ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты не имеешь права…

— Все вернулось на круги своя, Кейт? — прошептал Девлин, его губы почти коснулись кончика ее носа, сладкое дыхание заполнило ее легкие.

Кейт посмотрела на него, его глаза сверкали на затененном лице. Да, вернулось. Так все начиналось. Тем все и закончится. Обоюдной обидой и злостью. И другого пути нет.

— Я сразу поняла, что ты собой представляешь. Тебе все же очень подходит звериная шкура и дубинка.

Oн скользнул губами по ее рту. Дикий в своей одержимости и вес же странно нежный, наполненный желанием, страстью и болью, его поцелуи еще больше раздул угольки ее желания. Она пыталась спастись, она отворачивалась. Но ничего не получилось. Враг жил внутри нее: ее собственная неодолимая потребность слиться с этим мужчиной.

Он поцеловал ее, долго и страстно, и, когда она почувствовала кончик его языка на своих губах, она расслабилась и приняла его. Влажный и горячий, он проник в нее, впитывая ее сок, как колибри впитывает нектар розы, жадно, будто без этой влаги он может погибнуть… Ее груди напряглись, в них пульсировало желание. Оно разгоралось, становясь сильнее и сильнее, пока сладкий нектар не заструился из заповедного ее цветка.

Нет, не делай этого со мной, хотела закричать она. Не заставляй меня желать тебя. Не заставляй меня так мучиться…

Она пыталась освободить свои руки, чтобы оттолкнуть его, но он в ответ только теснее к ней прижимался. Его мускулы напряглись под се грудями… он поднял голову. Он выглядел таким же потрясенным, как и она. И таким молодым и беззащитным, вдруг застыдившись того, что произошло.

Он отпустил ее н отступил. Кейт застонала от разочарования, она не могла справиться со своим телом — оно жаждало его прикосновений.

— Я не могу… — Он запустил руку в волосы, яростно взъерошив густую черную шевелюру. — Проклятье!

Да, действительно. О, ей казалось, что это ее он проклинал.

— Посмотрим, научитесь ли вы вести себя как следует, мисс Витмор, -сказал Девлин шепотом. — Я сделаю все, что в моих силах, чтобы держать мои грязные руки подальше от вас.

Когда он вышел из хижины, она прижала копчики пальцев к губам. Каждый ее нерв был возбужден, каждая ее клеточка горела желанием. Она сделала шаг к выходу, еле сдерживая желание окликнуть его, она хочет его, она жаждет его. О, избавится ли она когда-нибудь от этого кошмарного наваждения?

Девлип вышел наружу. Он сделал несколько глубоких вдохов, надеясь, что дым от костра вытеснит соблазнительный запах роз. Он чувствовал себя страшно усталым, тело болело, как будто его вздернули на дыбе, все мускулы были напряжены от желания.

У костра лицом к нему сидели Фредерик и Остин. Увидев его, они тут же уставились на рыбу, не желая встречаться с ним взглядом. Они тоже считают, что он дикарь, которому следует надеть звериную шкуру?

Впрочем, это не должно его волновать. И, однако, это его волновало. Как ни тяжело было себе признаваться, он хотел добиться уважения этих людей. Он хотел уважать самого себя. И в данный момент он не мог найти в себе ничего, достойного уважения. Он позволил ревности завладеть собой.

Ему не нравилось то, во что он превратился — ополоумевший ревнивец, истерзанный своей похотью. Он не хотел здесь находиться. Ибо слишком велик соблазн прикоснуться к ней. Он плюхнулся на землю, понимая, что бежать ему некуда. Впереди не одна неделя. И как-то в течение этого времени он должен научиться сосуществовать со своим вожделением, которое могло погубить его окончательно.

Он должен скрепить сердце, так же как и тело. Он должен убить в себе желание; он должен похоронить свою любовь. Иначе ему не выжить.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

Меньше недели миновало с тех пор, как Кейт и Дев-лип прошли этот путь, возвращаясь из деревни курайи. Однако лианы уже начали снова загораживать дорогу, проторенную Девлином. Порою Кейт даже начинала сомневаться в том, что они проходили здесь. А было ли все, что было? Может, это только пригрезилось ей?

Она смотрела на мощную спину Дсвлина, облепленную промокшей от пота рубашкой, при каждом взмахе руки, врубающейся в густую чащу, мускулы напрягались. Тех людей, которые шли по этому пути в первый раз, больше не существовало. Они совсем-совсем другие теперь.

Все переменилось. То, что произошло между ними, казалось ей теперь мимолетным сном, эротической фантазией, порожденной ее слишком живым воображением. Мужчина, который почти не разговаривал с ней уже несколько дней, совсем не походил на того, кто держал ее в своих объятиях, заставляя ее тело отзываться в такт каждому его прикосновению. Она не знала этого незнакомца.

Полуденное солнце, прорвавшись сквозь дымку, клубившуюся у подножия водопада, зажгло радугу над бурными струями. Девлин шел более медленным шагом, чем тогда, когда они были вдвоем, и уже дважды раскидывал лагерь. Кейт подозревала, что это из-за отца. Этот человек мог быть на удивление заботливым и чутким. Еще одна черта, которую ей следовало забыть.

Девлин остановился в месте, где ручей и река соединялись, образуя узкий канал, ведущий к индейской деревне. Он долго наблюдал за быстрым течением, как будто вглядывался в будущее. И то, что оц видел, его не радовало.

Фредерик опустился на прибитое течением бревно и снял шляпу с мокрых волос.

— Деревня недалеко? — спросил он, проводя рукой по бровям.

— Примерно в полумиле. — Девлин еще немного посмотрел на воду и повернулся к старику. — Я хотел бы, чтобы вы и все остальные подождали меня здесь. Если я не вернусь через час, уходите, не теряйте времени.

— Вы предчувствуете что-то неладное — Остип поставил йогу на бревно рядом с Фредериком.

— Я просто не знаю, чего ждать.

От мрачных предчувствий у Кейт начало покалывать в позвоночнике

— Но они же считают вас богом. Вряд ли они попытаются причинить вам вред.

— Новому главарю, возможно, не понравится, если его будут почитать меньше, чем кого-то другого, — сказал Девлин, повернувшись к ней.

Боже, целая вечность с тех пор, как он нашел ее здесь и спас, а сейчас он только слегка скользнул по ней взглядом, как будто ему было противно на нее смотреть. Наверное, так и было.

Что Ж, оно и к лучшему, подумала она. И все же она нe могла не почувствовать боль, оттого что он с такой легкостью вычеркнул ее из своей жизни.

— • Раз вы чего-то опасаетесь, я пойду с вами, — сказал Остин.

— Если что-нибудь случится, вы больше понадобитесь здесь, Фредерику и Кейт. — Девлин стащил ботинки и носки.

— Вы собираетесь добираться вплавь? — спросил Фредерик. — Это не опасно? Здесь могут быть аллигаторы, пираньи.

— Для пираньи здесь слишком быстрое течение. А аллигаторы… — Девлин пожал плечами, как будто они тоже не представляли для него проблемы. — Остин, не сорвете ли вы несколько листьев с того куста? — спросил он, указывая кончиком ножа на ближайший куст барбаско.

— Конечно, — сказал Остин, беря у него нож. Он немедленно принялся за куст, от которого в воздухе распространился едкий запах.

Кейт смотрела, как Девлин расстегнул свою рубашку, обнажая огромный клин золотой кожи и темных завитков. Когда-то ее очень ин гересовало, что она почувствует, если прикоснется к нему. Теперь она испробовала это в полной мере. Шелковые завитки. Чарующие воспоминания.

— Если вы не хотите ранить ваши нежные чувства, мисс Витмор, советую вам отвернуться, — сказал Девлин, стягивая влажный хлопок с тела.

Кейт поморщилась от командного тона.

— Насколько я помню, я не упала в обморок, когда в первый раз увидела вас обнаженным, мистер Маккейн. Не думаю, что с той поры прибавилось что-нибудь, что заставило бы меня лишиться сознания от страха или восхищения.

Девлин улыбнулся, это была холодная улыбка, в то время как она помнила улыбку, которая была теплее солнца.

— Нет, мисс Витмор, ничего не прибавилось. — Он расстегивал пуговицы на ширинке, продолжая: — Но ничего и не убавилось. Несмотря па усилия одной малышки.

67
{"b":"6362","o":1}