ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девлин коснулся ее щеки, легкое теплое касание отдалось эхом глубоко в ее теле.

— Я пытаюсь что-нибудь сделать, чтобы ты вернулась ко мне.

Кейт вспомнила о всем, что случилось только что. Сколько раз он рисковал жизнью, чтобы спасти… Он дарил ей любовь, не требуя награды, когда понял, что ей нечего дать ему взамен. Благодаря ему она постигла, что жизнь гораздо богаче, чем ее уединенный мирок. Она любила этого человека. Она всегда будет любить его.

Он провел пальцем по уголку ее губ.

— Скажи, что мне сделать?

— Обними меня, Девлин. — Она скользнула руками по его рукам, жар его тела проникал сквозь одежду и грел ее ладони. — Обними меня и никогда не отпускай.

— Кейт, — прошептал он, потянувшись к ней, обвивая сильными руками.

Она обняла его за шею, полностью сдаваясь власти этого мужчины, оторвавшего ее от пола, позволяя ему припасть к ней. Слезы наворачивались у нее на глаза, и она зарылась лицом в теплый изгиб шеи, вдыхая запах его кожи: сандалового дерева и мужчины.

Воспоминание о языческом боге, стоящем под солнечным светом, всплыло в ее сознании. Ей никогда не забыть той прекрасной картины, той волшебной мужской красоты. Тот образ и этот мужчина — она не расстанется с ними. Когда он снова поставил ее на пол, ее ноги дрожали.

— Моя прекрасная Кейт. Боже, я так сожалею о том, что натворил.

— Это теперь не имеет значения, — прошептала она.

Он трогал пальцами ее щеки, ловя слезинки, которые она не могла остановить. Он поцеловал ее, нежное прикосновение крепких губ возбудило в ней желание ощутить сполна все, что он мог дать ей.

— Выходи за меня, — шепнул он. — Завтра.

— Нет.

Она улыбнулась, видя, как изменилось его лицо, на нем было написано разочарование и смущение.

— Кейт, я думал, ты…

Она прижала указательный палец к его губам.

— Если ты не возражаешь, я бы хотела устроить свадьбу в древнем Аваллоне. Я хочу, чтобы там были твои родители, мой отец, Остин и твоя сестра, Барнаби, пусть все увидят, что все наши мечты стали реальностью.

Он улыбнулся, его губы изогнулись под ее пальцами. Он обвил рукой ее запястье и оторвал ее руку от своих губ, прижимая ее раскрытую ладонь к своему сердцу

— Мы уедем туда завтрашним утром.

Кейт чувствовала частое сердцебиение своей ладонью.

— Думаю, тебе хочется услышать мое признание в любви.

— Это было бы замечательно.

Она потянула один конец черного шелкового галстука, развязывая его. Он был слишком затянут, слишком цивилизованный вид для Девлина.

— А ты поверишь мне на этот раз, мистер Маккейн? Он наклонился и поцеловал кончик ее носа.

— Испытай меня.

— Я люблю тебя, Девлин.

Он закрыл глаза, глубоко вздохнув. В этом звуке было столько чувства, что она задрожала. Он всю жизнь был один, искал дом, искал то место, где он будет чувствовать себя спокойно. Он познал страдания и унижения. Он выстоял, сильный и гордый. И все же … и все же был так легко раним, впрочем, в этом они с ним очень похожи.

— Ты веришь мне теперь? — Она потянула за пуговицу на его сорочке.

— Я не знаю. — Он посмотрел на нее, в его серебряно-голубом взгляде отражалась вся его любовь — Возможно, мне необходимо услышать от тебя эти слова много-много раз, прежде чем я поверю, что ты любишь меня.

— Ну в таком случае я буду говорить тебе их каждое утро, каждый вечер. — Она уткнулась носом в чарующие черные завитки на золотистой коже, выглядывавшей из-под полураскрытой сорочки — Я люблю тебя, Девлин.

Он провел руками по волосам на ее висках, причесывая золотые пряди пальцами.

— Я люблю твой запах, твое тепло. Я обожаю твой голос, люблю, когда ты касаешься меня Я люблю твою силу, твою храбрость. И я люблю того страдающего маленького мальчика, которого ты скрываешь внутри. — Она дотронулась до него кончиком языка, улыбаясь, когда почувствовала, что он весь напрягся от ее прикосновения. — Я хочу быть с тобой, Девлин. Сейчас. Завтра. Навсегда.

Он обнял ее, прижимая ближе к сердцу.

— Навсегда.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

Аваллон снова был скрыт от мира. У основания горы, у входа в пещеру, был установлен камень, закрывающий проход, не позволяя проникнуть непрошеным гостям. Утренний свет расстилался над краем узкого ущелья около древнего входа, согревая сочный сад внизу, проникая в небольшое отверстие покрытой банановыми листьями хижины.

Кейт перевернулась, когда солнце ласково тронуло ее лицо. Она почуяла сладкий аромат, который оторвал ее ото сна.

Орхидеи. Красные, белые, розовые, цветы были разбросаны по голубой шелковой простыне; они покрывали голубое хлопковое одеяло, запутавшееся вокруг ее бедер.

— Значит, он понял все-таки, — прошептала она, прижимая нежный белый цветок к своей щеке.

Вчера, после свадебной церемонии, Девлин недоуменно поднял одну черную бровь, когда она сказала о своем пожелании относительно медового месяца, но согласился. И теперь она знала, что он понял, почему ей было необходимо быть здесь, так близко от того, что раньше было тайной, в месте, похожем на то, где она впервые познала блаженство в его объятиях.

Здесь не было никого из Аваллона. Они были одни в этом маленьком раю, единственным укрытием им служила покрытая банановыми листьями хижина, которую соорудил Девлин, наполненный воздухом матрас и постельные принадлежности, на которых настояла Брайана — вот все, что осталось у них от цивилизованного мира, от комфорта. Не считая того комфорта и наслаждения, которые они находили в объятиях друг друга.

Она дотронулась рукой до подушки Девлина, ладонь наткнулась на холодный шелк. Где же ее муж?

Они были здесь в безопасности, была уверена она, сгребая одеяло, вдалеке от ван Хорна. Этот дьявол все же убежал от них в Лондоне.

Остин покинул Аваллон через несколько часов после церемонии, направляясь в Нью-Йорк в надежде, что сестра ван Хорна поможет вывести их на него. Кейт молилась, чтобы с Остином ничего не случилось. Она понимала, что только из-за нее Девлин не поехал с братом. Она вышла из тенистой хижины на свет утра. Солнце заплясало по ее обнаженному телу, тронув кончики сосков.

Воздух был полон ароматом орхидей и бодрящим запахом мха и папоротников, оставляя резкий привкус на языке. Заглушая мягкие журчащие звуки воды, спадающей белым каскадом с горы в небольшое озеро, высоко на деревьях верещали птицы, как бы возвещая свою радость по случаю прекрасного утра. И в самом центре этого пышного рая, в озере, стоял Девлин под струей водопада.

Золотой свет отражался в воде, скользил по его плечам, спине; солнце и вода слились в своем желании омыть тело этого древнего принца. Наблюдая за ним, зная, что теперь они соединены навечно, она чувствовала ликование в теле и в душе — такого она еще не испытывала. И все-таки за радостью и наслаждением оставался какой-то страх, ледяной, отвратительный, как ископаемые окаменелости, страх за свое будущее. Вот уж не думала, что она может так за него бояться.

Она отбросила свои страхи. Не стоит сейчас думать об этом, решила она, засовывая белую орхидею в волосы. Она не будет думать ни о чем, она будет радоваться настоящему.

Девлин видел, как подошла Кейт. Она пришла к нему, его солнечная богиня. Густые волосы спадали на обнаженные плечи, доходя до бедер, блестя на солнце, как чистое золото. Сквозь колышащуюся пелену ее волос он узрел некоторые части, которые его особенно волновали, розовые соски, устремленные на него, гладкий изгиб живота, влекущий его. Несмотря на холодные струи, льющиеся по телу, он ощутил, как вскипает его кровь.

Когда она приблизилась, он подошел к берегу. Вода стекала между его бедер, струясь, как шелк.

— Доброе утро, профессор.

— Доброе утро, мистер Маккейн. — Она откинула волосы за плечи, эту золотую завесу.

Он не мог оторваться от нее и жадно следил, как солнце ласкает золотыми пальцами бледные холмики грудей и округлые манящие бедра. Глубоко внутри его живота желание свернулось в тугой кулак, который начал барабанить в едином ритме с сердцем.

92
{"b":"6362","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тео – театральный капитан
Ликвидатор. Темный пульсар
Про глазки. Как помочь ребенку видеть мир без очков
Черный кандидат
Счет
Дневник «Эпик Фейл». Куда это годится?!
Дама с жвачкой
О чем говорят бестселлеры. Как всё устроено в книжном мире
О рыцарях и лжецах