ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как вы думаете, я могу присоединиться к вам?

— Да, думаю, это возможно. — Он подошел к ней, положив руки на ее узкую талию. Он взял ее на руки и отнес в воду, где крепко обнял, его ноги касались ее, вода бурлила вокруг его тела, накатывая на ее талию.

Она обвила руками его плечи, касаясь его груди своими пышными горячими холмиками.

— Мне сказали в Пара, что вы лучший, кто мог бы провести меня через джунгли.

Вода, спадающая с горы, ударялась сначала о его плечи, потом стекала на ее грудь. Ее соски откликались на холодную ласку, свертываясь под струей в розовые бутоны. Его тело тоже распалялось, кровь бурлила, распространяя жар по всему телу.

— Ну что, взялись бы вы за такую работу?

— Ну разве что мне по совести за это заплатят. Кейт передернула бедрами, тронув своим мягким животом его вздымающуюся плоть. Девлин неровно дышал, вдыхая тонкий запах влажной орхидеи, торчащей в ее волосах, и запах роз, распространяющийся от ее тела.

— Я могу предложить поцелуй. — Она дотронулась до его губ. Дразня его, она проводила кончиком языка между его губами, касалась его языка, и уходила, и так снова. Когда она отклонилась назад, он уже был на последней стадии.

Она улыбнулась, ее шаловливые губы покраснели от поцелуя.

— Так что вы скажете?

— Это, конечно, прекрасно. Но я рискую жизнью, мисс Витмор. — Он потянул ее за собой к широкому, плоскому камню, скрытому за водопадом. Нащупав камень, он опустился на него, вода стекала ему на грудь. Самая мощная струя водопада ударялась о близлежащие камни; маленький ручеек, оторвавшийся от основного русла, протекал по камням над их головами, окутывая их мягкой дымкой и золотистыми брызгами. Он усадил ее себе на колени так, чтобы она обхватила его бедрами.

— Это очень важно для меня, мистер Маккейн. Я заплачу любую цену.

— Любую? — Он прижался губами к нежной впадине около ключицы, провел языком по влажной коже, вкушая дивный коктейль — тепло женской кожи и прохладу родниковой воды.

Она склонила голову, ее волосы упали ему на грудь.

— Любую.

Девлин зарычал, опаленный неудержимым вожделением. Он готов был проглотить ее, он жаждал ее плоти, он хотел раствориться в ней… Его кровь кипела, пульсируя от непереносимой жажды, которая становилась все мучительнее, все слаще, вожделение возрастало, как росла его любовь.

— Моя Эдайна. — Обнимая ее за талию, он приподнял ее. Она изогнулась в ответ, как ласковый котенок, подставляя ему свои груди. И он принял ее дар, зажав один розовый бутон зубами, осторожно покусывая, облизывая, посасывая его, втягивая его глубже в рот, что заставляло ее стонать и всхлипывать.

Она сжала его плечи, вода падала мягко на ее руки, отбрасывая брызги на его теплые щеки. Из глубин ее горла раздался недовольный стон, когда он покинул ее набухший сосок и подставил его под холодную струю воды, но только затем, чтобы приняться за другой. И в себе самом он дразнил дикого зверя, который впивался стальными когтями в пах.

— Девлин. — В этом слове была знойная просьба удовлетворить ее желание. Она уронила руки в воду, нашла его, ее нежные пальцы обхватили пульсирующую плоть, направляя его в себя.

Он обхватил се напрягшиеся округлые ягодицы и прижал ее сильнее, мокрые завитки скользили по его плоти, готовой взорваться от желания.

— Сладкая соблазнительница, — прошептал он, скользнув в мягкое теплое лоно.

— Неотразимый дикарь. — Кончиком языка она ласкала его нижнюю губу, дразня, отступая, вовлекая его в свою игру.

Он завладел ее ртом в страстном поцелуе, проникнув языком сквозь губы, заполняя ее своей страстью, затем сделал толчок бедрами, овладевая ею жарко и властно. Каждая близость с этой женщиной была ему внове, неизменно его удивляя, каждое их соитие заставляло его увериться в том, что его мечты действительно осуществятся.

Она сжала его крепче, обвив его руками и ногами, внутри нее все трепетало. Вода, мягкая и сладкая, как весенний дождь, омывала их, пока они совершали свой древний танец: мужчина, втекающий в женщину, женщина, принимающая мужчину. Их тела гладко скользили, каждый нерв ожил.

Слабые крики исходили из ее раскрытых губ, лаская слух ее возлюбленного. Она провела руками по его плечам и запустила пальцы в его волосы, схватив его с дикой нежностью, как будто боялась, что кто-то или что-то способно разлучить их. Он любил ее каждой клеточкой своего тела, которое говорило: ничто не в силах разъединить их.

Он чувствовал пик женского наслаждения, пульсацию ее плоти внутри, которая сжала его, увлекая в пропасть оргазма. Вместе они покинули этот мир, паря в таинственных мирах, открытых только им двоим…

Он прижал ее к груди, скрестив руки за ее спиной, чувствуя каждый слабый трепет, пока ее тело успокаивалось, Ее бедра стали мягкими и заерзали по его ногам, ее груди перестали часто вздыматься и опускаться, дыхание стало ровнее, согревая его плечо. Сквозь густой туман удовольствия, зависший над их чувствами, он ощутил ее губы, тронувшие его под ухом, ее язык лизнул кожу.

— Ну так что вы скажете, мистер Маккейн? Вы будете меня сопровождать?

Он улыбнулся.

— Куда угодно.

Она положила голову на его плечо, один влажный завиток упал через ее плечо, завернувшись вокруг ее груди.

— Сейчас, когда мы сидим тут с тобой, я верю, что мы единственные люди на всей земле.

— Мне нужна только ты. — Он вынул орхидею из ее волос и провел лепестками по ее щеке. — Моя искусительница.

Если бы он не держал ее так близко к себе, если бы он не оставался еще глубоко внутри ее чрева, он бы не заметил, как слегка дрогнули ее мышцы.

— Что с тобой, любимая?

Она покачала головой.

— Ничего.

— У меня есть забавная мысль по поводу замужества. — Он положил руку ей под подбородок и поднял ее голову, заглянув ей в глаза. — Я думаю, что муж и жена должны быть честными друг с другом.

Она поколебалась мгновение, потом заговорила, запинаясь.

— Я люблю тебя так сильно, что это пугает меня.

— Я понимаю, что причинил тебе боль однажды, Кейт, я клянусь…

— Нет, не в этом дело. — Она обняла его щеку своей ладонью. — Это… я… я не знаю, как мне вести себя, я не умею быть женой.

Он улыбнулся.

— Мне кажется, ты прекрасно справляешься с этой ролью.

Она покачала головой.

— Это лишь маленькая часть. Это легко, когда я с тобой. Но остальное… Мы никогда не говорили о будущем.

— Да, не говорили. Давай посмотрим, что нам стоит обсудить?

Она закусила губу.

— А что обсуждают обычно мужья и жены? Мужья и жены. Что он знал о мужьях и женах?

— Думаю, нам надо научиться жить вместе.

— И с чего же начнем?

— Ну… — Он провел орхидеей по ее щеке, ловя блестящие капельки бархатными лепестками. — Ты хочешь детей?

Она опустила глаза, улыбнувшись.

— Да, думаю, я бы хотела иметь от тебя детей.

— Ну что ж, по этому пункту у нас нет разногласий.

— Я археолог, Девлин. Я раньше думала, что буду путешествовать всю жизнь. А теперь… Я хочу стать хорошей женой, в самом деле. Я хочу сделать тебя счастливым. Просто я боюсь. Боюсь, что не справлюсь с этим. Я не имею понятия о том, как содержать дом.

— Всю свою жизнь я искал что-то. Назови это домом, если хочешь. — Он водил орхидеей по ее плечу, лепестки мягко скользили по влажной коже. — Но дом это не просто место. Это ощущение мира, покоя. Это значит, что рядом с тобой человек, который любит тебя и которого любишь ты. И я нашел это, тебя, Кейт.

— Знаешь, когда ты говоришь такие вещи, ты полностью выводишь меня из равновесия. — Она застенчиво улыбнулась, глаза цвета летнего неба засверкали. — А моя работа? Я хотела поехать в Египет. Конечно, мы с отцом решили это до того, как попали в Аваллон. Все же временами я думаю об этом. Конечно, если ты не хочешь…

— Мне бы хотелось заняться с тобой любовью под египетской луной. — Он поцеловал кончик ее носа. — Подумай, как это заманчиво, профессор.

— Я попытаюсь стать такой, какой ты захочешь. — Она погладила его нижнюю губу кончиком пальца. — Я боюсь только, что у меня не получится и я вообще стану ничем.

93
{"b":"6362","o":1}