ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ваша голова, — прошептала она, страстно желая прикоснуться к нему, но страшась, что он оттолкнет ее.

— Достаточно крепкая, чтобы выдержать еще несколько ударов Не беспокойтесь обо мне, профессор, я могу сам позаботиться о себе.

Не говоря больше ни слова, oн зашагал прочь. Она смотрела ему вслед, наслаждаясь каждым движением его могучего тела, вспоминая, как он обнимал ее, вспоминая и вкус его губ, и то изумительное ощущение, когда он был в ней, понимая, что она должна забыть все это. Она должна забыть все то, что она так старательно берегла в памяти, воспоминания, которые впивались в нее, как осколки стекла.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Жалость. Он видел жалость в ее глазах, думал Девлин, шагая через джунгли. Это был взгляд аристократки, смотрящей на оборванного бродягу. Много лег он видел такой взгляд в глазах людей, которые смотрели на мальчишку в лохмотьях.

И теперь видеть то же самое в прекрасных глазах Кейт , О Боже, он не мог вынести этого. Он не мог переварить ее жалости. Его мышцы напряглись; он чувствовал, как бьется пульс на его шее, — видимо, он здорово переволновался Он чувствовал себя избитым и раздавленным и готов был разорвать на куски всякого, кто подвернется под руку.

Он шагнул из тенистых зарослей на залитую солнцем поляну. Яркий свет ослепил его, и он замер, напоминая золотую статую. Он, прищурившись, смотрел на лагерь, прикидывая, насколько глубока та яма, которую вырыл для них ван Хорн

Фредерик и Эдвин спорили о чем-то, стоя у реки, их голоса доносились до него в густом влажном воздухе. Барнаби стоял около Фредерика — точно рефери на боксерском ринге Роберт Мелвилл сидел под ближайшей пальмой, прислонившись головой к стволу, и с интересом наблюдал за спором Гребцы, которых он нанял в Сантарене, сбились в кружок на дальнем конце покинутого лагеря и о чем-то оживленно шептались. Не иначе как собирались сбежать

— Мы ведь совсем близко. — Фредерик поднял руки, чтобы показать, насколько они близко. — Неужели ты хочешь повернуть назад? Не верю своим ушам.

Эдвин покачал головой.

— Ну, а если мы снова напоремся на ван Хорна? Уж тогда-то он точно убьет нас.

— Мы зашли слишком далеко, чтобы все бросить — Фредерик вытащил носовой платок из кармана и промокнул свой лоб. — Самое большее две педели, и мы будем там.

— Если мы сделаем плот, мы сможем спуститься по этой проклятой реке. Если мы повернем назад, у нас есть шанс спастись.

— Но я на самом деле думаю, что мы можем.

— Храни тебя Бог, — сказал Барнаби, когда увидел Девлина. — Отлично, что ты снова с нами, приятель.

— А вот и он, — сказал Роберт, когда Девлин подошел ближе. — Наш бесстрашный вождь, воскресший из мертвых.

Саркастический тон Роберта еще больше завел Девлина, который и так еле сдерживал злобу. Он медленно повернулся и посмотрел в упор на молодого человека.

— Расскажите нам, о великий король джунглей, — сказал Роберт, не замечая гнева, который так и кипел за внешней сдержанностью Девлина. — Как вы собираетесь вызволить пас из этого ада?

Девлин чуть заметно улыбнулся. Он не раз встречался с людьми из этой породы, он много их насмотрелся за свою жизнь: рожденные в богатстве и благополучии, чванливые, избалованные, уверенные, что они выше прочих смертных. Вечные юнцы, изображающие из себя бывалых мужей.

— Можно попробовать один вариант — индейцы в таких случаях прибегают к нему чаще всего.

Роберт нахмурился, на его лице появились признаки беспокойства.

— И какой же это вариант?

— Умилостивить бога реки. — Девлин подошел ближе.

Роберт облизал губы. Он посмотрел на своего отца, потом задрал голову, глядя на нависшего над ним Девлина.

— И как же они делают это?

Девлии уперся руками о ствол пальмы и наклонился ниже, заслонив собой солнце.

— Они выбирают жертву, самого бесполезного из своих соплеменников. Так вот, они связывают ему руки и ноги, потом бросают в реку и смотрят, как он идет ко дну. — Это была чистейшая импровизация. Девлин никогда не слыхал о подобной церемонии.

Роберт вжался спиной в ствол дерева, над его верхней губой выступили капельки пота.

— Если бы мы были в Лондоне, Маккейн, я бы… — Он прикусил язык. — Пусть кто-нибудь научит вас разговаривать подобающим образом с приличными людьми.

— Пусть кто-нибудь продемонстрирует мне сию особую породу. — Девлин хотел, чтобы Роберт принял вызов. Как раз сейчас ему не терпелось вмазать кулаком прямо в сладкую и надменную физиономию этого юнца. — Вы, вероятно, могли бы сделать это?

Роберт опять облизал губы, его язык был похож па язык ящерицы.

— Я нс рассчитывал, что вы образумитесь, ведь джентльмены не ведут себя как дикари.

— Да я никогда не выдавал себя за джентльмена, Мелвилл. Прошу запомнить это

Девлип опустил руки, на кончиках пальцев стучала кровь от усилия, с которым он вжал руки ладонями и ствол дерева. Он обернулся и увидел, что Фредерик и Эдвин смотрят на него так, будто он был бочонком с динамитом, который мог взорваться при малейшем движении. Они ждали, чтобы он помог им выбраться из этой беды. Но он терял время, теша свою злобу, жалея себя, несчастненького. Злоба и жалость как раз то, что он так ненавидел. О Боже, эта женщина так запутала его чувства. Он не знал, как теперь распутать этот клубок. Удастся ли?

— Мистер Маккейн, я только что говорил Фредерику, что мы должны соорудить плот и поплыть вниз по реке. — Эдвин провел рукой по лбу, вытирая пот, и продолжил. — Я уверен, что вы согласитесь со мной: продолжать это путешествие было бы весьма неразумно.

Девлин не ожидал, что Мелвилл сдастся так быстро. Однако в его предложении была логика; да, они многое уже преодолели, но неизвестно, что еще ждет их впереди. Он посмотрел па Фредерика.

— Что вы думаете?

— Мы так близко, Девлин, — сказал Фредерик, в его голосе чувствовалось сожаление.

— Близко к беде, — сказал Эдвин. — Что мы будем делать, если снова встретимся с ван Хорном? У нас нет ничего, кроме рогатки

— Мы могли бы сделать оружие, — сказал Девлин. Эдвин уставился на него.

— Неужели вы хотели продолжить это? Не может быть, вы же с самого начала не верили в успех этого предприятия.

Девлин почувствовал, что подошла Кейт, ощутил ее тепло, которое донес до него ветерок. Каждый новый день будет приносить ему новые муки, каждый день, точно нож, будет вонзаться в его грудь, ведь он будет постоянно рядом с ней и не сможет коснуться… Но он понимал, что все это значит для Фредерика; понимал, что это значит для Кейт.

— Я был нанят мистером Витмором, чтобы привести вас в местечко, называемое Аваллоном. Если он решит, что мы должны повернуть назад, мы так и сделаем, в противном случае я сделаю все, что в моих силах, чтобы мы нашли этот город.

— Вы верите в Аваллон, мистер Маккейн? — спросила Кейт, ее нежный голос словно погладил его спину.

Девлин обернулся. Солнечный свет заливал полянку, окутывал Кейт с головы до пят, тронув золотом прозрачные завитки, обрамляющие ее прекрасное лицо. Рядом с ней стоял Остин, и не было никаких сомнений, что это его место.

Она свяжет свою жизнь с аристократом, подумал Девлин. Он был последним идиотом, вообразив, что сможет вырвать этот прекрасный розовый бутон из ее английского сада. Он был тысячу раз глупцом, когда позволял огню желания завладеть собой. Он не должен был касаться ее. Никогда, он никогда не должен был ощущать, как ее нежное тело скользит по его членам. Потому что теперь он был обречен навсегда вспоминать ту страсть, которая пылала в том лесу, страсть, которая для Кейт оказалась только вожделением.

— Я верю в то, что я должен сделать ту работу, за которую мне заплатили, мисс Витмор. — Девлин отвернулся к Фредерику, скрывая свою боль за холодной маской. — Что мы будем делать?

Фредерик посмотрел на Кэтрин и Остина.

— Вы оба знаете мое мнение. Я так долго мечтал об этом, что не могу все бросить, оказавшись почти у цели. Но и решать за всех я тоже не могу. Что вы хотите, пойти дальше или повернуть назад?

63
{"b":"6362","o":1}