ЛитМир - Электронная Библиотека

– Какого черта ты тут делаешь? – Помня о посетителях, хозяйка борделя не могла дать себе волю, а потому голос ее походил на шипение разозленной кошки. Она бросила взгляд на Шарлотту: – Я же приказала Гарри вышвырнуть тебя.

– У него это не получилось. – Шарлотта злорадно улыбнулась.

– Спенс. – Алан присоединился к ним. – Я думал, ты в Мексике. Что-то ты быстро вернулся, дружище.

– Моей жене там не понравилось, – ответил Спенс. Он почувствовал, как ладонь Шарлотты, лежащая на его руке, напряглась, и. посмотрев на нее, увидел, что она хмурится. Похоже, ей кажутся неуместными светские разговоры.

Оливия нервно постукивала черным кружевным веером по ладони. Она глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться, и платье на груди с трудом выдержало такой напор плоти.

– Как вы сюда вошли? – прошипела Оливия.

– Через парадную дверь, – вежливо ответил Спенс.

– Убирайтесь немедленно!

– Конечно, но не сразу.

Алан взял Кинкейда под руку и попытался увлечь приятеля в сторону двери.

– Думаю, тебе все же лучше уйти, Спенс. У Оливии такая охрана…

– Извини, Алан.

Спенс прошел вперед и громко произнес:

– Леди и джентльмены, я прошу минуту вашего внимания!

Все взгляды устремились на него, и в комнате воцарилась тишина.

– Меня зовут Спенсер Кинкейд, а это – мисс Шарлота Маккензи.

– В чем дело, Спенс? – подал голос сенатор Вудли, поглаживая окладистую бороду.

– Добрый вечер, сенатор. – Спенс улыбнулся, представив, какое лицо будет у государственного деятеля, когда он сделает свое объявление. – Уверен, находящиеся здесь джентльмены понятия не имеют о том, что некоторых женщин насильно удерживают и заставляют работать в этом заведении.

Кто-то охнул, кто-то принялся перешептываться.

– Это ложь! – раздался голос Оливии, но Спенс сделал вид, что не слышит ее.

– Губернатор уполномочил меня сопроводить в безопасное место любую молодую леди, которая пожелает покинуть этот дом, – продолжал он, обводя глазами накрашенные лица женщин. В дальнем углу сидела маленькая брюнетка, одетая в ярко-розовое платье. Руки ее были крепко стиснуты на груди, и она жадно ловила каждое слово Спенса.

– Губернатор? – недоверчиво переспросил сенатор Вудли.

– Так точно, – подтвердил Спенс. – Губернатору стало известно о существовании белых рабынь в Сан-Франциско.

– Рабыни? – Сенатор растерянно посмотрел на Оливию.

Хозяйка кивнула одному из охранников и повернулась к Спенсу:

– Сейчас тебя выкинут отсюда.

– Не думаю. – Он улыбнулся. – Оглянись.

Оливия повернулась и увидела, что ее охранники неподвижно застыли у двери: люди Кинкейда держали их на мушке.

– Леди, я обещаю доставить вас в целости и сохранности в миссию на Честнат-стрит, – Спенс в упор взглянул на брюнетку, – где мисс Маккензи и другие помогут вам начать новую жизнь.

Женщина сделала шаг вперед и замерла, глядя на Оливию расширенными от страха глазами.

– Мы можем помочь вам вернуться домой, даже дадим охрану, если понадобится, – продолжал Спенс.

– Прошу вас. – Голос маленькой брюнетки был едва слышен за общим гулом.

Шарлотта прошла вперед и обняла ее за плечи.

– Все будет в порядке, дорогая, – ласково сказала она. Девушка переводила с Шарлотты на Спенса большие испуганные глаза.

– Там наверху еще одна девушка. Помогите ей тоже, прошу вас!

Шарлотта повернулась к Спенсу:

– Наверху еще одна девушка. Найдите ее!

Спенс послал на поиски Бена и одного из своих людей. Да, чем быстрее они прикроют это заведение, тем лучше.

– Джентльмены, я уверен, все вы разделяете недовольство происходящим беззаконием. Поэтому хочу уведомить вас, что «Обсервер» начинает печатать списки посетителей этого заведения.

– Что? – Сенатор едва не подпрыгнул. Его обширный живот заколыхался, бриллиантовые пуговицы вспыхивали в свете люстр. – Послушайте, Кинкейд, мужчина должен иметь право на личную жизнь.

– Сенатор, неужели вы собираетесь покрывать белое рабство?

– Нет-нет! – Даже под седой бородой было видно, что щеки сенатора залились краской. – Конечно нет, но… – Он оглянулся. – Но кое-кто может не так понять, если прочтет мое имя…

– Вы правы, сенатор. – Спенс кивнул и продолжил: – А потому имена будут печататься с завтрашнего дня. Вы можете при желании предупредить своих друзей.

В это время с верхнего этажа донеслись крики. Сенатор вздрогнул и, торопливо поблагодарив Спенса, направился к двери. Остальные мужчины потянулись за ним.

– Будь ты проклят! – Оливия выхватила дамский пистолет из потайного кармашка в складках юбки. – Я убью тебя!

С криком «Берегись!» Шарлотта бросилась вперед. Этот возглас прозвучал до странности знакомо, но, к сожалению, у Кинкейда не было времени на раздумья. Он схватил Оливию за руку и, вывернув ей кисть, направил дуло пистолета в потолок. Прогремел выстрел, и на головы присутствующих посыпалась штукатурка.

Спенс отобрал у Оливии оружие, и тогда она набросилась на него, стараясь расцарапать ему лицо. Ловко увернувшись от ее ногтей, Кинкейд схватил хозяйку борделя и перебросил ее через плечо.

– Ублюдок проклятый! Я убью тебя! – вопила Оливия, молотя кулаками по спине Кинкейда.

– Мак, позаботься об этой дикой кошке. – Спенс передал Оливию темноволосому здоровяку. Тот небрежно закинул хозяйку борделя на свое широкое плечо. От обиды, что с ней обращаются как с мешком картошки, Оливия впала в настоящее неистовство. Она размахивала кулаками, ругалась и сыпала угрозами:

– У меня есть друзья! Слеттер убьет тебя за это!

По мере того как Мак удалялся из гостиной и поднимался по лестнице, крики становились все тише.

– Оскорбленная женщина опасна для окружающих, – задумчиво произнес Алан, глядя вслед Оливии.

Спенс молча кивнул, вытряхивая штукатурку из волос. Он знал – нельзя недооценивать эту женщину. Она была непредсказуема и злопамятна, и теперь ему придется всегда быть настороже.

Он посмотрел на девушек, которые молча наблюдали за происходящим.

– Дамы, если кто-то еще хочет покинуть это заведение, мы к вашим услугам. Остальные могут продолжать свою работу.

Ни одна не подала голоса. Молча они проходили мимо него и расходились по своим комнатам. Кинкейд покачал головой. Он был уверен, что некоторые остались не по своей воле – их слишком сильно запугали.

– Думаю, вы нажили себе врага на всю жизнь в лице мисс Фонтейн, – раздался голос Шарлотты.

– А как насчет вас, Шарлотта? Вы по-прежнему меня не любите? Или я все же стал вам менее неприятен? – Спенс с улыбкой смотрел на нее.

Несколько секунд старуха разглядывала его сквозь очки, склонив голову набок. Потом ответила:

– Думаю, вы не так плохи, как мне показалось сначала.

– И что ты собираешься делать теперь? – спросил Алан, который так и стоял, небрежно опершись о камин, с бокалом бренди в руке.

– Провожу девушек в миссию, а потом нанесу визит мистеру Джеку Слеттеру.

– Слеттеру! – Шарлотта изумленно уставилась на Спенса. – В район порта?

– Ну да. – Спенс кивнул. Улыбка его была почти мечтательной. – Думаю, нам пришло время встретиться.

– Он опасный человек, мистер Кинкейд, – укоризненно покачала головой Шарлотта.

– Мысль о том, что вы беспокоитесь обо мне, Шарлотта, согревает мне душу.

– Я не хотела бы, чтобы мисс Виктория овдовела так быстро, – резко ответила та.

– Я ценю вашу заботу, – улыбнулся Спенс, с горечью подумав, что его жена и впрямь будет разочарована, если так быстро лишится своего жеребца.

– Спенс, это шутка? – недоверчиво переспросил Алан. – Ты ведь на самом деле не собираешься в портовый район?

Спенс начал проникаться к Слеттеру невольным уважением. Надо же так запугать людей – одно упоминание его имени наводило ужас.

– Хочешь поехать со мной и посмотреть, что будет? – предложил он Алану.

– Прости, друг, – покачал головой Алан. – Портовый район – настоящая преисподняя. Это не для меня.

41
{"b":"6364","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ликвидатор
Путь самурая. Внедрение японских бизнес-принципов в российских реалиях
Идеальный маркетинг: О чем забыли 98 % маркетологов
Хроники одной любви
Превыше Империи
Время – убийца
Сверхчувствительные люди. От трудностей к преимуществам
Как развить креативность за 7 дней
Женщина справа