ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну, значит, есть еще некоторые вещи, которые вы не знаете друг о друге.

Отец повернулся и зашагал обратно в лагерь. Кейт медлила. Ей очень было приятно сознавать, что Девлин поверил в ее способности. Но одновременно с этим в душе был страх. Она боялась мук, на которые ее обрекает их вынужденная близость. Он казался ей настолько привлекательным, что она боялась себя.

Она не сможет избежать искушения. А если она сдастся тем чувствам, которые он разжигал в ней, она будет сломлена.

Она не хотела приближаться к Девлину Маккейну на опасное расстояние, чтобы ее рука могла дотянуться до теплой кожи, а ноздри — уловить его манящий запах, который всегда будет ассоциироваться у нее с этим мужчиной. Когда он был рядом, разум отказывал ей.

— Но мне что-то не слишком хочется уметь пользоваться этим оружием.

Фредерик повернулся к ней, солнце било ему прямо в глаза, подчеркивая каждую морщинку.

— Ты ведь знаешь, что единственная вещь, в которую я могу заставить себя выстрелить, это глиняный голубь.

— Кэтрин Луиза Витмор, с каких это пор ты стала трусихой?

— Я не трусиха!

— Ты боишься даже взглянуть на Девлина Маккейна.

— Ничего подобного.

— Отлично, тогда пошли. Нам нужна будет каждая пара рук, когда мы наткнемся на вал Хорна. — Фредерик повернулся и пошел к лагерю. — А в одной паре рук я совсем не уверен.

— Вы, должно быть, шутите. — Роберт уставился на Девлина с холодным презрением. — По-вашему, эти штуки могут заменить нормальное оружие?

Девлин сделал глубокий вдох, и Кейт заметила, что ему едва хватает терпения спорить с Робертом.

— Индейцы использовали духовые трубки веками. Роберт повертел полую бамбуковую палку в руках.

— И что же может сделать эта палка против ружья?

— Наше преимущество в неожиданности. Ван Хори не ожидает, что мы пойдем в Аваллон. — Девлин отвернулся от Роберта и посмотрел на маленькую группу, выстроившуюся перед ним в шеренгу.

Девлин переводил взгляд с одного на другого. Трезво ли он оценивал про себя их возможности? Двое стариков, карлик, аристократ, никчемный гуляка и женщина, которую он презрительно зовет розовым бутоном. Она виновато подумала о том, что сравнение с ван Хорном и его армией мало убедительно.

Когда Девлин взглянул на нее, в его взгляде были неожиданные нежность и теплота, он давно так на нее не смотрел. И было в его глазах что-то еще — уверенность, которая заставила ее чувствовать, что им не страшен дьявол, если все они будут действовать сообща Этот взгляд заставил ее сердце заколотиться одновременно от страха и возбуждения. Он подошел к ней, она пыталась держать себя в руках.

— Разрешите мне продемонстрировать, как оно действует, — сказал Девлин, становясь за ее спиной.

Его тепло обожгло ей спину. Она покачнулась и рванулась прочь от него, едва не споткнувшись о длинную духовую трубку. Роберт громко рассмеялся, она обернулась на его смех.

— Похоже, Кети боится вас, Маккейн, — сказал Роберт, с ухмылкой глядя на Кейт.

Ее щеки запылали жаром. Она никому не позволит смеяться над Девлином.

— Простите.

Она посмотрела через плечо на Девлина, надеясь заслужить прощение. Улыбка, которую она увидела на его губах и в его глазах, удивила ее, — будто солнце внезапно вышло из-за темно-серых облаков в день, когда уже готов был разразиться дождь.

— Ну что, попробуем снова? — спросил Девлин. • В его низком голосе было что-то такое, что заставило ее усомниться в том, что он имеет в виду только оружие. Она кивнула, решив на всякий случай не говорить ничего, так как не была уверена, что голос не выдаст ее. Тепло его тела опалило ей спину, когда он снова встал сзади, тепло, которое соперничало с солнцем, тепло, которое шептало о том, что было когда-то между ними и теперь покоилось в глубине ее души.

— Держите трубку так, чтобы конец был приподнят. — Девлин скользнул кистью по ее руке, его ладонь прошлась по влажной ткани ее блузки, пальцы нащупали сгиб локтя, там, где рукава были закатаны.

Кейт закусила нижнюю губу, борясь с внезапной дрожью в руках и ногах. Он накрыл ее руку своей и мягко сжал.

— Дротики вкладываются в отверстие трубки. — Девлин вложил один семидюймовый дротик в ее ладонь. Он направил ее руку к основанию трубки и медленно засунул дротик в узкое отверстие. Наклонившись ближе, коснувшись ее щеки, он поднял трубку, контролируя ее движения своими руками.

Опять сандаловое дерево и мускус. Этот его аромат переполнял ее воспоминаниями. Это только учение, напомнила она себе, пытаясь преодолеть дрожь внутри себя.

— Сделайте глубокий вдох и приложите губы к отверстию, — сказал он, его сладкое дыхание коснулось ее щеки.

Она раздвинула губы, но совсем не холодный бамбук хотела она ощутить своим ртом. Влага заструилась между ее грудями; ее кожа вспотела от возбуждения.

Это сумасшествие! Она должна сосредоточиться на этой трубке. И выкинуть из головы все остальное.

— А теперь дуйте, сильнее и резче.

Она попробовала, но воздух застрял где-то в легких. Чувствует ли он, как дрожат ее руки под его пальцами? Видит ли он, что делает с ней?

— Мисс Витмор, — позвал он, его губы приблизились на опасное расстояние от ее уха, так близко, что она ощущала покалывание на шее.

— Что? — Она повернулась и посмотрела ему в лицо. Он улыбался так, что было абсолютно ясно, что он все понял.

— Вы забыли, что нужно дышать.

Ты станешь синей, если будешь дышать. А я никогда не видел синих роз, а ты? Она услышала эти его слова так отчетливо, что ей даже показалось, что его обнаженное тело скользит по ней. Он дразнил ее, вызывая к жизни воспоминания.

— Приложите губы к отверстию и дуйте.

Она наблюдала за движением его губ, когда он говорил, такие чувственные, манящие, как они изгибаются в улыбке. И такие соблазнительные. Слишком соблазнительные. Она прижала губы к отверстию трубки и выдула дротик всего на несколько футов по направлению к лавровому кусту, который был ее мишенью.

— Немного посильнее в следующий раз, и я думаю, вы поразите мишень. — Девлин отпустил ее руки.

Теплый ветерок показался ей холодным, когда Девлин отошел. Она чувствовала себя неспокойно. Ее одежда прилипла к потному телу; ее нервы клокотали от плотской потребности.

Она посмотрела на Девлина, не слыша его слов, адресованных его войску, эти слова потонули в водовороте чувств, закруживших ее. Солнечный свет зажег огонь в его черных волосах, посылая золотые стрелы на прекрасные точеные черты его лица. Она хотела запустить руки в шелк его волос. Она хотела почувствовать нежное касание его кожи. И внутри у нее все сжалось — при мысли о том, что, возможно, он никогда больше не обнимет ее.

Так мне и надо. У них не будет общего будущего, думала она, пытаясь стряхнуть отчаяние, которое, как саван, окутало ее. Он никогда больше не будет заниматься с ней любовью без ее обязательств, без обязательств, которые она не могла принять на себя.

— Эти штуки меткие?-спросил Эдвин.

Девлин повернулся к джунглям, поднял трубку к губам. Легким выдохом он послал дротик прямо в ствол лаврового дерева, и он воткнулся в дерево заостренным наконечником.

— Не понимаю, как такая штуковина может причинить ван Хорну больший вред, чем головная боль. — Эдвин, нахмурившись, посмотрел на Девлина. — Если мы не заденем жизненно важный орган. Тогда, конечно, этот дротик может быть смертоносным.

Девлин смотрел на дротик, торчавший из ствола дерева, но, казалось, он видит перед собой что-то другое — то, что сама Кейт не могла видеть. Может быть, он смотрел в прошлое?-подумала она.

— Дротики станут более опасными, если вы смажете наконечники ядом кураре, — сказал Девлин спокойным голосом.

— О! — Эдвин посмотрел на дротики, которые он держал в руках так, будто это был зажженный динамит. — Теперь понятно.

— Так, возьмите один из дротиков, которые я дал вам, и вложите его в отверстие трубки. — Девлин отошел от линии огня. — По моему сигналу сделайте глубокий вдох, приложите рот к отверстию и дуйте — быстро и резко. И не забудьте, что этот самый вдох надо делать до того, как вы приложили губы к отверстию.

73
{"b":"6362","o":1}