ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дама сердца
Гениально! Инструменты решения креативных задач
Война
Лагом. Ничего лишнего. Как избавиться от всего, что мешает, и стать счастливым. Детокс жизни по-шведски
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Уэйн Гретцки. 99. Автобиография
Земля лишних. Побег
Квартира. Карьера. И три кавалера
Как победить злодея

– В Мексику. – Спенс обернулся через плечо. – У Алана есть дом на побережье – я бывал там несколько раз… Впрочем, довольно давно.

Видеть, как губка скользит по его широкой груди, было еще хуже, и Тори, опустив глаза, принялась разглаживать руками складку на одеяле.

– А сколько мы там пробудем?

– Недолго. Несколько дней – у меня остались неоконченные дела в Сан-Франциско.

Теперь губка путешествовала по плоскому животу, и Тори обнаружила, что не способна ни о чем думать. Так хотелось прижаться к нему, ну хотя бы просто прикоснуться, и чтобы он опять поцеловал ее – как вчера… И тогда она снова поведет себя глупо, и это будет так унизительно!

– У меня нет одежды. Что мне делать?

Спенс прополоскал губку и стер с тела мыльную пену.

– У меня есть предложение, даже несколько, но, боюсь, вы не будете в восторге.

– Вы хотите, чтобы все эти дни я провела в ночной рубашке? – Тори покраснела.

Он повернулся к ней, растирая кожу полотенцем, и ухмыльнулся чуть злорадно:

– Вы можете в любой момент ее снять.

– В отличие от вас я не привыкла разгуливать в столь неприличном виде.

– Я сомневаюсь, что увижу что-то, чего не видел раньше.

– Вы невозможны! – Тори, покраснев, закуталась в простыню.

– Невозможен? Глупости! Я как раз тот человек, который верит, что все возможно, – нужно просто очень сильно захотеть.

Завернувшись поплотнее в черный шелк, Тори слезла с кровати и отправилась на поиски хоть какого-нибудь платья.

– Неужели вы не можете вести себя, как подобает джентльмену? – раздраженно бросила она.

– Всему свое время.

Сундук в изножье кровати был пуст. Она с грохотом захлопнула крышку и подошла к шкафу. Нетерпеливо перебрала рубашки, брюки и пиджаки. На нижней полке выстроились в ряд мужские ботинки и… коробка, завернутая в серебряную бумагу. Тори смотрела на нее, и ее вновь одолело любопытство.

– Думаю, теперь вы можете принять мой подарок, – проговорил Спенс.

– Я предпочла бы что-нибудь из одежды. – Тори оглянулась вокруг.

– Держите. – Кинкейд снял с вешалки и протянул ей одну из белоснежных рубашек. – Вполне подойдет.

– О да, особенно для посещения кают-компании и обеда за капитанским столом, – язвительно отозвалась Тори. Она вытащила из шкафа серые брюки и вместе с рубашкой вручила их Спенсу: – Возьмите. Хоть один из нас будет прилично одет.

– А я-то думал, что мой наряд как нельзя лучше подходит для медового месяца.

Он поцеловал Тори в изгиб нежной шейки, но она недовольно дернула плечом и отстранилась, негодующе заметив:

– Сейчас утро!

– Мне нравится делать это утром, днем и вечером. – Каждая часть суток была отмечена новым поцелуем.

– Это неприлично.

Тори повернулась к мужу, чтобы заставить его прекратить эту недостойную игру. Но так было даже хуже – теперь они стояли почти вплотную, и она чувствовала тепло его тела, такого сильного, притягательного, такого желанного…

– Все, что доставляет мужу и жене удовольствие, прилично, – наставительно заметил Спенс.

Запах… Он пахнет так странно – восковник и специи и что-то еще… Должно быть, так пахнут молодые мужчины… Этот запах проникал в нее, щекоча ноздри, и непонятно почему вызывал волнение в груди. И не только в груди. Тори была не готова бороться с его магнетизмом и своими ощущениями. Наклонившись, Кинкейд проложил дорожку из поцелуев от теплой щечки до нежной раковины девичьего ушка. Когда он принялся ласкать языком и покусывать чувствительную мочку, у Тори перехватило дыхание. Не замечая, что делает, она положила ладонь на его грудь.

– Ты прекрасна, – прошептал Спенс. – Знаешь, не всякая женщина может позволить себе показаться мужчине при утреннем свете – только настоящая красавица, как ты.

Тори чувствовала: еще немного – и она не совладает с собой и упадет в его объятия. О, это будет прекрасно – полет вдвоем через все наслаждения… Но потом! Потом она рухнет вниз, прямо на камни, о которые неминуемо разобьется ее бедное сердце.

Отвернувшись, она пробормотала:

– Полагаю, вы можете считаться экспертом – наверняка вы просыпались рядом со многими женщинами.

– С несколькими. – Он вновь потянулся к ней. – Но ни одна из них не была столь же прекрасна.

Тори трепетала от нежного прикосновения и ласковых слов. Сколько женщин он уже очаровал этой ложью? Как легко поверить любым словам, если их произносят таким чарующим голосом с замечательно тягучим техасским акцентом.

– Мне не нужны ваши комплименты, мистер Кинкейд. – Тори отодвинулась в сторону. – Приберегите их для следующей жертвы.

– Ах вот оно что! – Взяв за подбородок, Спенс заставил ее посмотреть ему в глаза. – Значит, вы считаете, что все это лишь красивые слова, пустые фразы, с помощью которых я соблазняю невинных жертв?

– Отпустите меня! Это не игра, мистер Кинкейд!

– Я рад, что вы это понимаете! – Глаза его сверкали.

Его пламенные поцелуи заставили ее забыться на мгновение, возжелать – чего? Принять участие в игре, которая велась не по ее правилам? Она неизбежно проиграет, а ставки слишком высоки…

– Если вы настаиваете на том, чтобы сделать это сейчас, я не буду возражать. Но я очень прошу вас – перестаньте целовать меня.

– Вам это не нравится? – Пораженный холодным тоном. Спенс резко отдернул голову и внимательно посмотрел ей в глаза. Слишком внимательно, она не сможет утаить, спрятать… – Или все-таки нравится?

– Мистер Кинкейд, я просто пытаюсь смотреть на вещи реально.

– То есть вы хотите, чтобы я все время помнил, ради чего вы здесь и почему согласились раздвинуть свои лилейно-белые ножки перед таким варваром, как я?

– Неужели вам нравится быть столь вульгарным?

– Неужели вам нравится быть столь занудно-высоконравственной?

Отвернувшись, Спенс пошел к туалетному столику. Тори смотрела на его широкую спину, и в ней боролись два желания – обнять или пнуть его ногой. Если бы она могла поверить, что все происходящее не фарс, ей было бы безразлично, ночь на дворе или день. Если бы он ее любил, ее мечты могли бы стать явью. Но это невозможно, она поняла это много лет назад.

Тори наблюдала, как Спенс взбивает мыльную пену в голубой фарфоровой плошке. Надо же, этот человек несколькими прикосновениями зажег в ее крови пламя, лишил покоя, а сам остался холоден! Для него это всего лишь игра – добавить ее имя к списку своих многочисленных побед, растопить Принцессу Ледышку.

Она захлопнула дверцу шкафа и, подойдя к открытому иллюминатору, подставила лицо прохладному ветерку, надеясь остудить накатившую ярость. Или другое чувство?

– Что-то не так, Принцесса?

– Все в порядке, если не считать того, что я вышла замуж за человека, которого презираю.

– Боже, какие слова! Что я натворил на этот раз?

– Вы прекрасно знаете! И не прикидывайтесь невинным младенцем. В этой роли вы неубедительны.

– Мне кажется, я во всем подчинялся вашим желаниям. – Усмехнувшись, Кинкейд принялся намыливать щеки.

– Ах вот как, моим желаниям? Наверное, именно поэтому вы разгуливаете здесь без всякого стеснения в костюме Адама. У вас не хватило чувства такта даже на то, чтобы помыться в уединении! Вы обнимали меня… прикасались так, словно… словно хотели… А потом просто взяли и отошли в сторону!

– Но разве не этого вы желали в тот момент?

Она этого желала? Разве этого? Господи, чего она вообще хочет? Тори отвернулась, чтобы он не увидел ее смятения.

– Я точно знаю одно – я не буду играть в эти дурацкие игры.

– В чем дело? Решили, что не справитесь с ролью жены?

– Мне кажется, вы спутали слово «жена» с другим! Несколько секунд он молчал. Тори чувствовала на себе его взгляд – теплый, ласковый. Она прекрасно знала – он ждет, чтобы она повернулась и взглянула ему в глаза, и тогда ее решимость вновь развеется как дым на ветру. Она упорно смотрела в сторону, стараясь сохранить самообладание и независимость – или не затронутость чувств?

– Больше вас ничто не тревожит?

28
{"b":"6364","o":1}