ЛитМир - Электронная Библиотека

– А вы не будьте так уверены. – Глаза его блестели. – Ну так как?

Негромко выругавшись повторив любимое выражение отца, Тори бросила простыню на кровать.

– Мне послышалось, или вы в самом деле это сказали? – изумился Спенс.

Не удостоив его ответом, Тори подошла к туалетному столику.

Расстегнув несколько пуговок, она вытащила руки из рукавов и, пользуясь отверстием для того, чтобы просунуть мыло и полотенце в импровизированную палатку, вымылась-таки под прикрытием своей рубашки.

– Удовлетворены? – Она вновь сунула руки в рукава.

– Браво, Принцесса! – Спенс зааплодировал. – Вам удалось проделать это и не дать мне полюбоваться и дюймом вашего прелестного тела.

– Я рада, что развлекла вас, мистер Кинкейд.

– Развлечение еще и не начиналось, – многозначительно протянул Спенс, перестав усмехаться. Под его взглядом Тори задрожала. Горячая кровь прилила к щекам. Ей показалось, что ткань вот-вот соскользнет с плеч, оставив ее беззащитной и обнаженной перед его горящим взором.

– Что же вас останавливает? – тихо спросила она.

– Лед, Видите ли, я жду оттепели.

Тори с ужасом вспомнила, что Чарлз назвал ее фригидной. Она холодная! Что, если она не сможет удовлетворить этого мужчину?

– И вы уверены, что оттепель наступит?

– Я не теряю надежды.

Это был важный этап в разговоре, и они даже не ссорились, и кто знает, что могло бы быть сказано еще, но желудок Тори выбрал именно этот момент, чтобы напомнить, что хозяйка в последний раз ела очень давно. Она прижала ладони к животу, стараясь заглушить голодное урчание, и смущенно взглянула на Спенса. Тот засмеялся и вскочил на ноги:

– Кажется, пора завтракать.

Он вышел, а Тори осталась стоять посреди каюты, снова мучаясь от мысли, что Спенс не находит ее привлекательной. Для него она всего лишь Принцесса Ледышка. Повинуясь какому-то внутреннему импульсу, она сбросила рубашку и схватила с кровати шелковую черную простыню. Вздрагивая от прикосновения прохладной ткани к обнаженной коже, Тори соорудила себе подобие хитона. Она нашла в шкафу белый шелковый галстук и сделала из него пояс. Потом распустила и расчесала волосы. Глядя в зеркало, она подумала, что, завернутая в черный шелк, с распущенными волосами, она выглядит как женщина, которая приготовилась соблазнить мужчину.

Когда Кинкейд вернулся, волосы ее были аккуратно уложены, а поверх импровизированного наряда была надета белая мужская рубашка, тщательно застегнутая на все пуговицы.

С интересом оглядев ее с ног до головы, Спенс хмыкнул:

– Вы прекрасно выглядите.

– Если бы вы дали мне время, чтобы собрать вещи…

– То вы бы с ног до головы завернулись в бесчисленное количество одежек, как и подобает настоящей леди. – Он усмехнулся и распахнул дверь. – Завтрак подан.

Тори почувствовала бодрящий аромат кофе и свежих булочек. Воздержавшись от дальнейших пререканий, она прошла в кают-компанию, где стояли стол и шесть стульев. Скатерть сияла белизной, солнце блестело на серебряных приборах. Жаркое, картошка, яйца, куски сочной дыни, яркие апельсины – Тори была так голодна, что не знала, с чего начать. Перепалка с Кинкейдом разбудила в ней зверский аппетит. Если бы только аппетит!

– У меня есть идея насчет того, чем мы можем заняться после завтрака. – Спенс галантно придвинул ей стул.

– Да?

– Я расскажу, когда мы поедим и вы откроете мой подарок.

Глава 13

Коробка стояла на столике, и Тори развязывала серебряные ленты, тщетно делая вид, что не сгорает от любопытства. Она торопливо шуршала серебряной бумагой, словно любопытная девочка, открывающая рождественский подарок. Наконец из-под бумаги показалось розовое дерево. То ли шкатулка, то ли ларец – впереди он закрывался на золотой крючок. Она открыла ларец, откинула крышку – и перед ней оказалась шахматная доска, клетки которой были выложены черным деревом и перламутром.

– Шахматы! – потрясенно выдохнула Тори.

– Куинтон рассказал мне, что вы любите шахматы. – Спенс открыл небольшие ящички по бокам доски, в которых покоились фигуры: выложенные черным бархатом ложа для фарфорового великолепия. – Я надеялся, что вам понравится. – Он опустился рядом с ней на диван.

– Они прекрасны, – восхищенно прошептала она.

Тори взяла в руки белую королеву. Золотой венец украшал светлые локоны. Изящная ручка чуть приподнимала край юбки, и можно было даже разглядеть хрустальную туфельку.

– Узнаете? – спросил Спенс. Он сидел так близко, что Тори чувствовала тепло его тела и дыхание на своей щеке.

– Это Золушка. – Она не могла оторвать глаз от прелестной игрушки.

– А черная королева – Белоснежка.

– Никогда не видела ничего подобного! – с восторгом произнесла Тори.

Она опустила Золушку на черный бархат рядом со светловолосым красавцем королем и взяла черного ферзя. На его темных волосах была простая корона в виде венка из белых и голубых цветов. Зато шею фигурки украшало самое настоящее ожерелье из золота с бриллиантами. Тори сразу поняла, что камни настоящие – только подлинный бриллиант мог так играть на солнце.

– Это очень дорогая вещь, – удивилась она. – Я не могу принять…

– Теперь все изменилось, Тори, – мягко прервал ее Спенс. – Мы женаты, ты не забыла?

Она промолчала.

– Куинтон сказал, что ты весьма неплохо играешь. Но чтобы побить меня, придется постараться. – Он начал расставлять фигуры на доске.

– Похоже, вы очень уверены в себе.

– Давай посмотрим, удастся ли тебе загнать меня в угол.

– Что ж, посмотрим. – Тори с готовностью приняла вызов. Отомстить ему – за то, что он так красив, за то, что она горит желанием, за то, что он не горит так же! Хотя бы в шахматном бою – но отомстить!

– Твой ход, – улыбнулся Спенс, устраиваясь напротив.

Через некоторое время, двинув вперед фигуру, Тори спросила:

– Скажите, почему вы назвали меня Дикой Розой?

– Что?

– Ну, в записке, которую вы прислали, когда я болела, вы назвали меня Дикой Розой. Почему?

– Ты на нее похожа. – Улыбаясь, он сделал ответный ход.

– Но чем же?

– Может быть, когда-нибудь я и объясню… но не теперь.

Краска разлилась по ее щекам. Избегая его взгляда, она уставилась на доску, Но почему-то ей было очень трудно сосредоточиться на игре. Это не замедлило привести к печальному финалу – армия ее попала в плен к противнику, и вот уже королева в осаде. Тори закусила губу. Она проиграла.

– Похоже, вы выиграли, – неохотно признала она.

– В этот раз. – Спенс улыбался. – Но мне может не повезти в следующий.

Тори удалось сосредоточиться, и вторая игра закончилась ее победой через два часа после ленча.

– Неплохо, очень неплохо. Ты достойный противник, – заметил Спенс. И как бы невзначай добавил: – Может, нам поставить что-нибудь на кон?

– Что, например? – Она протянула ему слона, и ладонь Спенса сомкнулась на ее руке.

– Если я выиграю, ты кое-что сделаешь.

– Что? – У Тори вдруг пересохло в горле.

– Я хочу увидеть мою Принцессу во всей красе. Нагой и прекрасной, такой, какой ее сотворил Господь.

– Чтобы я демонстрировала себя, как рабыня на рынке? – Она выдернула руку.

– Я хочу увидеть, правда ли моя жена так прекрасна, как я себе вообразил.

– Почему бы вам просто не сорвать с меня одежду и не удовлетворить свое любопытство?

– Не мой стиль, – усмехнулся он.

Конечно, заставить ее раздеться гораздо интереснее, а для нее – унизительно, с горечью подумала она.

– А если я выиграю? – спросила Тори.

– Что бы ты хотела?

Тори сидела молча, крутила кольцо на пальце и думала. Что бы она хотела? Ну, если не считать множества неподобающих вещей, которые она все равно не решится назвать вслух?

– Вы перестанете звать меня Принцессой.

– Идет.

Тори принялась расставлять свои фигуры. Руки ее слегка дрожали. Она должна выиграть. Кинкейд закатал рукава, расстегнул пару пуговиц на рубашке и поудобнее устроился на стуле. Тори поймала себя на том, что беззастенчиво разглядывает его загорелые руки и завитки волос на груди, покраснела и постаралась сосредоточиться. Им пришлось сделать краткий перерыв на обед, но потом соперники сразу же вернулись к игре. Солнце садилось, и армия Спенса шла в наступление.

30
{"b":"6364","o":1}