушел на зов сирен, снова манящих его в обморочное небытие.

Пока Девлин спал у нее на руках, Кейт напряженно всматривалась сквозь листву в то, что происходило в лагере. Так прошло более часа. После того как роскошный лагерь ван Хорна был свернут и погружен в каноэ, он подошел к тем, кто столпился на берегу. Кейт затаила дыхание. Предчувствие неминуемой опасности усиливалось, она надвигалась, липкая, густая, гуще, чем горячий влажный воздух.

Ван Хорн сказал что-то ее отцу и остальным, но он был слишком далеко, и она не расслышала его слов. Потом он поднял руку, давая сигнал своим людям. По его команде индейцы столкнули четыре каноэ в воду, и суденышки, которые Девлин достал в Сантарене, понеслись по течению. Теплый ветер донес до нее смех ван Хорна, как только каноэ исчезли из виду. Помахав им на прощанье, он уселся в свое каноэ и направил свою маленькую флотилию вверх по реке.

Остин, все еще со связанными за спиной руками, побежал к тропинке, ее отец следом. Остальные остались у реки, мрачно разглядывая темную бурлящую воду, будто присутствовали на собственных похоронах.

Остин исчез из виду. Через несколько секунд он снова появился, уверенно шагая по тропинке, почти не задевая лианы ногами. Он остановился в нескольких шагах от них, глядя на лежащего в беспамятстве Девлина. На лице его было выражение боли и чего-то еще. Может, вины?

— Этого не должно было случиться, — прошептал он, направляясь к Кейт, не отрывая глаз от лица Девлина.

— Остин, он…

Жив. — Девлин открыл глаза

Напрягшееся тело Остина обмякло от внезапного облегчения, лицо разгладилось.

— Жив? — спросил Фредерик, выступивший из-за спины Остина. — Ничего не понимаю.

— Леди Джудит на нашей стороне. — Кейт погладила Девлина по щеке, ощутив выросшую за день щетину. — Она солгала, что он мертв.

Девлин с трудом принял сидячее положение, сжав обеими руками голову.

— Мне уже чертовски надоело, что меня все время бьют по голове.

— На этот раз вы должны быть довольны, что у вас такой крепкий череп. — Фредерик потрепал Девлина по плечу, смеясь над недоверчивым выражением лица Девлина. — Я скажу остальным. Они будут рады узнать, что вы живы.

— Кэтрин, ты не могла бы развязать мне руки? — попросил Остин, когда Фредерик отправился сообщать радостную новость.

Кейт быстро нашла спрятанный леди Джудит нож. Остро отточенное лезвие разрезало грубую пеньковую веревку, на запястьях Остина показались красные отметины. Он поморщился, когда потер содранную кожу

— Как тебе удалось спрятать этот нож?

— Это леди Джудит. Это ей мы обязаны нашими жизнями. Это она уговорила ван Хорпа оставить нас в джунглях. — Кейт взглянула через плечо на Девлина, она наблюдал за ней, но невозможно было понять, о чем он думает. Одинокий лучик солнца смог прорваться сквозь лиственный навес и упал на лицо Девлина, разливаясь золотой лаской по его чертам.

— Что делает такая женщина рядом с ван Хорном? — спросил Девлин, вставая на ноги и пошатываясь.

Кейт рванулась было к нему, но его взгляд заставил ее замереть. О Боже, он не хотел, чтобы она прикасалась к нему.

— Судя по тому, что я слышал о нем в Лондоне, ван Хорн имеет страсть завлекать аристократов или вообще всех, кто может его позабавить, — сказал Остин — Наверное, и леди Джудит попалась в ловушку.

— Вы знаете ее? — Девлин запустил руку в спутанную гриву, нашупывая шишку на затылке.

— Встречались случайно несколько лет назад, перед тем, как она вышла замуж.

— А ван Хорна

— Я видел его на некоторых вечеринках, — сказал Остин, нахмурив черные брови.

По выражению его лица Кейт поняла, что Остин чго-то недоговаривает, что-то скрывает — то, что очень беспокоит его.

Остин посмотрел на свои натертые веревкой запястья

— С тех пор как он стал вращаться в высших лондонских кругах, с ним трудно не пересекаться.

— В высших кругах, — пробормотал Девлин и посмотрел на Кейт в его серебряно-голубых глаза была заметна боль.

Она сделала шаг к нему, ей хотелось обнять его. Но это было невозможно. Бездна пролегла между ними, бездна, полная острых осколков разбитых надежд. Она понимала, что должна перекинуть мост через эту пропасть. Но она не знала, что с ней станется, если она сделает это.

— Я беспокоилась за вас, — сказала она, смотря прямо ему в глаза. В них она однажды разглядела душу, наполненную сиянием любви, а сейчас они были только прекрасны, то серые, то голубые тени мелькали в них, как стремительные облака на темном индиго вечернего неба. — С вами все в Порядке?

— Все отлично, мисс Витмор.

Так холодно, так официально. Он отшатнулся от нес, окончательно и бесповоротно, и она не винила его. Она хотела бы попросить у него трощения, но не могла найти слов, слишком глубока была рана, которую она нанесла ему.

62
{"b":"6362","o":1}