ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он спустился вниз по ее телу. Она ожила под его руками, губами, языком, ее нервы сплетались в сеть, которая ловила наслаждение, оно захватывало, поглощало ее всю.

— Я люблю тебя, Кейт, — шептал он, распростершись между ее бедер.

Она прикоснулась пальцами к его щеке, он вошел в манящую теплоту ее тела, ее чувства сметали тщательно возведенные в душе преграды. Я люблю тебя. Эти слова были заключены в ее сердце.

— Помни меня. — Он опустил голову и замер в дюйме от ее губ. — Только помни меня, это все, о чем я прошу тебя.

— Всегда буду. — Никогда она не будет чувствовать такого. Никогда она не примет объятия другого мужчины. После того, как вкусила любовь Девлииа Маккейна.

Он закрыл глаза, вздох сорвался с его губ, прежде чем он поцеловал ее, прежде чем унес ее в то далекое королевство, где реальность сгорает дотла, а любовь дает жизнь надежде.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

Заросли леса стали не такими густыми, все чаще встречались равнины и луга, по мере того как их каноэ скользили по темной воде широкой неизведанной реки, журчащему потоку, который приведет их в Аваллон. Люди, которые не знали раньше, что такое мозоли, сбивали руки до волдырей, работая веслами, как научил их Девлин, Но никто не жаловался, даже Роберт, который уже давно почти ни с кем не разговаривал.

Неведомое предчувствие висело в утреннем воздухе, такое же густое, как туман, который встречал их каждый день. Ожидание, которое перерастало в опасение, когда они проплывали мимо обугленных остатков лагерей — приметы того, что здесь успел побывать ван Хорн.

— Кети! — крикнул Фредерик, схватив ее за руку. — Посмотри туда, вперед.

Когда они миновали поворот, глазам их открылась гора, возвышающаяся среди дремучего леса в нескольких милях от них, величественный шпиль, прорывавшийся сквозь утренний туман и пронзающий небо зубчатыми вершинами, подобно черному бриллианту. Темные камни ожили под лучами солнца, играя разноцветными искрами кристаллов, вкрапленных в горные склоны.

— Как и описывал Рандольф! — воскликнул Фредерик, сжимая руку Кейт. — Это она, Кети. Это она!

— Да, — прошептала Кейт. Теперь они были близко, близко к осуществлению своей мечты. Но по поводу этой самой мечты у нее уже появились сомнения.

Фредерик обернулся и закричал людям в следующем за ними каноэ, размахивая руками с такой горячностью, что чуть не перевернул лодку.

— Эй, полегче. — Барнаби, сидящий позади, вцепился в бока каноэ.-Я не слишком хорошо плаваю, скажу я вам.

— Там! — кричал Фредерик. — Гора Рандольфа! Остин замахал в ответ. Эдвин и Роберт, которые плыли вместе с Остином, посмотрели вперед! Эдвин выглядел изумленным, Роберт угрюмым, он по-прежнему не желал ни с кем общаться и выражать какие бы то ни было чувства.

— Думаю, мистер Мелвилл начинает верить, — сказал Девлин.

Кейт обернулась и посмотрела на мужчину, сидящего напротив нее в узком каноэ. Девлин повернулся на сиденье, его бедро вжалось в ее колени, его улыбка заставила эти колени повернуться к воде. Она передернула плечами, пытаясь ослабить напряжение в мышцах. Все эти дни она была в постоянном напряжении.

Каждый день она сидела позади Девлина, смотрела на его спину и умирала от желания. И каждую ночь она лежала с открытыми глазами в своей палатке и ждала его, размышляя, что будет с ней, если в эту ночь он не придет.

Но он приходил каждую ночь. Каждую ночь она открывала новую тайну в его объятиях, тайну мира ощущений, в который уводил ее Девлин. И с наступлением рассвета он покидал ее, оставляя ей живые воспоминания о предшествующей ночи и сожаления по поводу того, что принесет им будущее.

— А вы, Девлин? — спросил Фредерик. — Вы начинаете верить?

Девлин откинул назад шляпу, позволяя солнечному свету осветить его лицо. Он посмотрел на гору и долго молчал, прежде чем заговорил.

— Да, кажется, да.

Что-то такое было в его голосе, отчего у Кейт на глазах навернулись слезы — надежда и печаль одновременно. Их путешествие подходило к концу. Вскоре все кончится, поиски Аваллона и ночи, проведенные в объятиях Девлина. Она смотрела, как Девлин опускает весло в воду, с каждым могучим гребком они приближались к Аваллону, приближались к неизбежному расставанию.

Она отвернулась от Девлина, пытаясь сосредоточиться на чем-либо еще, отогнать противоречивые чувства, которые он всегда рождал в ней. Серые неровные стволы деревьев поднимались не более чем на двадцать футов над травой, покрывающей плоскость земли. Среди их стволов мелькали показывающиеся карликовые корявые деревца и карликовые пальмы.

Что это с ней в самом деле? Она близка, наконец, к величайшему в археологии открытию, и не может думать ни о чем другом, кроме Девлина Маккейна. Хотелось дотронуться до него, прижаться щекой к его широкой спине и вдохнуть запах его кожи. И еще обвить его руками, крепко-крепко, чтобы почувствовать тепло и жизнь его тела. В этот миг все открытия мира казались мелкими пустячками.

Власть, которую он имел над ней, пугала. Пугала. Она начинала думать, что обречена навечно на эту кабалу чувств.

— Мы причалим вон там. — Девлин посмотрел через плечо на Фредерика.

— Но еще более мили пути, — сказал Фредерик, ткнувшись веслом в борт каноэ. — Мы могли бы подгрести как раз к подножию горы.

— Мы не миновали ван Хорна, — сказал Девлин. — Это означает, что он где-то впереди. Мне бы не хотелось попасть прямо ему в руки.

— Ах да, ван Хорн. — Фредерик почесал подбородок концом весла. — Я и забыл о нем. Да, полагаю, нам следует продвигаться осторожно.

Девлин улыбнулся снисходительной улыбкой. — Я тоже так считаю.

По приказу Девлина они вытащили каноэ на берег в миле от подножия горы. Здесь не было хорошего берега, только переплетение корней деревьев, растущих по краям реки, и пучки травы у кромки воды. Почва была скорее глинистая, чем песчаная, ил на дне реки засасывал ступни Кейт, когда она прошла несколько шагов до берега. Она подождала на берегу, наблюдая, как Девлин и Остин прикрепляют каноэ веревками к кедру, растущему около реки.

— Я пройду вперед, — сказал Девлин, перекидывая лиану с привязанной на конце трубкой через плечо. — А вы подождите здесь.

Холодный ужас струйкой пробежал по позвоночнику Кейт, холодящее предчувствие опасности просочилось в кровь. Она схватила Девлина за руку, не желая расставаться с его теплом и мощью, желая сберечь его. Он взглянул на нее, и она поняла, что он видит ее страх и смущение своими серебряно-голубыми глазами.

— Не волнуйся, — сказал он, на его губах заиграла улыбка. — Мы найдем твой потерянный город.

— Я иду с вами. — Остин взял трубку со дна каноэ.

— Я бы хотел, чтобы вы остались здесь, — сказал Девлин, смотря на Остина. — На всякий случай.

Кейт не хотелось думать, что означали его слова.

— Я пойду с тобой.

— У меня будет больше шансов пройти туда и быстро выйти обратно, если я пойду один. — Девлин мягко убрал ее руку со своей. — Это займет какое-то время, поэтому не нервничайте и не бросайтесь за мной. Вы можете навлечь на нас беду.

. — Ты не будешь ведь рисковать, да?

— Я уже говорил тебе однажды, я отнюдь не герой. Но я должен знать, что нас ждет впереди и как далеко продвинулся ван Хорн. — Девлин взял ее кисть, скользя большим пальцем по суставам. Она понимала, что он чувствует ее увлажнившуюся от страха ладонь, страха, который она не могла скрыть.

— Я не хочу все время волноваться из-за того, что ты можешь внезапно возникнуть за моей спиной. Обещай, что ты подождешь здесь.

— Да, — прошептала она, борясь с ужасом, сковавшим ее горло. Обещание заставило Девлина улыбнуться, и эту улыбку ей захотелось украсть и сохранить для себя.

Он повернулся и ушел. И через несколько мгновений исчез в густых зарослях.

Кейт чувствовала, как сжимается ее грудь от боли, которая несравнима ни с чем… и вместе с этой болью пришло озарение, осознание того, что она потеряет свою душу, когда Девлин Маккейн уйдет из ее жизни.

77
{"b":"6362","o":1}