ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Радзіва «Прудок»
Моя гениальная подруга
Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить
Белая ворона
Женщины Силы
Лидер без титула. Современная притча о настоящем успехе в жизни и в бизнесе
Снежная Золушка
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Как разговаривать с подростком о вечных истинах

========== Социальный эксперимент ==========

Оливия, ворча на неудобные туфли и постоянно взмывающее от любого порыва ветра платье, поднималась по ступенькам собственного дома с единственным желанием тишины и покоя. На работе завал, который всеми своими усилиями намекал ей, что пора бы уже сменить место работы на что-то более спокойное, но ее природная вредность и упрямство действовали во вред, скорее всего, ей самой. Открыв дверь ключом, девушка с раздражением захлопнула ее за своей спиной.

— Я дома, жестянка, — крикнула она в пустоту дома, с удовольствием скидывая туфли у порога. — Эй, есть кто? Жестянка, ты где?

— Мое имя Коннор. — Из ванной комнаты вышел высокий мужчина с идеально уложенными шоколадными волосами, как всегда, в идеальном, «с иголочки», костюме, который на данной особи смотрелся не то превосходно, не то гиперсексуально.

— А мое Оливия. Приятно познакомиться, процессор на ножках, — пробурчала Оливия, шагая босыми ногами по холодному полу. — Как же меня достала эта работа. Я так устала. Мой организм требует горячей ванны, хорошо прожаренного стейка и тщательного массажа моих ступней, икр, бедер и всего, что только можно.

Коннор, которого она так справедливо называла «жестянкой», смиренно стоял у дверей ванной комнаты, смотрел на нее ничего не выражающим взглядом свысока, и только изредка одергивал манжеты серого пиджака с неоновой синей окантовкой на кожаном воротнике и рукавах. Узкий галстук, больше смахивающий на некое подобие змеиной кожи, всегда белоснежная идеальная рубашка, заправленная в темные джинсы, напоминающие деловые брюки. Идеальный, как ни крути.

— Ванна набрана, мясо в духовке, — отрапортовал он хорошо поставленным голосом, который так или иначе хотелось слушать вечно.

— О боги, ты великолепен, жестянка, — с чувством выдала Оливия, проходя мимо него в ванну и слегка отталкивая его от дверей.

— Мое имя Коннор.

— А мое Оливия. Приятно познакомиться, процессор на ножках, — сказала она прежде, чем захлопнуть дверь.

Коннор был новомодным андроидом, прототипом андроида-детектива, созданным специально для облегчения задачи полицейским, и пока что единственным в своем роде. А Оливия была рядовым журналистом, одной из первых, кто узнал о данном типе андроида и единственной, кто согласился провести некое подобие социального эксперимента и поселить его у себя, так как у остальных ее коллег уже были те или иные андроиды, предназначенные для разнообразной деятельности.

И вот теперь ей приходилось иметь дело с невероятно красивым, до ужаса правильным и не менее вредным роботом. Который тем не менее прекрасно справлялся со многими обязанностями, которые должны выполнять совершенно другие андроиды, чем, несомненно, оплачивал свое нахождение в ее доме. И скрашивал ее постоянное одиночество. Сама Оливия считала, что действительно слишком заглядывается на андроида, позволяя себе несвойственные ей мысли относительно него, и все это от недостатка мужского пола в ее окружении.

Не то, чтобы не кружились вокруг юной красавицы толпы поклонников, но всех она считала… странными. Годы идут, а мужчины не меняются, многим нужно только одно, а с появлением андроидов каждый пытается урвать себе свежую одиночку. Или попросту многие подсаживаются на «красный лед», синтетический наркотик, который в последнее время просто заполонил город, создавая вокруг себя ужасную шумиху. Но именно с этим и должен разбираться живущий в ее доме андроид с большими карими глазами и идеальным вкусом в одежде. Пусть из одежды у него только его деловой костюм, безукоризненно сидевший на его не слишком накаченном, но безумно сексуальном теле.

Оливия одернула себя, в который раз напоминая, что Коннор всего лишь андроид, жестяная банка, в которую напихано куча всего, что может быть полезно только в ходе расследования особо тяжких преступлений, но нет ничего живого и человеческого. С тяжелым вздохом девушка вылезла из ванны и завернулась в полотенце, не утруждая себя переодеванием в привычную домашнюю одежду. Коннор не человек и ему плевать на ее внешний вид. Поэтому она и вышла из ванной в одном лишь полотенце.

Коннор стоял у кухонного стола, аккуратно, с присущей ему педантичностью раскладывал столовые приборы для одной персоны. Оливия застыла в дверях, хмуро глядя на небольшой круглый диод на правом виске мужчины, светящийся мирным голубоватым светом. Она еще не совсем разобралась во всей этой андроидской фигне, раньше она не заводила ничего сложнее тостера. Коннор, наконец, заметил ее, улыбнулся краешком своих синтетических губ и взмахом руки пригласил к столу.

Хотя понятие «синтетика» к нему вообще была не применима. Андроид версии «RK800» во всем был подобен человеку, в том числе и в создание всяческих человеческих имитаций, типа дыхания или тактильных восприятий. Когда только Коннор впервые появился в ее доме, она весь вечер провела в ковыряниях в нем, если можно было так назвать ее нездоровое желание изучить его всего собственными руками. Так что кожа у него была абсолютно идентичной человеческой, губы мягкие и теплые, даже волосы не отличались от настоящих, хотя андроид и утверждал, что, ради его создания, не пострадал ни один человек.

К чему до сих пор не могла привыкнуть Оливия, так это к тому, что андроиду не были знакомы обычные человеческие потребности в виде сна, жажды, голода, холода и так далее. Поначалу ее очень напрягало, когда она вставала посреди ночи и находила Коннора сидящим в гостиной и смотрящим в одну точку. Поэтому она и стала заставлять его укладываться в постель и имитировать сон, ведь все андроиды созданы и создаются для полного подчинения человеку, какими бы безумными и абсурдными не были приказы мешка с костями.

Оливия проигнорировала приглашение Коннора к столу, вместо этого она подошла к нему, резко сдернула с него пиджак, развязала галстук, кинула неаккуратным жестом на спинку стула и расстегнула несколько пуговиц на рубашке. Мужчина не сопротивлялся, но смотрел на нее сверху вниз, слегка нахмурившись так, что между идеальных прямых бровей появилась складка. Отступив на шаг назад, Оливия с интересом оглядела андроида с ног до головы и, удовлетворенно кивнув, села на свой стул.

— Ну, чего стоишь, как истукан? — спросила она, принимаясь за мясо. — И возьми ты себе чай, не раздражай меня.

Коннор послушно повернулся к шкафу и налил в чашку чай, сел за стол сбоку от девушки. Оливия прекрасно понимала, что андроиду это не требовалось, но ее раздражало его молчаливое присутствие в то время, как она ужинала.

— Зачем ты это сделала? — спросил андроид, сжимая чашку обеими руками.

Как всегда, он сидел невыносимо прямо, как прилежный школьник, беспрекословно слушающий своего учителя, однако расстегнутая рубашка хоть немного отводила взгляд от всей этой идеальности.

— Что именно? — Оливия приподняла брови.

— Сняла с меня пиджак и галстук, — уточнил Коннор, глядя на нее своими пронзительными карими стекляшками.

Оливия продолжила жевать, растягивая время до ответа.

— Потому что этого официоза мне и на работе хватает, — едва не выругавшись, сказала она. — Приходя домой, я хочу оказываться дома, а не… в полицейском участке. — Оливия скептическим взглядом окинула пиджак Коннора. — Доступно объяснила?

Коннор завис на несколько секунд, пока его диод переливался между красным и желтым, после чего он поднял на нее взгляд и кивнул, слегка улыбнувшись. Оливия едва не застонала. Поваром Коннор был отменным, хотя и сказал, что это не было заложено в его программе, просто он всего лишь скачал несколько десятков кулинарных книг. Хоть что-то этот бесчувственный робот, созданный угождать своим хозяевам, умел делать идеально не раздражающим.

— Как продвигается твоя работа в участке? — поинтересовалась Оливия, скорее для того, чтобы нарушить тишину, а не потому, что ей было действительно интересно.

— Это… — андроид подвис в поисках нужного слова, — увлекательно. Лейтенант Андерсон очень проницателен и имеет серьезные причины ненавидеть меня, но мы почти сработались. Я все еще пытаюсь найти к нему оптимальный подход. Я подружился с его псом. — Если бы эмоции андроида не были наиграны, Оливия могла бы решить, что Коннор доволен собой.

1
{"b":"636359","o":1}