ЛитМир - Электронная Библиотека

– Знаешь, моя мать тоже не была бы в восторге, если бы сестра сбежала с малознакомым мужчиной.

Тори смотрела, как ветер раздувает белое кружево занавесок. Гардины из плотного дамасского шелка не пропускали в комнату жаркое солнце. Постепенно она смогла взять себя в руки и сказала:

– Я никогда не знаю, серьезно ты говоришь или смеешься надо мной.

– Мы еще многого не знаем друг о друге.

Глубокий бархатный голос вливался ей в душу. И тот бездонный колодец желания, который она старалась держать закрытым, вновь начал наполняться влагой. Она инстинктивно прижала руки к груди, чувствуя, как напрягаются соски. Низ живота заныл, а перед глазами замелькали картины: теплый песок и сильные руки, и губы его ласкают ее. Она прижимается к загорелому телу… Тори тряхнула головой и произнесла будничным тоном:

– Я попросила мою служанку приехать сюда со мной. Надеюсь, ты не будешь возражать?

– Наоборот, это избавляет нас от необходимости нанимать нового человека.

Он сказал «нас», словно они единое целое, настоящая семья… Тори вздохнула.

– Тебе нравится комната? – Да, она чудесная.

Только здесь нет Спенса Кинкейда. А если она все-таки хочет родить ребенка, то ей придется подчиниться желаниям этого человека. Тори улыбнулась – подчиниться? Забавный выбор слов, если учесть, что иногда ей хочется наброситься на него, сорвать одежду и… можно так сказать: «овладеть мужчиной»?

Тори закусила губу и уставилась на постель, покрытую белой кружевной накидкой. А песок на пляже тоже был почти белый… Она подняла взгляд на Кинкейда и подумала: интересно, разглядит ли он вожделение в ее глазах? Их глаза встретились, и он сделал к ней шаг, но вдруг остановился, как будто перед ним выросла каменная стена. Тори задержала дыхание. Еще несколько дюймов, и их тела соприкоснутся. Но Кинкейд отступил назад.

– Когда будешь готова к обеду, дай знать Джасперу. Он принесет меню. – С этими словами Спенс повернулся и пошел к двери.

– Ты уходишь?

– Да. – Он помедлил у порога и неохотно добавил: – У нас с Беном есть кое-какие дела.

– Понятно. – Она даже не пыталась скрыть разочарование.

Спенс хмуро оглядел ее:

– Я думал, ты не будешь возражать, раз уж мое общество все равно тебе неприятно.

– Я и не буду, – холодно ответила Тори.

– Спокойной ночи, Принцесса.

Он ушел, а она с тоской уставилась на слишком большую постель. Значит, он не придет к ней сегодня вечером? Неужели он ждет, что она сделает это сама? Придет и попросит, чтобы он занялся с ней любовью? Как он смеет! Пошел он к черту! И вообще, кто сказал, что, если он занимается делами, она должна сидеть дома и ждать появления его светлости? Не будет этого! Спенс натянул поводья, и лошади остановились у входа в заведение Оливии Фонтейн. Раздался щелчок предохранителя, и Кинкейд бросил взгляд на друга, сидевшего рядом. Лунный свет играл на стволе револьвера, который Бен держал наготове.

– Будем надеяться, что тебе это не понадобится.

– А ты вооружен? – Бен сунул оружие в кобуру на поясе.

Спенс кивнул. Сегодня утром Кинкейд навестил полицейского инспектора Сэмюэльса, и этот визит не прибавил ему оптимизма. Инспектор так горячо убеждал его бросить это дело, что Спенс почти уверился: Оливия его купила.

Сзади остановился еще один экипаж, и из него выбрались пятеро вооруженных людей. Они подошли к экипажу Кинкейда.

– Давайте начинать, – приказал Спенс.

Он шел впереди. Гранитная мостовая, лестница. Дверь распахнулась, как только он поставил ногу на ступеньку. Спенс замер и, подняв голову, прислушался.

– Отпусти меня, урод! – Шарлотта Маккензи отчаянно вырывалась из рук человека, похожего на бульдога. Наконец она изловчилась и пнула его по ноге. Гарри скривился от боли.

– Ах ты!..

– Гарри – Спенс вспомнил, что «бульдога» зовут именно так, – выпихнул Шарлотту за порог и, добавив «Убирайся!», захлопнул дверь.

Вскрикнув, старуха потеряла равновесие и покатилась по ступенькам. Спенс бросился на помощь и поймал ее, но инерция удара опрокинула его тоже, и теперь они падали вместе и вскоре врезались в Бена, который рухнул на них сверху. У подножия лестницы образовалась куча мала. Спенс распластался на тротуаре, а на грудь ему свалилась Шарлотта. Головой она нанесла ему довольно чувствительный удар в челюсть. Шарлотта приподнялась, пытаясь отдышаться и глядя на него поверх круглых очков. Ее колени причиняли боль, и Спенс поморщился. Наконец он улыбнулся, потирая челюсть.

– Мне стоило бы догадаться, что я встречу вас здесь, мисс Маккензи.

– Будь я проклята, если это не мистер Спенсер Кинкейд собственной персоной! – Шарлотта резво вскочила на ноги и принялась поправлять юбку.

– Все в порядке? – спросил Спенс, поднимаясь и подавая руку Бену, который мотал головой, сидя на земле.

– Я в норме. – Бен поднялся и с усмешкой взглянул на приятеля.

– Спасибо, что поймал меня, Спенс.

– На здоровье, – пробурчал тот, отряхивая пиджак.

– А хотела бы я знать, что тут делает человек, который недавно женился? – Шарлотта уже вполне оправилась от падения и была готова снова ринуться в бой.

– Ах, Шарлотта, как приятно сознавать, что вы всегда думаете обо мне хорошо, – усмехнулся Спенс.

Та фыркнула.

– Я для вас мисс Маккензи. И повторяю, любой женатый мужчина, который…

– Дорогая, давайте вместе навестим мисс Оливию, – прервал ее Спенс. – Думаю, вам это понравится.

– Для вас – мисс Маккензи, ведь уже говорила сто раз! И я вовсе не уверена, что горю желанием возвращаться туда с вами. Что это вы задумали?

– Небольшой сюрприз для нашего общего друга – мисс Оливии. – Он предложил ей руку и насмешливо улыбнулся: – Боитесь?

– Еще чего! – Подбородок ее гордо вздернулся вверх.

– Ну и прекрасно.

Они вместе поднялись по ступеням, но у двери Спенс шагнул вперед, оставив ее за своей широкой спиной.

– Держитесь за мной, мисс Маккензи.

– Будь осторожнее, приятель, – предупредила она. – У нее в доме полно вооруженных людей.

– Что я слышу, Шарлотта, неужто я вам небезразличен?

Ответом было громкое негодующее фырканье.

Спенс улыбнулся и постучал в дверь медным молоточком. И тут же на пороге возник Гарри. При виде Кинкейда глаза его чуть не вылезли из орбит.

– Вас не велено принимать.

Он попытался захлопнуть дверь, но Спенс не дал ее закрыть.

– Я уверен, что твоя хозяйка не захочет устраивать потасовку у парадного входа, а потому мы войдем, Гарри.

Тот вместо ответа сунул руку во внутренний карман пиджака. Спенс ударил в дверь плечом, она распахнулась, и Гарри отлетел в сторону, так и не успев вытащить оружие. В следующую секунду Спенс уже стоял рядом с ним, заломив правую руку охранника за спину.

– Что же ты, Гарри, разве так надо встречать гостей? – укоризненно покачал он головой.

– Моя рука! – застонал Гарри. – Вы сломаете ее!

Кинкейд отпустил его руку и схватил за ворот рубашки. Быстрым движением он вытащил револьвер у него из кармана и передал Бену.

– Гадость какая, – поморщился тот, засовывая оружие в карман.

– Позаботься о нашем друге. – Спенс подтолкнул Гарри к мрачному Кэлу. Потом поправил манжеты и предложил руку Шарлотте: – Прошу вас, мисс.

Так вдвоем они и вошли в гостиную. Оливия стояла у окна и, понизив голос, о чем-то беседовала с Аланом. Ее рыжие волосы были тщательно уложены в высокую прическу, украшенную черными перьями.

Восемь женщин, одетых в дорогие шелковые наряды, сидели на диване и стульях. Спенс пересчитал мужчин. Шестеро – гости. Некоторых он знал лично. Двое у входа. Одеты в вечерние костюмы, но выглядят как профессиональные вышибалы. Его люди ворвались в зал и встали так, чтобы в случае чего быстро нейтрализовать охрану.

– Не отходите от меня, мисс Шарлотта, – Спенс сверху вниз посмотрел на пожилую женщину. – И если начнется кутерьма, сразу прячьтесь за мою спину.

Она молча кивнула. Тут Оливия заметила наконец Спенса. Он улыбнулся, а она, вспыхнув от гнева, направилась к нему. Хозяйка борделя шла через зал, и свет брызгами разлетался в стороны, отражаясь от бриллиантов в ее серьгах, ожерелье, от множества камней, украшавших лиф черного платья. Алан не спеша следовал за ней.

40
{"b":"6364","o":1}