ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как выжить среди м*даков. Лучшие практики
Пропавшие девочки
Тайна красного шатра
Будущее вещей: Как сказка и фантастика становятся реальностью
30 шикарных дней: план по созданию жизни твоей мечты
Самый одинокий человек
Черная Пантера. Кто он?
Сегодня – позавчера. Испытание сталью
Если бы наши тела могли говорить. Руководство по эксплуатации и обслуживанию человеческого тела
A
A

— Надеюсь, что так.

Он ожидал, что она отвернется, но она не сделала этого. Она стояла, сжимая нож в руке, наблюдая, как он расстегивал пуговицы на своей мокрой рубашке. Когда он стащил ее с плеч, она пробежалась по нему взглядом, по плечам, по груди — теплыми, как солнце, глазами, глазами, полными восхищения тем, кто стоял перед ней, голодными глазами…

Несмотря на боль в руке, Девлин почувствовал ответный огонь, отражение того, что он видел в ее голубых глазах, желание в нем нарастало, вонзаясь острыми когтями в его пах. У него было смутное предчувствие, что эта женщина способна зажечь его кровь, даже если он будет лежать на смертном одре. Но в ее глазах была грусть, которую он ощущал так же ясно, как и желание, грусть, которая побудила его унять дикого зверя, проснувшегося внутри него.

Он понимал ее, может, даже лучше, чем она сама себя понимала. Он только начинал понимать это сложное чувство — любовь.

— Лиана, — произнес он сиплым голосом, так как не смог скрыть своего возбуждения.

Кейт вздрогнула, как лунатик, которого внезапно разбудили.

— Конечно, — прошептала она, отворачиваясь от него.

Кейт ругала себя за эту слабость, за этот порыв, пока пробиралась к нужной лиане. Человек истекал кровью, а она все о своем — какие мускулы, какая гладкая кожа. Да, с ней явно что-то не так. Явно.

Она услышала тихий всплеск воды и оглянулась через плечо. Девлин стоял на коленях около ручья, опустив в воду окровавленную рубашку. Потом он смыл кровь с руки, зачерпывая пригоршнями воду, упругие мускулы плясали под золотистой кожей при каждом движении.

Она отвернулась от этой зачаровывающей картины и с остервенением воткнула остро отточенный нож Девлина в лиану, как будто, разрубив ее на куски, она сможет заодно вырезать того дьявола, который в ней поселился, который хотел только любви, непрестанно разжигая ее страсть. Слабый сладковатый запах распространился вокруг, когда она вонзилась в нежную зеленую плоть: бледно-зеленая жидкость сочилась из раны, которую она нанесла растению.

Когда она повернулась к Девлину, он сидел на одном из корней, которые как будто поддерживали дерево, растущее около чистого ручья, его мокрая рубашка висела на другом корне. У нее возникло странное чувство, что она вступила в заколдованный лес и разбудила лесного бога.

Вокруг расстилался туман. Отблеск солнца окрасил золотом кожу Девлина, такую ослепительную на темно-зеленом фоне. Черные завитки скорее высвечивали, чем скрывали упругую равнину его груди. Черные волосы, мокрые от влажного воздуха, завивались вокруг лица. Он улыбался так мило, что ей ужасно захотелось обхватить ладонями его щеки и поймать эту чарующую улыбку своими губами.

— Достаточно? — Она протянула руку, надеясь, что он подумает, будто ее дрожь вызвана страхом за него, а не буйством ее чувства. Несколько дюймов изумрудной лианы лежали на ее раскрытой ладони, бледно-зеленые слезы просачивались между пальцами.

— Да, наверное. — Он погрузил пальцы в сок, стекший на ее ладонь.

Она сделала глубокий вдох, когда его крепкие пальцы скользнули по ее чувствительной ладони. Он взглянул на нее своими проницательными серебряно-голубыми глазами. Она решила не обращать внимания на молчаливый вопрос, который видела в этих прекрасных глазах. Было гораздо безопаснее не думать об этих вопросах, лучше упрятать их подальше.

— Как называется эта лиана?

— Джую. — Он втянул воздух, когда размазал жидкость по ране на предплечье. — волшебная. Боюсь, что я не знаю ее настоящего названия. Но я видел, как дикари двух племен используют ее при открытых ранениях. Очевидно, в ней есть что-то дезинфицирующее.

— Дай я, — сказала она, садясь рядом с ним. Кончиками пальцев она размазывала холодный зеленый сок по уродливому красному порезу, явственно ощущая боль вместе с Девлином, чувствуя ее по напряжению мускулов под ее руками. — Мне так жаль, что все это случилось.

— Но это не твоя вина.

— Я спорила с Робертом. Он так разозлился, что перестал контролировать себя.

— Я не верю, что он сделал это умышленно. — Девлин глубоко выдохнул. — Думаю, я никогда не встречал человека, так безжалостно себя губящего.

— Да, ты прав. Он действительно губит сам себя. Сегодня я особенно это ощутила. — Кейт подняла голову, встретив его бурлящий голубизной глубокий взгляд. — Эдвин всегда многого требовал от Роберта, даже когда тот был ребенком. Думаю, поэтому Роберт взбунтовался.

— Наверное, ему не понять того, кто никогда не знал своего отца.

Кейт видела печаль в его глазах, тень боли и слабости, взгляд, который заставил ее спешно опустить глаза на рану. В душе этого мужчины было еще много тайн, о которых Кейт и не подозревала, тайн, которые она хотела познать. Но она знала, что этот соблазн приведет ее к гибели.

— Когда мы были детьми, Роберт был моим лучшим другом. Но теперь я думаю, что из меня друг получился неважный. Меня не было рядом, когда ему было больно и когда ему было необходимо излить кому-то душу. Меня не было рядом, когда… Меня никогда не было рядом.

Она медленно убрала руки с открытой раны Девлина.

— Я всю свою жизнь кочевала с одного конца земного шара на другой. Я никогда раньше не думала об этом, но кроме отца у меня не было никого близкого. — Может быть, поэтому то, что я чувствую по отношению к тебе, так пугает меня.

— Это всегда пугает, допустить кого-либо слишком близко к себе.

Она подняла глаза, испугавшись на мгновение, что высказала свои мысли вслух, но поняла по его глазам, что он смог каким-то образом проникнуть в ее душу.

— В отношениях между людьми всегда есть что-то непредсказуемое. — Он обхватил ее щеку теплой ладонью. — Примет ли тебя другой человек, даже если вдруг увидит в самом неприглядном виде? Или разлюбит тебя? Бросит и унесет твое сердце с собой?

Кейт закрыла глаза, почувствовав всю глубину его любви, такой очевидной, теплой, живой, любви манящей и пугающей. Она подавила в себе побуждение перевернуть его руку и прижаться губами к его ладони.

— Как и ты, я провел всю свою жизнь в скитаниях. — Он провел пальцем около края ее рта. — Но я всегда мечтал о месте, которое станет, наконец, моим пристанищем, моим домом.

Он убрал свою руку, оставив свое тепло на ее щеке и холодящую боль сожаления внутри. Их молчание нарушали лесные звуки — болтовня обезьян, трескотня птиц, напоминавшая чей-то хохот.

— Будешь ли ты счастлив, если будешь жить на одном месте?

— Я не знаю. — Он мечтательно улыбнулся, явно представляя себе картину будущего. — А ты — когда найдешь свой сказочный город?

Когда-то она думала, что доказательство существования Атлантиды будет самым замечательным моментом в ее жизни. Теперь она уже в этом сомневалась.

— Конечно, я буду счастлива. — Аромат теплого сандалового дерева дразнил ее чувства. Она бросила взгляд на его грудь, желая прижаться щекой к шелковым кудрям, вспомнить вкус его кожи. — Мы с отцом много лет искали доказательства существования Атлантиды, наверное, всю мою жизнь.

— И когда ты найдешь их, когда осуществится твоя мечта, что тогда?

— Всегда найдется очередная загадка, — сказала она, скользя взглядом по стройной колонне его шеи. Она заметила пробивающуюся бородку и вспоминала, как приятно эта щетина касалась нежной кожи ее бедер: ее кожа повлажнела от воспоминаний.

— Отец верит, что есть связь между Атлантидой и старыми преданиями Англии, Уэльса и Ирландии. Он верит, что, возможно, король Артур и Мерлин вышли из Атлантиды.

Губы Девлина изогнулись в улыбке.

— Один из монахов в приюте разрешал мне пользоваться его библиотекой. Я помню, как восхищался Мэлори. Думаю, было время, когда я верил в короля Артура и его Камелота.

— Но мы должны проверить это. Возможно, мы вернемся в Египет. — Почему ей так грустно говорить об этом? Почему это наполняет ее чувством одиночества? — Египет — удивительная страна. Возможно, первая колония атлантов. Действительно страшно заманчиво заглянуть в прошлое, прикоснуться к другому времени. — Почему она говорит так, будто пытается убедить себя в этом?

75
{"b":"6362","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ложь
Рассчитаемся после свадьбы
Колдун Его Величества
Кости зверя
История матери
Мужская книга. Руководство для успешного мужчины
Мой любимый демон
Адмирал Джоул и Красная королева
Великий русский