ЛитМир - Электронная Библиотека

Тори с удовольствием смотрела на крепкие мужские руки, сжимавшие поводья. И вдруг ей стало жарко: скоро она увидит все-все…

Сердце бешено заколотилось, почти заглушив стук копыт по мостовой. Чтобы как-то отвлечься от неприличных мыслей, Тори заговорила:

– Похоже, вы не собираетесь говорить мне, куда мы направляемся? – Голос прозвучал тем холоднее, чем жарче горел огонь в ее крови.

– Скоро узнаете.

Разговора не получилось. Тори сердито уставилась на поводья, которые Кинкейд держал в руках. Они лежали на его коленях расслабленно и беззаботно – словно он сидел дома в кресле… Ноги, обтянутые серыми брюками, были совсем рядом. Наверное, это приятно – провести рукой по его телу, чтобы ощутить, какой он сильный и как горяча его кожа… Тори вздрогнула и постаралась придать мыслям более пристойное направление. Но тут возник новый вопрос. А чего, собственно, Кинкейд ждет от нее? Она всегда отличалась живым воображением, и сейчас это очень ей мешало. Ее сердце вдруг начало пульсировать не в груди, а где-то намного ниже… Тори испугалась – нет, она не готова, она не может! Но какая-то часть ее естества набирала силу, ощущая приближение того, о чем столько лет она боялась даже думать. Тори взглянула на небо. Звезды сияли, как драгоценные камни. Так же было и восемь лет назад, когда она сидела в другом экипаже и с другим мужчиной. Тот человек был нетерпелив и жадно тянулся к ее груди, а потом стал ласкать ее всю горячими руками. Но она тогда испугалась, смутилась и залепила ему пощечину. Тори никогда не забудет, как на его красивом лице промелькнули удивление, уязвленная гордость и, наконец, отвращение. Она любила его, да, любила, но когда Чарлз захотел сделать ее женщиной, она не смогла… Тори знала Чарлза Ратледжа всю свою жизнь и лет с двенадцати пребывала в счастливой уверенности, что когда-нибудь станет его женой. Она любила его. И все же не смогла ответить на его желание. Каждый раз как он приближался к ней, Тори сковывал страх. Ей хотелось закричать, убежать и спрятаться. Очень странно, но ей никогда не хотелось убежать от Кинкейда. Тори поняла, что в этот раз опасность таится не в отсутствии чувств, а в том, что они слишком сильны и она может потерять голову… Она помнила боль той измены. Но теперь все будет по-другому. Эти отношения с самого начала обречены на недолговечность, поэтому Тори спрячет поглубже свои мечты и чувства и не позволит, чтобы Кинкейд разбил ее сердце. Кинкейд остановил экипаж у одного из причалов, рядом с которым лениво покачивался на волнах корабль. Три его мачты гордо возносились в предрассветное небо. Это определенно была прогулочная яхта, но по размерам судно не уступало настоящему клиперу.

– Зачем мы здесь? – спросила Тори, когда Спенс спрыгнул на землю.

– Мы отправляемся в небольшое путешествие, – ответил он, даже не взглянув на нее.

– Путешествие?

Тори испугалась. Она снова подумала, что ничего не знает об этом человеке. А правда ли, что он действует с ведома ее отца? А если нет? Вдруг он вовсе не собирается на ней жениться? Кинкейд протянул ей руку, но она в страхе отпрянула от него.

– Я думала, мы собираемся пожениться, – пролепетала она.

– Похоже, вы мне не доверяете. – Он обиженно смотрел в ее испуганные глаза.

– Я не знаю, что у вас на уме, мистер Кинкейд, но я…

– В чем дело? – Он усмехнулся. – Вы решили, что я хочу вас похитить?

– А каковы ваши истинные намерения?

– Исключительно честные и серьезные.

Тори оглядела причал. Там не было ни одной живой души. Зато на яхте несколько человек с любопытством смотрели на них, перевесившись через поручни. Это, несомненно, были люди Кинкейда.

– В любом случае сейчас вы выйдете из экипажа и последуете за мной. – Спенсер не двигался, но тон его не допускал возражений.

– Я… я не позволю обращаться со мной подобным образом!

– Через плечо, как мешок, или на руках, как принцесса. Выбирайте.

– Нет! – Тори гордо вскинула подбородок, скользнула по сиденью и вышла из экипажа с другой стороны.

Камни причала, на которые она ступила босыми ногами, оказались ледяными и острыми. Но она сдержала крик боли, выпрямила спину, как учила ее мать, и побрела к трапу.

– Вы удивительно упрямы, – хмыкнул Спенс, предлагая ей руку. Но Тори расслышала уважение в его голосе и улыбнулась.

– Посмотрели бы вы на меня, когда я действительно заупрямлюсь.

– Что-то мне подсказывает, что я очень скоро смогу насладиться этим увлекательным зрелищем.

Когда они поднялись на палубу, к ним подошел плотный светловолосый человек:

– Добрый вечер, мистер Кинкейд. А это, должно быть, мисс Грейнджер?

Тори поплотнее запахнула пиджак Кинкейда, страстно желая оказаться подальше от всех этих любопытных глаз.

– Капитан Амос Харли, позвольте представить вам мою невесту – мисс Викторию Грейнджер, – церемонно произнес Спенс.

– Мисс Грейнджер, – капитан протянул ей руку, – мы вас ждали.

Тори пожала твердую ладонь. Рука его была теплой, а пожатие искренним.

– Все готово, мистер Кинкейд, – обратился капитан к хозяину. – Следуйте за мной.

Ветер раздувал полы пиджака. Он доходил Тори до колен, но ей все равно казалось, что она голая. Хорошо, что еще не рассвело, – темнота служила хоть какой-то защитой.

– Почему вы не позволили мне одеться? – шепотом спросила она Кинкейда, шагая рядом с ним по палубе.

– К чему тратить время? – усмехнулся Спенс двусмысленно.

Щеки Тори вспыхнули. Но самое ужасное, где-то внутри ее тоже прокатилась жаркая волна. Это наверняка от возмущения, торопливо заверила себя Тори, не в силах поверить в предательство собственного тела.

Капитан Харли отдавал приказы команде, пока они поднимались на верхнюю палубу. Над их головами захлопали паруса.

– Мистер Кинкейд, – решительно заявила Тори, – я никуда с вами не поеду, пока мы не вступим в законный брак.

– Ну что ж, в таком случае не будем откладывать, – пожал плечами Спенс.

Она стояли уже у входа в кают-компанию. Кинкейд открыл дверь, и Тори увидела множество цветов в серебряных вазах. Между ними оставался проход, устеленный белым ковром, и на этом ковре стоял капитан Харли в парадном темно-синем кителе. В руках он держал открытую Библию. Воздух был наполнен нежным ароматом белых роз и изысканных гардений.

– Прошу вас. – Кинкейд предложил Тори руку.

Она застыла, ощущая босыми ногами теплый ворс ковра. Всю жизнь она, как любая девочка, мечтала о самой красивой на свете свадьбе, но не могла даже представить себе, что будет выходить замуж в ночной рубашке и мужском пиджаке.

– Мисс Грейнджер, вы не передумали?

– Ах, если бы я могла!.. – простонала Тори и оперлась на руку Кинкейда.

Глава 11

– Можете поцеловать новобрачную.

Тори плохо слышала слова капитана – от волнения у нее шумело в ушах. Но теперь, похоже, все позади. Или нет – все только начинается.

В следующий миг дыхание Спенса – теплое и свежее, словно он пил чай с мятой, коснулось ее щеки. Губы прижались к ее губам – нежным, ласковым поцелуем, от которого зашлось сердце. Когда Спенсер отпустил ее, ноги у Тори дрожали, а в душе царило смятение.

Капитан и моряки, выступавшие в роли свидетелей, поздравили новобрачных. Кинкейд подхватил жену на руки и под приветственные крики экипажа отнес в каюту. Там он опустил ее на пол и поклонился.

– Добро пожаловать, миссис Кинкейд.

Тори осмотрелась. Каюта утопала в красных розах. Они стояли в вазах на столе, на полу, вдоль стен. Но и это не все – вся каюта была выдержана во всевозможных оттенках красного цвета – кроваво-красные цветы, стулья и диван, обтянутые темно-красным бархатом, бордовые занавески на окнах.

Тори смущенно покосилась на огромную кровать у противоположной стены. Темно-вишневое покрывало было откинуто, под ним тускло блестели черные шелковые простыни. «Боже, да он, наверное, считает меня женщиной легкого поведения!» – возмутилась она. Повернувшись к Кинкейду, чтобы высказать свое недовольство, она увидела, что он снял галстук и теперь расстегивает рубашку.

24
{"b":"6364","o":1}