ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
Записки невролога. Прощай, Петенька! (сборник)
Святой сыск
Харизма. Как выстроить раппорт, нравиться людям и производить незабываемое впечатление
Ужасная медицина. Как всего один хирург Викторианской эпохи кардинально изменил медицину и спас множество жизней
Михаил Задорнов. Шеф, гуру, незвезда…
Загадка воскресшей царевны
451 градус по Фаренгейту
A
A

— Отец! — закричала Кейт, отталкивая руку отца. — О Господи! Он же чуть не захлебнулся. — Она машинально стерла остатки воды с лица Маккейна. — Пожалуйста, принеси полотенце. Он весь мокрый.

— Да, да, конечно, — Фредерик поднялся и пошел к ванной, его каблуки гулко стучали по деревянным панелям.

— Что случилось? — спросил Девлин, прижимая руки к вискам. — Где этот медведь в сером костюме?

— Боюсь, что он сбежал. — Кейт вытащила из кармана юбки кружевной платок, встряхнув, приложила его к щекам Девлина.

Аромат роз, исходивший от ее платка, заполнил его. Девлин попытался сесть. Кровь стучала в висках. Перед глазами все поплыло, и Девлин опять уронил голову ей на колени.

— Пожалуйста, мистер Маккейн, вам не следует двигаться. — Она опустила теплую ладонь на его плечо. — Не сейчас. Боюсь, что потребуется какое-то время, чтобы вы пришли в себя.

Он открыл глаза и увидел ее лицо. Тусклые лучи заходящего солнца, падавшие на нее из окна, коснулись ее лица, будто им непременно нужно было поласкать ее милые черты, прежде чем исчезнуть в сумерках. Большая прядь вырвалась из уродливого пучка. Блестящий завиток спустился по ее шее, пролег по выпуклостям груди и упал золотой струйкой на его плечо. При каждом его вдохе эти шелковые волоски льнули к его коже.

Девлину страстно хотелось, чтобы она освободила все свои волосы, и тогда они укроют ее как плащ. Но он знал: непокорный золотой завиток, случайно вырвавшийся из уродливого пучка, ночью непременно упрячут в тугую косу. Жаль. Она могла бы быть дьявольски соблазнительной женщиной, если бы только сделала некоторое усилие.

— Кто-нибудь пострадал?

Кейт закусила нижнюю губу, опустила глаза, не желая встречаться с его взглядом, и ответила:

— Мужчина, которого вы ударили, был без сознания, ну и еще… вы.

— Я не видел, как он подошел, — Девлин поискал шишку на голове, которая беспокоила его. Когда он дотронулся до нее пальцами, послышался стон. Она была размером чуть ли не с яйцо. — Чем это он меня так ударил?

— Он ударил кувшином с водой. — Она сложила свой платок в аккуратный квадратик, избегая взгляда Маккейна.

Девлин нахмурился, понимая, как неловко она себя чувствует. Она что-то недоговаривает.

— Я очень рад, что вы снова вернулись к жизни, — сказал Фредерик, присаживаясь рядом с ним.

Кейт взяла полотенце из рук своего отца и принялась вытирать воду с груди Девлина, как будто он был столом, нуждающимся в полировке. Он уже собирался напомнить ей, что волосы вовсе не обязательно изничтожать вместе с водой, но Фредерик снова заговорил:

— Ужасно, что Кейт по нечаянности ударила вас.

— Вы ударили меня кувшином? — спросил Девлин, всматриваясь ей в лицо.

— Я… да. Это я.

Он заметил, что она краснеет, румянец из-под белого накрахмаленного воротничка поднимался вверх, пока ее щеки не стали совсем пунцовыми.

— Вы пришли мне на помощь, мисс Витмор?

— Я только пыталась помочь. Я боялась, что тот бандит одержит верх… но вы вдруг повернулись… а я уже не могла сдержать удар.

Она сосредоточенно скатывала его полотенце, пока оно не превратилось в узкую трубочку. Потом озадаченно взглянула на эту трубочку, явно не зная, что делать с ней дальше.

— Я думаю, что ударила вас не очень сильно… не так, как ударила бы этого бандита, — сказала она, кладя свернутое полотенце на пол.

Девлин с трудом поднялся.

— Сердечно вам за это благодарен.

Опираясь на сильную руку Фредерика, Девлин встал на ноги. Перед глазами все ходило ходуном, ноги дрожали. Ему казалось, будто земля уходит из-под ног, все тело похолодело и покрылось потом. Он наверняка бы упал, если бы Кейт не подхватила его за другую руку. Ее рука была теплой и на удивление сильной.

— Вам лучше сесть, — сказала она.

Кейт указала ему на софу, и Девлин послушно сделал несколько неуклюжих шагов, поддерживаемый по обеим сторонам Фредериком и его дочерью. Когда он опустился на мягкие салатные подушки, Кейт помчалась в ванную. Сквозь пульсирующий в ушах шум крови он различил плеск воды о раковину. Через несколько мгновений Кейт вернулась с полотенцем.

— Может быть, это поможет вам.-Она передала Девлину полотенце.

Полотенце было влажное и холодное, совсем не такое, как теплые пальцы, которые скользили по его руке. После этого нечаянного прикосновения она отдернула руку, как будто она больше всего боится до него дотронуться. Интересно, думал он, она от всех мужчин так шарахается?

— И кто же, по-вашему, мог прислать этих двух головорезов? — спросил Девлин, осторожно прикладывая полотенце к шишке на затылке.

Фредерик сунул руки в карманы своих брюк и нахмурился:

— Понятия не имею.

Девлин откинулся на тонкие мягкие подушки.

— Надо же, в эту небылицу о потерянном городе верите не только вы.

— Это не небылица, — сказала Кейт, упершись руками в бока.

Она выглядела как учительница, делающая выговор нерадивому ученику. Возможно, он меньше бы прогуливал уроки, если бы преподавательницы в сиротском приюте были похожи на Кэтрин Витмор.

— Кто знал о карте?

— Мы практически никому не говорили, исключая, конечно, Эдвина Мелвилла и лорда Остина Синклейра. Вы встречали обоих недавно, — Фредерик покачался на пятках, скривив губы. — Они оба читали дневник, но карту видели только мы с Кейт, они бросили один лишь взгляд.

— Вы допускаете, что Синклейр может быть замешан в…

— Лорд Синклейр не имеет ничего общего с теми, кто замышляет выкрасть каргу, — сказала Кейт. — Возможно, кто-то подслушал наши разговоры. Или, может быть, человек, который продал нам дневник, проговорился об этом каким-нибудь мошенникам.

Девлин глубоко вздохнул. Леди слишком быстро бросилась на защиту этого лорда. Насколько он помнил, Синклейр был весьма недурен собой и молод — ему было немногим более тридцати, — и был из той породы мужчин, которые могут заставить женщину, подобную Кэтрин Витмор, подумывать о венчании. Ну и пусть, это его не касалось.

— Ну ладно, предположим этот город действительно существует, но что в нем такого уж необыкновенного, — спросил Девлин, взглянув на Кейт, — что заставило кого-то пойти на такой рискованный шаг и послать этих парней сюда за картой?

— Как могу я оценить значение такого открытия? — Фредерик улыбнулся, как маленький мальчик на рождественском утреннике. — Не говоря об архитектуре, письменных свидетельствах и рисунках, которые мы могли бы найти, там могут быть поделки, возраст которых — десять тысяч лет! Такие предметы бесценны. Попробуйте представить, что вы — первый человек, обнаруживший первые пирамиды. А мы надеемся на открытие не меньшей значимости. Вы только подумайте, что нас может там ожидать, какие находки.

Девлин положил полотенце на глаза. Теплый ветер из открытых дверей донес до него запах жасмина и апельсинов, смешанный с запахом роз — ее ароматом, — оставшимся у него на коже. Он неожиданно заметил, что дышит глубже, пытаясь вдохнуть этот аромат. Только законченный идиот способен с такой теплотой думать об этой холодной как лед аристократочке.

— Полагаю, что вы, наверное, и представить себе не могли, что кто-нибудь еще заинтересуется этими древними сокровищами.

— Моего отца интересует только научный аспект этой экспедиции. Мы никогда не заботились о деньгах,

Девлин приподнял один конец полотенца, чтобы посмотреть на нее. Она выглядела так, будто какой-то тайный охранник стережет ее тело. Он никогда не встречал женщины, которая вела бы себя более сдержанно.

И тут ему вспомнилось, как она выглядела, когда говорила о потерянном юроде: все острые углы сгладились, и за надменной строгостью обнаружился чарующий проблеск женственности. Может, и стоило вернуться в ад — ради того, чтобы быть рядом с такой женщиной.

— Здесь вам оставаться опасно. — Он стащил полотенце с глаз.

— Надо попытаться найти комнату в другом отеле… Но отелей здесь не так много… — Фредерик покачал головой, как бы отбрасывая такую возможность . — Едва ли они придут снова. Пожалуй, мы можем остаться

9
{"b":"6362","o":1}